ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рулетка судьбы
Мертвое озеро
Верные. Книга 4. Дорога к дому
Любовь и так далее
Ночной болтун. Система психологической самопомощи
Прощай, Гари Купер
Тайные виды на гору Фудзи
Альтруисты

Но не опасно ли это? Уголок лимонного халата до сих пор стоял перед глазами. А где халат, там и таинственная Лаборатория, где неизвестные ученые проводят жуткие эксперименты... И почему зеркало не находилось где-нибудь в роскошном Замке?

С другой стороны, красоты Замка я могу придумать сама или рассмотреть их, направив зеркало прямо на него, а вот устройство Лаборатории, где живет главный злодей - тут сочинять еще долго! Так что, будем считать, что мне повезло! И нечего нос воротить - ведь все это всего лишь мое воображение! Да и сбежать в любой момент я знаю как...

Я засунула ложку остывшей каши в рот и стала медленно ее пережевывать. С улицы доносились обычные летние звуки - детский смех, рев соседской бензопилы, стук мяча об асфальт, от них отделяло тоже только стекло - самое обыкновенное кухонное окно. Тут же вспомнилась кипящая серебряная поверхность... Попасть в собственный сказочный мир, подглядеть за ожившими книжными персонажами...

Да что, я сумасшедшая, чтобы упустить такую возможность?!

- Настька, что с тобой?

Сашка тыкнул меня в бок пальцем и привалился рядом на полотенце. Мы лежали на пляже, яркие лучи жгли глаза, и я пряталась от них, прикрыв глаза солнечными очками. Но от Сашки так просто не спрячешься!

- Опять размечталась?

Я сдернула очки и зло на него покосилась. Сашку я знала третий год, он перешел в нашу школу после седьмого класса, и мы как-то сразу нашли общий язык. До него я стеснялась мальчишек, но Сашка был особенный - добродушный, уверенный в себе и всегда умел поднять настроение; с марта мы как-то незаметно стали встречаться. Не знаю, любовь ли это, но меня точно к нему тянуло - с Сашкой всегда было просто, спокойно и уютно. О затее с книгой он, конечно, знал. И, к его чести, высмеивать ее не стал. Напротив, он весьма тактично заметил, что если буду трудиться и регулярно что-то записывать, то рано или поздно что-то, да и выйдет. Правда, про сон с зеркалом я ему пока не рассказала, подумает еще, что я свихнулась!

На губах Сашки играла невинная улыбка. Он терпеливо наблюдал за моими попытками придумать оправдание, - ведь почти все утро, проведенное на пляже, я действительно мысленно блуждала по Далетании и столько всего придумала...

- Ну вот, - Сашка надулся и отвернулся.

Опять про него забыла!

Приподнявшись на локтях, я взъерошила его мягкие светлые волосы, Сашка неохотно улыбнулся.

- Эй, айда плавать! - крикнула я и схватила его за руку.

Мы побежали по горячему песку к воде. До обеда мы плавали и загорали, потом зашли ко мне и, немного перекусив оставленными мамой пирожками и котлетами, взяли велосипеды и катались по окрестностям.

Вечером мы долго целовались под козырьком моего подъезда. Соседи с детьми и собаками проходили внутрь и наружу, но я почти никого не замечала!

Сашка оторвался от моих губ, и я встретилась со взглядом его лучистых голубых глаз; нежные пальцы потрепали мою щеку.

- Знаю, о чем ты думаешь, - сказал он.

Я закатила глаза, - нет, когда мы вот так вместе, я точно ни о чем ни думаю!

- Целый день следил за тобой! Тебя явно тянет записать все, что придумала.

Я поерзала в его объятьях, - ну, вообще-то это правда, но на несколько минут я точно забыла даже о книге!

Удовлетворительно хмыкнув, Сашка прижал меня к себе на прощанье, а затем сел на свой велик и поехал домой. Завтра буду к нему внимательней, - пообещала я себе, гладя ему вслед. А теперь домой! Я действительно придумала очень много!

На кухне лежала записка от мамы - она сообщала, что они с отцом сегодня в гостях и вернуться поздно вечером. Лучше не бывает! Наскоро приготовив несколько бутербродов (прощай, диета!), я сварганила шоколад и заперлась у себя в комнате. Теперь только громкий рок в наушниках, свежие альбомные листы и любимый карандаш. Вдохновение, ко мне!

