ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ох и тяжело с тобой, Иван! Мы тут чуть все вместе прям в штаны не... Ну ты понял.

- Да, Сэм. Госпожа доктор изволила объяснить мне - когда и какие лекарства пить, и чем перевязывать рану. Переведи это личному составу.

Личный состав дружно закивал головами. Конечно они поверили, что добрая девушка-доктор полчаса втолковывала недотёпе-капитану, как правильно пить таблетки.

Монах у входа сидел каменный как сфинкс и красный как Светка. Что это он? А-а, понятно - наш человек! Видать женщины ему нравятся больше, чем монахи.

- Сэм, а что это за чучело, и за каким хреном сидит тут у нас?

Сэм перебросился с сержантом несколькими фразами.

- Сержант говорит, что у них на родине есть такая традиция - желающий поступить в монастырь, садится у двери и ждёт, когда на него обратят внимание. Сидеть приходится от пары дней до двух недель в зависимости от ранга монастыря. А соискатель на вакансию послушника тем самым показывает твёрдость и решительность.

- А-а, то есть это доброволец пришёл? Нам некогда соблюдать традиции, зови его сюда. Монах подошёл, сложив ладони лодочкой и мелко кланяясь.

- Скажи, божий человек, что привело тебя к нам? Сейчас ты сидишь в тёплой светлой комнате и читаешь заумные книжки. А мы ползаем по уши в болоте, а над нами свистят пули. Неужели ты хочешь такой же судьбы для себя?

Монах, сбиваясь, часто заговорил. Солдаты заулыбались, а Сэм перевёл:

- Его зовут Сом Чайр, и он говорит, что сидеть здесь и читать книжки это наказание богов за наши прегрешения. Он давно хотел к нам, но ему не хватало смелости и решительности. И тут он попал в похоронную команду. Это уже было счастьем. А потом он увидел настоящее чудо - господин капитан недрогнувшей рукой пристрелил презренного Таксина, по прозвищу Сахарные Губки, как бешеного пса. Таксин заработал свое прозвище, когда добивался повышения своего уровня посвящения. С нижестоящими же он предпочитал общаться совсем другой частью тела, которую наверняка тоже считал сахарной. И наш доброволец уже не знал, как и куда прятаться, потому что Таксин положил на него глаз. Убить его не хватило смелости, потому что за убийство Учитель отправил бы сразу к крокодилам. А то, что случилось сегодня, это знак судьбы. Ну и бла-бла-бла насчет поганых гомосеков.

- Ясно. Хочу спросить у вас, парни - кто может сказать что-то плохое про этого человека?

Парни переглянулись и не сказали ни слова.

- Хорошо, спрошу по-другому. Учитель разрешил мне взять в группу ещё двух человек. Есть ли более достойные кандидаты?

Парни пошептались, и сержант ответил:

- Более достойных нет, господин капитан. И более того, на второе место есть всего один человек. Но его сложно встретить, потому что он не вылезает из карцера за непослушание и непокорный нрав. А со дня на день и вовсе отправится кормить крокодилов.

- Так, понятно. А против него вы можете что-то сказать?

- Нет. Он последний из достойных людей здесь. Его зовут Нгам Та. Все остальные - поганые гомики.

- Сержант, веди меня к карцеру. Группа, за мной! Сом Чайр следует с нами, рядовой Тхуан Тхонг остается в расположении.

Указанный рядовой погрустнел, но не сказал ни слова. Сом Ванг обошел барак оранжевых монахов и мы вошли внутрь.

Кто-то, видимо, тоже учитель, но с трубой пониже и дымом пожиже, вдохновенно вещал о чём-то, сидя за низеньким столиком лицом к остальным. Остальные же прилежно конспектировали его речь. Впрочем, увидев меня оратор почему-то замолчал. А сержант подошел к небольшому люку в полу и указал пальцем. Я открыл задвижку и откинул люк. Глубина сантиметров 50 - кто там мог находиться? Но там лежал человек.

- Сержант, достаньте его оттуда.

Солдаты извлекли из карцера худющего человека почти без сознания.

- Нгам Та, ты слышишь меня? Мы решили призвать тебя в армию. Ты согласен, сынок?

Не знаю, что он услышал и что понял, но он протянул ко мне обе руки. Я счёл этот жест достаточным знаком согласия.

- Сержант, вынесите этого человека на свежий воздух. И повернулся к лектору:

- Я забираю у тебя Сом Чайра и Нгам Та с разрешения Учителя. Они тебе больше не подчиняются. А если ещё кто-то захочет покомандовать - помните о судьбе Таксина.

Я выходил из барака и на лицах учеников встречал ненавидящие взгляды. Ясно, людей тут больше нет.

- Сержант, отведите новобранцев в душ, потом переоденьте. У Сэма получите оружие и снаряжение. Пусть все хранится в расположении. Нгам Та пусть отлежится дня два. Не забывайте покормить. Ответственный - Тхуан Тхонг. Пусть пока вдвоём посидят в расположении. Да, ещё получите две кровати. Все стальные завтра у меня в семь, как обычно. Вопросы есть?

- Никак нет, господин капитан!

- Сэм, выдашь ребятам всё, что я сказал?

- Конечно, Иван. Не волнуйся за нас, всё сделаем. Иди, отдыхай. Молоденькие докторши, они такие... Кого хочешь умотают.

И Сэм с улыбкой подмигнул мне.

Из кухни доносился девичий смех. Айгуль что-то рассказывала, а Даша хихикала. Я засмотрелся на обоих - если Даша была для меня образцом русской красавицы, то Айгуль можно было смело назвать образцом красавицы восточной. В тот раз я её как то не разглядел, а теперь заметил. Лицо почему-то показалось странно знакомым. Где-то я её видел недавно? И еще - она была очень молода. Ну очень. Видно, что не девочка, но совсем молоденькая девушка. И до чего же хороша! Сразу на ум пришли какие-то восточные стихи про "как кипарис стройна" и прочие прелести. И одета она была как-то не то чтобы в национальный костюм, но сразу чувствовался восточный стиль.

Увидев меня, Айгуль замолчала, а Даша представила ее:

- Знакомься, Шайтан, это Айгуль. И она... Она...

- Даша хочет сказать, что я девственница, ответила Айгуль и весело взглянула на меня озорными черными глазами

Я чуть не сел мимо стула. Вот это сюрприз!

- А как же... э-э... кгхм... Извини, Айгуль, но если это так, то какой шайтан занес тебя сюда? Как? Зачем? Я понимаю, что кого-то нужда заставила, кто-то просто ехал подработать привычным образом. Но ты? Ты не похожа на неграмотную уборщицу или продавщицу апельсинов. Чувствуется образование.

- Да, ты прав, Шайтан - ответила Айгуль. Дело а том, что мой папа - один из самых богатых и влиятельных людей в одной бывшей союзной республике. И учусь я в университете в Англии. На каникулах я гостила у родственников в России.

- Айгуль, я ничего не понимаю. Ты меня разыгрываешь? Если это так, то зачем ты здесь?

Айгуль потупилась:

- Да просто я сама себя перехитрила. Папа хотел выдать меня замуж. Деловые связи, сам понимаешь. Отец жениха тоже очень богат. И у них какие-то совместные дела. Ну раз надо, так надо. Но он хоть бы спросил меня! Нравится ли мне жених, и что я думаю на этот счет? А уже в России я читаю светские сплетни и узнаю - где и с КЕМ моего жениха видели. Я сразу все поняла. Как он смеет быть с ней, если собирается жениться на мне?! В общем, я уже знала, чем занимается фирма по найму девушек. И я решила устроиться туда. Расчитывала, что на месте я успею позвонить папе, и он меня спасёт. И пусть ему и жениху было бы стыдно за то, где я оказалась из-за них. Но здесь, в Украине у нас отобрали паспорта и сотовые телефоны. И план мой провалился. Папа наверное обещает миллионы за любую информацию обо мне. А виновных и подозреваемых десятками сажают на кол, сдирают живьём кожу и поджаривают на медленном огне. Папа меня очень любит. Но сможет ли найти? А я теперь из-за своей глупости каждый день ожидаю смерти. И если мне придется умереть, то я не хочу это делать, так ничего и не узнав. Ну а если милостью Аллаха мы спасёмся, то тогда я смогу мысленно показать фигу своему жениху. Конечно мне страшновато. Я же ничего не знаю. Но ты покажешь мне всё, что умеешь? Нам с девочками очень понравилось, когда вчера Инна Петровна вернулась. Полночи хихикали над ней, говорили, что она видимо заблудилась и упала к крокодилам. А Инна Петровна называла нас развратницами и сплетницами.

24
{"b":"582971","o":1}