ЛитМир - Электронная Библиотека

— С фантазией у вас все в порядке. Надо же, я, оказывается, настолько крут, что могу запускать преображения в любых людях по своему выбору. Надо же, какая во мне мощь! Оказывается, я представляю из себя существенную потерю для армии. Вы продолжайте-продолжайте, дальше рассказывайте, очень интересно, что же вы дальше придумали, — подбодрил стража мэр, хотя сам при этом уже не выглядел таким уж уверенным.

— Конечно, вы не могли запускать преображения по собственному желанию, одним усилием воли. Для этого у вас было специально предназначенный для этого предмет — кинжал, названный в древности Убийцей Богов. Достал же вам его вот этот человек, Балакаев Али Рашидович, работающий в музее, специалистом по древнему востоку. Именно он узнал этот кинжал, выкрал, воспользовавшись своим служебным положением, — Малинин перевел дух и продолжил. — Всем известно, что ваши шансы одержать победу на выборах весьма призрачны. Не любит вас народ Николай Львович, и, заметьте, заслуженно не любит. Потому вы использовали этот кинжал, для устранения своих соперников. Ведь ни кто бы и не подумал, что это все убийства, а не обычные преображения. Вы все прекрасно обдумали и провернули. Даже получили небольшую рану, чтобы ни кто вас, ни в чем не заподозрил. Мне интересно, вы сами запускали преображения, или эту часть работы вместо вас проводил Али?

Оба задержанных сидели, понурив головы.

— Не хотите, не отвечайте, ваше право. Хотя не могу понять, зачем вы это делаете? Это же не судебный процесс, и не официальный допрос — всего лишь беседа, в которой я изложу вам свои догадки, а вам предоставлю возможность их опровергнуть. И так, теперь второй пункт обвинения — терроризм. Его тоже организовал Али Рашидович. Нанял опытных людей, принес им артефакт, с помощью которого и была проведена акция. Именно он осуществлял руководство терактом, осуществлял связь с террористами и раздавал указания. Им-то он и сплавил корону, украденную в музее. Зачем ему было держать у себя вещь, о которой знали все? Тоже красиво обставился. Я не мог понять одной, точнее двух вещей — как вы смогли выйти на этих наемников? Ну и вторая как с вами связался мэр? На эти вопросы мне ответило ваше Али Рашидович досье, предоставленное любезными господами из государственной безопасности. Оказывается, вы не всегда были почетным членом общества, историком к тому же. В молодости, когда еще жили в Орде, вы состояли в одной крайне радикальной, практически террористической, организации. Были ее активным членом и мозговым центром. И все бы нечего, но чем-то вы смогли наступить на мозоль родному государству, и тогда за вас взялись всерьез. Вы бежали так быстро, как только смогли. Бежали в Россию, к родному брату вашей матушки — Позднякову Николаю Львовичу. Десятилетие назад только лишь начинающему политику. Он помог вам устроится, работу нашел. Вместе вы сколотили состояние. Молодцы. Красиво действовали. В течение десяти лет ни кто так и не заподозрил ни то, что родственной, а вообще какой-либо связи. И тут для любезного дядюшки наступили трудные времена. Политическая карьера покатилась по наклонной. Естественно, Али не смог отказать, так как все еще чувствовал себя обязанным дяде. Был разработан план, в результате которого, господин Поздняков получал то, что ему нужно. Дальнейшее вам известно. Балакаев похищает кинжал и устраняет всех конкурентов. И тут у меня появляются два вопроса, на которые я так и не смог ответить. Первый, как вам, Али, так быстро удалось украсть кинжал, ведь он хранился у вас в музее всего пару дней до похищения. И второй — теракт. Здесь я, честно говоря, теряюсь. Сломал себе всю голову, пытаясь понять, зачем вам понадобился теракт на кладбище, ведь ничего полезного вы для себя не извлекли?!

Али прокашлялся и поднял на стража глаза. Улыбнулся.

— Смотри, а ты оказывается не такой дурак, каким показался мне при первой встрече. С чего ты взял, что я буду тебе что-то рассказывать? Мне так и так край, не один суд не пощадит.

— А почему бы и нет? — усмехнулся Малинин. — Сам же сказал, что терять тебе уже нечего.

