ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Повелители DOOM. Как два парня создали культовый шутер и раскачали индустрию видеоигр
Мужчины, которых мы выбираем
Скандальный роман
Грабли счастья. Самокоучинг для сильных духом
Падчерица (не) для меня
Черная кошка для генерала. Книга вторая
Шантаж с оттенком страсти
Бедабеда
Серотонин

Даже в самый разгар битвы, вид её красного Бронекостюма во мне что-то переворачивал. Одно только ее присутствие открывало второе дыхание в наших рядах. Ее мастерство было несравненным, результат усилий спецназа США делал солдата венцом творения. Но более того, она действительно была нашим спасителем.

Один только проблеск ее Брони на поле боя, поднимал боевой дух солдат ещё процентов на 10, даже если до этого он уже был исчерпан. Я уверен, что были мужчины, которые высматривали ее влюбленным взглядом, как мужчины и женщины на тонущем корабле высматривают друг друга среди волн. Смерть на поле боя может настигнуть тебя в любой момент, так почему бы и нет? Умники, назвавшие ее Стальной Сукой и впрямь знали в этом толк.

Я не думаю, что они правы. Или, возможно, у меня появились какие-то чувства к Рите Вратаски. Застряв в этой чертовой петле, я потерял всякую надежду на любовь. Даже если найду кого-то, кто мог бы полюбить меня за один короткий день, на следующий — все пройдет. Петля лишит меня каждого мгновения, проведенного с кем-то.

Когда-то давно Рита спасла меня. