ЛитМир - Электронная Библиотека

Тартен смерил меня последним, ничего не выражающим, взглядом и потащил дальше.

Мамочки, что же теперь делать?!

Я крутила головой в поисках лазейки или подсказки, но что это даст, если я в надежных тисках - руках моего героя Тартена? Мы прошли по длинному коридору, по обеим сторонам которого располагались темницы, и стали подниматься по лестнице. На следующем, цокольном, этаже были кухня и кладовые, а также здесь находились комнатушки прислуги и стражников низшей категории; именно на этом этаже в будущем я планировала устроить тайную штаб-квартиру по подготовке к восстанию, ну, точнее, не я, а Главная героиня, - она вместе с Тартеном официально жили бы в одной из башен Замка, но на самом деле, большую часть времени проводили бы здесь - держась за руки и продумывая план революции. Я грустно усмехнулась, обведя взглядом узкие, с низкими потолками, помещения, - если удастся выбраться, нужно описать их помасштабней, иначе в этих клетушках не поместится больше десятка человек за раз.

Следующий этаж был сплошь огромным залом; пол сверкал отшлифованным паркетом, со стен и потолка на лицо падали переливы хрусталя грандиозных люстр; в центре зала возвышалась лестница цвета слоновой кости. Тартен повел меня к ней через зал. Здесь были другие персонажи - придворные и элита; под невыносимо яркими нарядами и слоями косметики, я с трудом различала их лица, тем более, мой палач вел меня так быстро, что я еле поспевала за ним.

Теплый, мягкий паркет согрел окоченевшие ноги, но я все равно ежилась и причиной тому были взгляды окружающих - пренебрежительные и недоверчивые, некоторые и вовсе шарахались от меня, как от дикого зверя.

Видел бы меня сейчас Сашка, - с болью сглотнула я, - вот, кто бы быстро придумал, как меня защитить!

Мы подошли к лестнице; как в замедленной съемке я шла за Тартеном на второй этаж в зал заседаний, и представляла, как стою в окружении пышно разодетого правительства и оправдываюсь, мучительно придумывая очередное вранье, как на до мной смеются, и приговаривают к казни за проникновение в их святую-святых!

Нет, к черту всех! Я должна выбраться!

- Тартен, - снова заговорила я. - Ты должен мне поверить! Спроси меня, что угодно, и я отвечу! А если нет, то веди дальше!

Не обращая внимания на мои слова и на физические попытки его остановить, Тартен поднялся по лестнице, но на вершине пошел не к большим богато отделанным дверям зала заседаний, а быстрым движением толкнул меня в боковую дверь, за которой оказалась крохотная аудитория с несколькими рядами столов и кафедрой. Тартен прикрыл за собой дверь и снова уставился на меня непроницаемым взглядом.

Зная его непрошибаемый характер, я не стала давить на жалость или просить спасти меня, а, напротив, выпрямилась, и прямо взглянула ему в глаза. Пусть сам решает, что со мной делать. Мой герой, мужчина моей мечты, если он мне не поможет, то никто этого не сделает. И не я, не мой труд вообще ничего не стоит.

- Что с матерью? - наконец, заговорил он.

- Она больна, - не моргнув, ответила я. - Ей срочно нужны лекарства.

Это было практически правдой, за исключением того, что в трущобах болели почти все - из-за антисанитарных условий, выхлопных газов, холода и элементарного отсутствия каких-либо медикаментов. Лаборатория распространяла лекарства только среди элиты, а трущобный житель мог рассчитывать на контакт с медиками, только в качестве подопытного экспоната, - Тартен знал этот закон с детства.

- Тебя нашли в Лаборатории. Как ты туда проникла?

- Я очнулась уже там, - снова полуправдой ответила я, и ущипнула себя за палец, чтобы сдержать спокойное выражение лица. -Попыталась сбежать, но меня поймали и отвезли сюда. - Добавила я, и опустила глаза, чтобы собраться с мыслями.

- Тебя брали для опытов? - не отставал Тартен.

Я пожала плечами - вполне логичный жест, учитывая то, что многих людей подчас чуть ли не вытаскивали с постели, увозя на лимонной машине.

