ЛитМир - Электронная Библиотека

Трудолюбивых, - подумала я.

- Их тоже берут в подмастерья - вначале они прислуживают, выполняют всю грязную и тяжелую работу и если справляются, то их забирают насовсем.

- Как это насовсем? - громче, чем надо спросила я.

- Тише! - пригрозил Рик и продолжил: - Если туда берут - это очень престижно. Выше только советники и Властитель. - Шепотом пояснил он. - Все хотят туда попасть - там ведь и лечат и опыты всякие проводят, а все хотят узнать, как это происходит! - Почти с восторгом произнес он (я с сожалением сжала свою клешню - я бы тоже хотела узнать кое-что про их опыты!). - Но, чтобы все секреты не узнали остальные, прошедшие отбор расстаются с семьями и больше в квардах не появляются - всю оставшуюся жизнь они живут Там.

Как же надо любить свое дело, чтобы бросить родных? Я бы так никогда не поступила!

И вдруг я поняла, что кое-что в рассказе Рика не сходится:

- Погоди, а этот мужик из полевых, ты ведь сказал, что его сын живет в предзамковых землях, значит, для детей рабочих тоже устраивается Выставка?

Рик довольно подмигнул - ему явно польстила моя внимательность.

- Они - бывшие элитники. - Ответил он.

- Как это?

- Их старшего сына еще мелким забрали в пажи, а двух его братьев отправили в Лабораторию. Полевые были очень привязаны к детям, просили их оставить, даже препятствовали сыновьям, которые служили при Лаборатории. А у элитников не принято возмущаться, ослушиваться правительство, вот Властитель и испугался (еле слышно сказал Рик) и прогнал их сюда.

- Ого! - охнула я.

По моей задумке элитники были неприкосновенны; но, честно говоря, большей частью я и не задумывалась об их образе жизни - для сюжета они были фоном, картонной декорацией, который я раскрасила в пестрые цвета и забыла.

Мне снова стало стыдно.

- Так ты помогаешь им общаться с тем сыном, который в Замке? - спросила я, чтобы сменить тему и прогнать подступившую тошноту.

- Да, - пожал плечами Рик. - Как их прогнали, сразу запретили с ним общаться, чтобы они ему ничего не рассказали... и сами не замыслили ничего...

- А они...? - хотела спросить я, но Рик прижал поднятый палец к губам, и я поняла, что пора заткнуться. Нашла время для расспросов о революции!

Пока мы болтали, впереди показались первые дома - это были постройки для сельскохозяйственных животных - из отверстий между досками слышалось тихое сопение и фырканье. Проскочив ряды хлевов, мы вступили на извилистую улочку. За спиной слышался уверенный шум дождя, я надеялась, что он заглушит наши шаги - расстояние между домами было такое узкое, что приходилось двигаться боком, хорошо еще, что в домах рабочих не было открытых окон!

Рик скользил вперед неслышно, как дворовый кот на охоте, я старалась вторить ему, но меня то и дело отвлекали любопытные детали маленьких ветхих домиков, и я просто не могла идти ровно, пялясь себе под ноги! Жители Двенадцатого или 'полевые', как о них обмолвился Рик, единственные из рабочих, кто имел право выходить в поля, правда, об этом можно было догадаться, даже если бы я не знала, чем занимаются в этом кварде - на каждом доме, на стеклах, крыльце или просто на стенах были прикреплены букетики цветов, пучки трав, рядом с большинством домов виднелись клумбы с ромашками, лютиками, зверобоем, заботливо пересаженными с полей. Это выглядело наивно, по-детски, и напоминало гербарии в детском саду; мне представились местные жители, наверное, это очень мягкие, романтичные персонажи, кто еще мог, вместо того, чтобы отремонтировать дом, украсить его букетами? Несмотря на явную нелогичность, здесь было безумно приятно находиться - Двенадцатый напоминал заброшенную деревеньку, с полуразвалившимися домами, которая постепенно зарастает сорняками и милыми, нежными полевыми цветами.

Заглядевшись на очередную клумбу, я не заметила, что Рик остановился и чуть не налетела на него. Он в это время пальцем тихо стучался в окно. Через несколько секунд в доме послышался шум, мы поднялись на крыльцо и затаились.

- Только не пялься на них! - через плечо шикнул Рик.

- Что? - переспросила я, но тут дверь приоткрылась, и я приглушенно охнула - в мерцающих бликах свечи над нами возвышалось нечто огромное...

