ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В голове разрывались огненные шары. Тело скручивали страшные судороги. Кто-то пытался раздвинуть мои губы. Я вяло сопротивлялась, потому что тело отказывалось слушаться.

– Пей, – донеслось до меня издалека. Я вновь попыталась отвернуться. Но, видимо, не получилось, потому как в следующее мгновение по губам скользнула струйка. – Пей, тебе говорят.

Следующий поток жидкости все же хлынул по назначению – в рот. Вкус у этого нечто был отвратительный. Как меня не вывернуло наизнанку, остается только гадать. Потом меня оставили в покое. Сознание я, судя по всему, терять не собиралась. Голова уже пылала не так, хотя по-прежнему ощущалась неимоверно тяжелой. Судороги прекратились. Сейчас тело воспринималось мной, как набитое ватой и непригодное к использованию. Я попыталась открыть глаза, но даже эта попытка отдалась в голове невыносимой болью.

– Лежи, не шевелись, – услышала я скорее приказ, чем просьбу.

Я с удовольствием послушалась. Вскоре ко мне вернулась способность соображать, и я попыталась вспомнить, что произошло. Мозг взорвался тысячами звезд, и меня бросило в жар.

– Угораздило же меня, – донеслось до моего слуха.

Интересно, где я? Вновь попыталась открыть глаза. Ура, попытка удалась. Вот только увидеть я смогла не многое. Окружающая обстановка расплывалась, а едва я только фокусировала зрение, как горлу подкатывала тошнота в голове били в гонг.

– Ты можешь лежать спокойно? – недовольно спросили у меня.

В ответ я смогла лишь промычать что-то нечленораздельное.

– Зрение и способность говорить скоро вернутся. И чем меньше ты сейчас двигаешься, тем легче пройдут последствия парализующего заклинания.

– О! – мысленно ужаснулась я. Меня пытались парализовать. Кто? И зачем? Вспомнилась темная улица. Шаги сзади. Чьи-то руки, крепко держащие меня. Неужели, им все же удалось меня похитить?

Я снова открыла глаза и даже попыталась повернуть голову. Очередной фейерверк в голове сообщил мне, что делать этого не стоило. Зато недалеко от себя я увидела размытый силуэт. Кто-то сидел напротив меня.

– Я сейчас отправлю тебя в анабиоз, если ты будешь продолжать эти попытки, – зло сообщили мне.

Не понимаю, зачем анабиоз? Что им от меня нужно?

Я снова закрыла глаза и глубоко вздохнула. Это движение обошлось без последствий. И все же любопытство и страх не давали мне спокойно лежать. Я снова попыталась рассмотреть окружающую обстановку. Зрение медленно, но восстанавливалось. Взглядом я уперлась в кремовый потолок без узоров и излишеств. Медленно скосила глаза вправо. Так, похоже, я лежу на диване. Обивка светлая. Я уже даже могла рассмотреть на ней некрупный рельефный рисунок. Смотреть влево я не торопилась, боясь увидеть одного из похитителей, но любопытство пересилило, и я осторожно повернула голову, тут же столкнувшись с уже знакомым холодным взглядом.

– Сегодня не мой день, точнее вечер, – пронеслась в голове мысль. К горлу подкатил комок, и я перестала дышать.

– Утолила свое любопытство? – невежливо поинтересовался мужчина.

Я молча, глазами, полными ужаса, смотрела на того, кто сидел передо мной. Неужели, это он напал на меня?

– Не притворяйся, ты уже можешь говорить, – произнес он раздраженно. – Объясни мне, почему, где бы я ни находился, везде оказываешься ты?

Я проглотила комок в горле, но не ответила.

– Какого демона, ты делала в такой час в этом проклятом переулке? Тебе, что, обычной дороги нет, по которой ходят все нормальные люди?

В ответ я только моргнула.

– Ты сейчас задохнешься, – недовольно сообщил мне мужчина. – Не для этого я тебя откачивал.

– А для чего? – против моей воли вырвалось у меня.

Он как-то странно посмотрел на меня.

– Ты хотя бы понимаешь, что произошло?

Я отрицательно покачала головой. Комната поплыла у меня перед глазами, и я зажмурилась.

– Тебя чуть не похитили.

– Зачем? – нет, мой язык определенно зажил отдельно от меня жизнью.

– Чтобы продать, – спокойно ответил мужчина.

Я распахнула глаза.

– Куда?

