ЛитМир - Электронная Библиотека

Волков подошел к дергавшимся, пытавшимся вырваться телохранителям и сунул им под нос свое удостоверение. Приложил палец ко рту и шикнул, призвав, заткнутся. Те последовали команде, знали, насколько серьезные безопасникам предоставлены полномочия.

На лестничную площадку поднялись Седой и Малинин. Последним подошел волхв, так и не представившийся. Он пристально посмотрел на одного из телохранителей, презрительно хмыкнул и щелкнул пальцами. В ту же секунду в воздухе соткался фантом этого мужчины. Изображение выглядело совсем как оригинал, будто настоящий живой человек. Если приглядеться, то можно было заметить, что человек этот не отбрасывает тени, так как лучи света проходят сквозь него. К тому же фигура немного отливали голубоватым светом. Но это были те мелочи, которые сквозь глазок не сможет разглядеть даже самый внимательный человек.

Дмитрий надавил на звонок. Сквозь дверь было слышно, как в квартире поплыл хрустальный перезвон колокольчиков. В ответ тишина. Дмитрий позвонил еще раз. Теперь звонил дольше и настойчивее.

Стражи рассредоточились вокруг двери, так чтобы человек, посмотрев в глазок, ничего не заметил. Седой стоявший напротив, активно жестикулировал, предлагая выломать дверь. Малинин отрицательно покачал головой. Не хотелось ему шуметь раньше времени, если все можно будет провести тихо и гладко.

Терпение стража получило достойную награду. Через дверь стали слышны чьи-то быстрые шаги.

Раздраженный голос спросил:

— Чего тебе надо?

— Николай Львович… эээ… срочно, — сказал Малинин и почувствовал, как по спине побежали холодные струйки пота. Фантом и не подумал открывать рот и шевелить губами. Да и с чего он должен был это делать? Как же можно было так лопухнуться и не проверить такую мелочь?

Однако корил себя страж зря, так как фортуна, в этот день, явно была на его стороне.

Начали щелкать замки, и дверь открылась.

Двое спецназовце в бежали в квартиру, предварительно, одним ударом, отправив в нокаут человека, открывшего дверь.

Стражи и безопасники, а так же примкнувший к ним волхв, зашли в квартиру. Еще двое спецназовцев остались на лестничной площадке, охранять.

Первым делом Малинин посмотрел, кого вырубили бойцы. К счастью это оказался не мэр, а подозреваемый — Балакаев Али Рашидович. Страж лениво перешагнул через валявшееся тело и прошел в большую комнату.

Комната была не просто большой — огромной. Дорогой паркет, поверх укрывал толстый ковер. На свободных участках стен висели полотна картин, и что-то подсказывало стражу, что это были отнюдь не репродукции. Так же в комнате стоял огромный сервант, в котором стояли всякие диковинные статуэтки. Возле окна, в противоположном углу комнаты, стояли две вазы, с длинными тонкими горлышками. Там же, возле окна, были размещены, два больших кресла, возле которых ютился небольшой столик из резного дерева.

Однако больше всего привлекала к себе висящая под потолком люстра. Очень большая, хрустальная, и наверняка невероятно дорогая. Она напоминала поток воды в фонтане, застывший на миг. Свет красиво играл на хрустальных гранях, преломлялся и изменялся, будто живой.

Мэр развалился в кресле и с некоей ленцой рассматривал нежданных гостей. Он не выглядел напуганным или удивленным — мэр чувствовал себя хозяином положения. Был уверен, что ни кто ему и ничего не сделает. Считал себя неприкасаемым.

Одет он был как всегда безукоризненно — в дорогой, стильный костюм, темно-серого цвета. Волосы, как и всегда, расчесаны на рядок. Очки в тонкой серебряной оправе, из-под стекол которых на людей смотрели цепкие глаза. Руки мэр сложил на своем объемном животике. Ему было не многим больше сорока, хотя выглядел он на все шестьдесят. Виной тому был излишний вес, да, как поговаривали, пристрастие мэра к бутылочке.

Он еще раз обвел группу захвата внимательным взглядом и спокойным голос поинтересовался:

— Нуте-с, зачем пожаловали, господа?

— Не поверите, вас пришли арестовывать, — откликнулся Самойлов.

— Правда? — мэр изогнул брови, обозначив удивление. — Надеюсь, вы имеете представление, с кем сейчас говорите.