Тартен... Почему о нем писать легче всего? Ручка сама находит путь, мне только остается держать ее в руках и переворачивать исписанные страницы. После того, как я зарисовала еще нескольких персонажей, я снова вернулась к нему. Описала его мать по имени Арона, которая на время настоящего сюжета еще жива, хотя по-прежнему терпит лишения и голод. После того, как у Ароны забрали Тартена, она осталась совсем одна, - отца Тартен никогда не знал. В будущем, после революции, которую устроят Главная героиня (никак не могу придумать ей имя) и Тартен, они спасут Арону, но сейчас... мне так жаль ее... нужно скорей дописывать книгу!

Остаток вечера я расписывала отношения Тартена и Главной героини, их свадьбу, нежность, которая возникает между ними, их общие цели. Но, вопреки всем стараниям, здесь все выходило каким-то плоским и неестественным. То ли я чего-то не учла, то ли герои объявили мне бойкот! Промучившись несколько часов, я вырвала исписанные листы из тетрадки и разорвала их в приступе бессильной злости, о чем, правда, сразу же пожалела - на некоторых листах имелись очень важные и живые подробности, пришлось переписывать их с обрывков, потратив еще не меньше часа!

Под конец испорченного собственной глупостью вечера, я перечитывала предыдущие записи - зарисовки сторонних персонажей - стражников, чиновников, короткие заметки о таинственных (пока и для меня самой) ученых... И здесь меня постигло разочарование! Они получились какие-то пластиковые, не живые, как пустые фантики из-под конфет.

Чего-то неизбежно не хватало. Подробностей быта? Деталей внешности? Я знала только одно - без нового визита в белую комнату ничего не выйдет!

Выразив приступ справедливого гнева в дневнике, я пошла в душ. Когда я вышла из ванны, на часах было начало одиннадцатого. Родителей еще не было, Сашка не звонил, чтобы мне не мешать. Никогда не ложилась так рано, но глаза очень устали, да и злость, даже после успокающего душа, не утихла, - толку от меня сейчас будет мало, лучше вновь попытаюсь проникнуть к зеркалу.

Переодевшись в любимую цветастую пижаму, я настежь распахнула окно и легла.

Не знаю, сколько часов я вертелась в попытках заснуть, но, в конце концов, вновь оказалась в белой комнате! Зеркало застыло в том же положении, как я его оставила. Не теряя времени, я подбежала к нему и осторожно заглянула внутрь; почувствовав мое присутствие, волны ожили и медленно закипели, переливаясь в серебристом танце.

Внизу, за ними, виднелось что-то, напоминающее другую комнату. Приглядевшись получше, я разобрала пол, выложенный серой плиткой и стены в лимонную полоску. Приятного аромата на этот раз не было, скорее что-то едкое с примесью хлорки и еще лимонная кислота, но не приятная своей свежестью, а какая-то искусственная, навязанная, как дешевое лекарство от кашля.

Подчиняясь желанию, я протянула руку и коснулась прохладной поверхности. В ту же секунду на кафельный пол упала черная тень. Я отдернула руку. Это была моя тень в ней? Или я видела кого-то из героев?

Нет - в коридоре по-прежнему пусто. И тогда я решилась на то, что никогда бы не получилось в реальности - протянула руку в центр зеркала и пронзила его насквозь! Секунду кожу овевал холодок пустого помещения, и, испугавшись, я выдернула ее обратно.

Кажется, я только что нашла портал в Далетанию! Так чего же я жду?!

Немного отдышавшись, я повторила свою неосмотрительную глупость и очень-очень быстро, затаив дыхание, нырнула головой в кипящие волны, словно в ванну, наполненную прохладной водой. Одного взгляда достаточно, и я вынырнула обратно - только что я побывала в коридоре с полосатыми лимонными стенами!

Меня захватила бешенная эйфория! Так чувствует себя как шпион, который оказался у самой сокровенного источника информации, добыть которую и не мечтал!

Варианта дальнейших действий три: повернуть зеркало и пялиться на город, в надежде увидеть что-то интересное, нырнуть вниз и побродить по Лаборатории, или сделать вариант первый, но нырнуть завтра, предварительно поставив себе будильник, чтобы быстро проснуться или сочинить в книге лазейку, чтобы можно было легко вернуться в эту комнату.

3
{"b":"582968","o":1}