– Туда, где на тебе будут зарабатывать хорошие деньги. Точнее на твоем теле.

И он провел по мне оценивающим взглядом, от которого захотелось прикрыться, хотя я все еще была в плаще. Заметив, что я покраснела, мужчина едва заметно дернул бровью.

– Как тебя зовут?

– Ир… Ириэн, – еле выдавила я из себя.

– Встать можешь?

Я прислушалась к своим ощущениям и медленно села, ощутив новый приступ тошноты и головокружения.

– Хорошо. К утру не останется никаких побочных эффектов, – мужчина смотрел на меня внимательным изучающим взглядом. – Если бы я чудом не оказался в тот момент в том же переулке, тебя бы уже переплавлял в какой-нибудь притон.

– Спасибо, – тихо произнесла я.

– Запомнила кого-нибудь из них? – он не обратил внимания на мою благодарность.

Я отрицательно покачала головой.

– Один постоянно был за моей спиной. Я его не видела. А у второго лицо было закрыто шарфом и шляпой.

Мужчина кивнул каким-то своим мыслям.

– Мне нужно в Академию, – я попыталась встать и тут же рухнула на диван, ощутив в ногах жуткую слабость.

– И как ты себе это представляешь? – с иронией поинтересовался мой спаситель.

– Ректору доложат, что я не вернулась в Академию, – пролепетала я.

– Ну, я думаю, это поправимо. У тебя была веская причина.

Я исподлобья посмотрела на мужчину. Он все также внимательно смотрел на меня. То ли запоминая, то ли пытаясь что-то вспомнить. Затем дернул головой и встал.

– До утра ты останешься здесь, а утром я поговорю с Китаром.

– Вы знаете ректора? – удивилась я.

Вместо ответа мужчина лишь изогнул одну бровь.

– Я же не могу остаться здесь, – я все же попыталась избавиться от возможности ночевать под одной крышей с этим человеком.

– Почему? – просто, без тени удивления, спросил он. – Обещаю не покушаться на твою добродетель, если еще есть на что покушаться.

Я вперила в него возмущенный взгляд.

– Весьма невежливо говорить такое девушке, – попыталась я осадить его.

– Девушки нынче разные. Как понять, кому и что можно говорить? – и он выжидательно уставился на меня.

– Вижу, элементарной вежливости вас никто не учил.

– Моя работа предполагает несколько иные умения, – ответил мужчина, нисколько не оскорбившись. – Вежливость там не в почете.

– Но в данный момент вы не на работе, – продолжала я наступать.

– У меня был тяжелый день, – он выразительно посмотрел на меня, – и ночь, благодаря тебе, тоже. И у меня нет ни малейшего желания пререкаться с тобой.

– И какое же у вас желание? – да заткнусь я сегодня или нет?

– Ты действительно хочешь знать? – усмехнулся мужчина. И я снова покраснела.

В следующее мгновение он одним неуловимым движением скользнул ко мне, и я тут же оказалась у него на руках.

– Что вы делаете? – возмущенно взвизгнула я.

– Ну, ты же хотела знать, чего я желаю.

– Отпустите меня немедленно!

Мужчина не ответил. Он начал подниматься по лестнице на второй этаж, крепко прижимая меня к себе, впрочем, складывалось ощущение, что моего веса он даже не замечает.

– Что вы делаете? Куда вы меня несете? Отпустите! Я буду кричать! – продолжала я вырываться по мере своих еще не полностью восстановившихся сил.

– Вижу, тебе уже гораздо лучше, – ровным тоном произнес мужчина, шагая уже по коридору.

– Пожалуйста, – взмолилась я, готовая вот-вот разреветься. – Отпустите меня.

Он плотно стиснул челюсти, но продолжил свой путь.

– Я прошу прощения за свое поведение. Я не хотела вас обидеть. Обещаю, что больше этого не повториться. Только отпустите меня.

Я уже чувствовала, как глаза обожгло слезами, когда мужчина, наконец, остановился перед какой-то дверью, затем открыл ее ногой и размашистым шагом направился внутрь. Здесь было темно. И только тусклый отблеск уличных фонарей давал немного света.

Он опустил меня на кровать, но уходить не торопился, нависая надо мной темным силуэтом. Я с замиранием сердца ждала его действий. Мужчина начал медленно наклоняться. Я испуганно отвернулась. Моей щеки коснулось легкое дыхание, и над ухом раздался тихий голос:

5
{"b":"582980","o":1}