Мальчишка пихнул меня в бок и юркнул в дом, я опустила голову и, смотря себе под ноги, прошла следом. С тихим шелестом за спиной затворилась дверь; в полумраке я отыскала худенькую фигуру мальчишки и встала рядом.

Громадина прошла через комнату и поставила лампу на широкий обеденный стол, затем принялась копаться на соседних полках. Я во все глаза пялилась на фигуру: жутко мускулистые конечности и торс выглядели непропорционально, будто для скорости их 'надули' стероидами - мышцы топорщились в разных направлениях. Лицо скрывалось за раздутой шеей, но, когда туша развернулась, я чуть не прикусила язык от натуги - это оказалась женщина! Я вспомнила предупреждение Рика и быстро опустила глаза в пол.

В отличии от меня, мальчишка не чувствовал никакого смущения - приветливо крякнув, он улыбнулся во весь рот.

- Как поживаешь, Адра?

- Хорошо! Сейчас поставлю чайник! Устал с дороги?

Голос у женщины оказался очень нежный, - не увидь я ее, представила бы перед собой симпатичную и очень мягкую женщину лет сорока-пятидесяти.

- Нет, мы сыты. - Быстро сказал Рик. - Я здесь по поручению Дариана, мне бы Вайлю словечко сказать...

- Да, да.

Хлопая ресницами, туша подалась к двери в соседнюю комнату, но Рик ее остановил:

- И еще... Дай нам карту на пару дней. Очень прошу!

Женщина обернулась, но исполнять просьбу не спешила. Впервые со времени нашего прихода, она смерила меня коротким оценивающим взглядом и отрицательно мотнула головой. Рик хотел возразить, но вдруг за ее спиной послышался треск и дверь в комнату открылась. Под жалкий свет керосиновой лампы вышла еще одна перекачанная глыба - на этот раз мужчина.

На маленькой кухне стало невыносимо тесно; я инстинктивно вжалась в стену.

- Рик! - смачным басом взревел мужчина и протиснулся к мальчишке, хватая его руку. - Дружище! Мы только тебя вспоминали!

Мужичище подхватил Рика и стал его тормошить, мальчишка засмеялся. Видя его расслабленность в руках чудовища, я тоже попыталась изобразить улыбку, но вряд ли вышло очень удачно. Что это со мной? Ведь Вайль и Адра лишились обоих сыновей, поэтому они и прониклись нежностью к Рику. Неужели я могу быть настолько бесчувственной? Не виноваты же они, что у них видок, как у пары ходячих монстров!

- А ты кто? - внезапно обратил на меня внимание Вайль.

- Это Настя, она со мной! - прохрипел мальчишка, пытаясь нанести удар Вайлю, который все равно ничего бы не почувствовал.

Вайль наклонил ко мне голову и скорчил неприятную рожу, пытаясь, видно, меня повеселить. Я сделала вид, что смеюсь.

- Какая хорошенькая! Оставишь нам ее, а я дам тебе буханку хлеба?

На этот раз я засмеялась, чтобы скрыть смущение и избавить себя от ответа. Кстати, не я одна чувствовала себя некомфортно - Адра тоже жалась в угол, насколько позволяли ее размеры. Не знаю, почему, но я ей не нравилась... хотя, может она просто стеснялась своего внешнего вида?

- Вайль, дашь карту? - спросил Рик, когда мужчина наконец опустил его на пол.

- Конечно! Адра?

Но его жена не двинулась с места.

- Адрочка! Ну не бойся! Ребята, - сказал он, обращаясь к нам. - не обижайтесь! Она просто не в духе - на этой неделе День рождения нашего старшего...

Мы с Риком понимающе закивали.

- Адрочка! Принеси карту! - уже настойчивей велел Вайль. - Ребята не так просто ее просят! Конечно? - взглянул он на нас.

Рик снова кивнул, но уточнять для чего нам карта, не стал.

Адра, наконец, вышла и вернулась уже со свертком. Вайль тут же передал его нам.

- За одно дело боремся! - сказал он.

Вспомнив поручение Дариана, Рик передал Вайлю, через сколько дней состоится восстание.

- Хорошо! Наконец-то! Я подниму всех! - громогласно объявил Вайль. - Рик, я чиркну пару слов сыну? - спросил он.

31
{"b":"582968","o":1}