— Ты прав, почему бы и нет? — Балакаев проигнорировал грозный взгляд, брошенный на него дядей. — С кинжалом все очень просто. Я выбирал материал для новых выставок, и однажды, совсем в другом городе увидел его. Кстати, ты меня потряс, мало, кто знает всю правду про этот кинжал. Я захотел его себе, так как владелец этого кинжала получает в свои руки могущество и власть. Договорился, что все эта выставка, посвященная истории Орды, пройдет у нас в городе. Тут я все подготовил в лучшем виде. Отправил директора в отпуск, украл ключи — все получилось провернуть очень быстро и легко. В то же время ко мне обратился дядя. Ему срочно нужна была группа наемных убийц. Совсем уже допился и отчаялся. Собирался перебить всех своих конкурентов, а сам планировал остаться единственным кандидатом на выборах. Тогда я и подкинул ему идею с преображениями. Ведь это, как ни крути, идеальный вариант. Да и мне нужно было попробовать кинжал в деле. Все хочу спросить, ты зачем вчера Сергеева арестовал?

— Для отвода глаз. Али, ты ведь умный человек, и понимал, что вычислить тебя можно было. Особенно, когда в наших руках оказался один из твоих наемников, благодаря которому твой портрет составить было вопросом небольшого количества времени. И тут ты узнаешь, что арестовывают не тебя, а Сергеева. Значит, наемник не проболтался, а расследование пошло по другому пути, и мы вышли совсем на другого человека. Тебя это должно было успокоить, расслабить.

— Толково, — кивнул головой Али. — Так все и получилось.

— Ты так и не объяснил, для чего вам понадобилось кладбище?

— Это Коля придумал. Ограбление музея должно было вызвать широкий общественный резонанс. Я ни как не мог придумать, на чтобы перевести внимание общественности. И тут мне на выручку подоспел Николай. Он где-то смог раздобыть артефакт, поднимающий в огромных количествах мертвых. Мне оставалось найти лишь исполнителей. В день, когда обнаружилась пропажа в музее, и произошел теракт, который привлек к себе всеобщее внимание. Ограбление осталось практически незамеченным.

— Все эти жертвы были нужны только для того, что бы красиво обставится?! — зло процедил Седой.

— Да, — безмятежно ответил Балакаев.

— Зачем нам нужны внешние враги, когда внутри страны говна хватает?

— Сынок, это политика. Это драка за самую поганую и желанную вещь в нашем мире — за власть. Из-за нее во все времена гибло уйма людей. Наши дни вовсе не исключение.

— Что ж ты, падла, маленьким не сдох?

— Я так понимаю, это риторический вопрос? — Волков повернулся к градоначальнику. — А что вы можете сказать?

— Ничего. Все то, что вы сказали бред от первого и до последнего слова, — миролюбиво ответил Поздняков. — У вас есть только косвенные улики, которые не примет не один суд. Все указывает на Али, а он будет молчать, так как, и вы сами это сказали — терять ему нечего. Зачем же он будет подставлять любимого дядю, который сможет позаботиться о его семье? Ведь не будет?

— Нет, скорее всего, не будет, — опустив голову, сказал Балакаев.

— Вот видите, что и требовалось доказать. Если вам больше нечего сказать, то позвольте мне уйти. Дел, знаете ли, невпроворот. Целый город под моим началом.

— Вы не подумали, что нам не обязательно доводить дело до суда? Мы передадим все известные нам факты генерал-губернатору, а тот, в свою очередь, доведет их и до Императора, — сказал Малинин. — Его Императорское Величество, такое дело без своего внимания не оставит. На худой конец, многие среди преступников, тоже очень хотели бы заполучить, лицо виновное в теракте в свои руки.

— Заодно, можно будет всю информацию слить в СМИ, — дополнил Седой. — Посмотрим, получится ли у вас после такого скандала, выиграть выборы или нет.

— Ой, как вы меня все напугали, — рассмеялся мэр. — Так действуйте. Флаг вам в руки. Посмотрим, что из этого выйдет. Хотя, как мне подсказывает интуиция — ничего. Вот увидите. Ладно, ребята, всего доброго. Было интересно послушать ваши истории. Поверьте, имена ваши я запомнил, так что скоро мы с вами снова увидимся. Только вряд ли вы обрадуетесь этой встрече. Я пошел.

86
{"b":"582964","o":1}