Тартен замолчал. Я осторожно заглянула ему в глаза, понятно - остался главный вопрос - почему меня не скрутили в Лаборатории и не оставили там, ведь все сопротивляются, а тут, охранники зачем-то привезли меня на суд к Властителю! Тартен заговорил прежде, чем я успела придумать ответ:

- Что было в тот день, когда меня увезли? - вдруг спросил он.

Мне показалось, что в ровном, спокойном голосе промелькнуло что-то мальчишеское.

- Пошел дождь, - ответила я. - Желтая кислота. Все побежали. - У меня кольнуло в груди, я дернула плечом, но продолжила: - Ты искал корни и забытую ботву на грядке, ковырял ее черепком, а потом побежал за всеми, но... не успел.

Я всхлипнула и отвернулась. Как я могла сочинить такое? Как я могла подвергнуть живое существо такой боли? Мерзкая садистка!

Сзади послышалось движение, Тартен подошел ко мне и встал рядом. Я слышала его дыхание. Настоящее дыхание живого человека, не героя и не бумажного персонажа, а человека, который думает, действует, чувствует!

Вот теперь я достойна казни. Ведь я та, которая подвергла ужасающим испытанием человека, которого обожаю всем сердцем!

- Значит, ты мамина соседка? - спросил он, но я промолчала, ложь жгла все нутро и даже ради спасения, мне были невыносимы слова, которые должны были слезть с губ.

Но Тартен и не ждал ответа.

- Пойдем, - решительно сказал он и снова схватил меня за руку.

Не сопротивляясь, я вышла из аудитории. Тартен вновь проигнорировал зал заседаний и повел меня наверх. Что он задумал?

Я удивленно посматривала по сторонам и не узнавала ни одной детали - эту часть помещения я не успела прописать. Третий этаж оказался сплошь бальным залом с огромной сценой, объединенный с обеденной зоной для дорогих гостей - справа виднелся огромный богатый стол, в окружении нескольких десятков стульев. На четвертом этаже тоже был зал, но поскромнее всех предыдущих помещений - основной ценностью здесь были десятки тысяч книг, разложенных на полукруглых полках. Здесь же располагались кабинеты правительственных чиновников, все они были заперты, но, так как, их я немного задействовала в книге, я догадывалась, что находится за запертыми дверями. Следующий уровень был поделен между многочисленными башнями - здесь постоянно жили средние и низшие члены правительства, а одна из башен принадлежала Тартену.

Значит, он ведет меня к себе. Но зачем? Чтобы спрятать? Но я не разгадала замысла Тартена - он направился прямиком на крышу.

Надеюсь, мой герой не хочет подарить мне быструю смерть!

Мы вышли на просторную террасу, которая окружала и объединяла все башни этого уровня. Воздух обдувал меня под нехитрым нарядом, но я не обращала внимания, - теперь я видела мой сказочный мир с центральной точки обзора, о лучшем ни один писатель и мечтать не смел! Но Тартен не дал насладиться и секунды, и повел меня вдоль башни к алее с высаженными прямо на крыше деревьями и цветами, где на одной из красивых кованных скамеечек, сидела, кто бы мог подумать, моя Главная героиня!

Я не сразу поверила своим глазам, но ошибиться было невозможно - длинные, ниже пояса бледно-малиновые волосы, уложены в тугие кудряшки и обрамляют нежное, холеное лицо жительницы элитных земель. Когда Тартен подвел меня ближе, Главная героиня изящно повернулась к нам и ее мятного оттенка платье, обильно расшитое пайетками, засверкало нам на встречу. Я одернула замаранную пижаму, и, поджав губы, постаралась сделать равнодушное лицо.

Не отпуская меня, Тартен протянул руку своей невесте. В ответ она провела пальцами по его ладони и лучезарно улыбнулась. Ах да! Совсем забыла эти тонкости, принятые в мире киборгов и людей! Дело в том, что тело киборга покрыто бронью не полностью - остаются открытыми глаза и внутренние поверхности рук; на время служебных обязанностей киборги включают специальную защитную оболочку, охраняющую все тело, но при общении, особенно с любимой женщиной, они позволяют себе некоторые вольности, которые в их обществе считаются чем-то доверительным, а у влюбленных заменяют поцелуи.

5
{"b":"582968","o":1}