— Конечно имеем, Николай Львович, конечно, — Волков подошел к самому креслу мэра и протянул ему открытую книжечку удостоверения, агента безопасности Империи. Мэр несколько секунд изучал ее содержимое, после чего протянул ее обратно Волкову.

— Ну и что? Откуда мне знать, что это удостоверение не липа. Вдруг вы террористы?

— Будь мы террористами, не стали бы устраивать всего этого спектакля. Не стали бы тянуть время и представляться. Зашли, быстро бы вас убрали и смотались. Кстати, эти господа за моей спиной стражи-следователи.

— И у них есть соответствующие жетоны?

— Конечно же, есть! Николай Львович, ну что вы нас за дилетантов держите? — оба стража молча, продемонстрировали свои жетоны.

— Это ничего не меняет. Я, прежде всего, должен быть уверен в собственной безопасности. А то получается, что врываются какие-то непонятные личности, удостоверениями в лицо тычут. Сейчас я свяжусь с шефом своей службы безопасности, потом со всем вашим руководством и мы решим вопрос о ваших полномочиях. Если все подтвердится, то вот тогда-то мы с вами разговор и продолжим.

— Боюсь, что ничего из вашей затеи не выйдет, — тихо ответил ему Волков.

— То есть?

— Я не позволю вам ни с кем связываться. Сейчас мы с вами сядем и спокойно все обсудим. Объясним, почему пришли именно к вам, а потом вы пойдете с нами. Только давайте обойдемся без криков, угроз и прочего шума. Не люблю я их. К тому же у меня сейчас есть полномочия заткнуть вам рот, невзирая на ваш, пока еще высокий, статус. И поверьте, я и мои бойцы сделаем это с удовольствием. Особенно теперь, зная о том, что вы натворили.

Мэр ничего не стал говорить. Его можно было назвать трусом, подлецом, взяточником и в целом на редкость мерзким типом, но дураком он не был никогда. Вот и сейчас сообразил, что пока лучшим решением будет промолчать. Наказать выскочек можно будет и после.

— Хорошо, я готов вас послушать, — сказал он. — Выкладывайте свои аргументы, чтобы я мог вдоволь посмеяться над вами.

— Подождите одну минуту. Сейчас ваш товарищ придет в себя, и вы вместе все услышите. Как ни как вдвоем, же все осуществили.

Один из спецназовцев в этот момент, как раз и затаскивал за ноги в комнату Балакаева. Тот уже начал подавать признаки жизни. Что-то бессвязно бормотал и мычал себе под нос. Еще совсем немного и точно придет в сознание.

Очнулся он раньше, чем стражи успели скурить по одной сигаретке. Курили в наглую стряхивая пепел на дорогой, пушистый ковер, всем своим видом демонстрируя, что они являются хозяевами положения. Хотя уверенность вдруг начала куда-то испарятся.

Балакаев проморгался, обвел взглядом комнату, и собрался, было что-то сказать, как подсунутое ему под нос удостоверение заставило его заткнутся.

Один из спецназовцев, взял его под локти и помог сесть в свободное кресло.

— Отлично, теперь все в сборе. Думаю можно приступать. Дмитрий, начинайте.

Малинин выкинул окурок в стоявшую рядом вазу и вышел в центр комнаты.

— Чувствую себя, как участник дешевого бульварного детектива, — сказал вдруг мэр, не дав вымолвить стражу и слова. Улыбнулся. — Все злодеи собрались в одной комнате, и теперь умный сыщик будет всем рассказывать кто, и в чем виноват, а так же просвещать, как он пришел к этим выводам.

— Точно, у меня такое же ощущение, — рассмеялся Седой. — Дим, не замечал раньше в тебе тяги к дешевым театральным эффектам.

— А кто их эти эффекты не любит? — усмехнулся Малинин.

— Молодой человек, не стесняйтесь, рассказывайте о ваших догадках. Как ни как пришли нас арестовывать, вот и хотелось бы услышать ваши аргументы, — все это мэр сказал ехидно улыбаясь. — К тому же время, знаете ли идет, а оно для меня очень дорого.

— Не волнуйтесь Николай Львович, надолго я вас не задержу, — спокойно сказал Малинин. — Лично вы обвиняетесь в подготовке террористического акта, а так же в проведении преображений, с целью устранить всех конкурентов на предстоящих выборах градоначальника.

85
{"b":"582964","o":1}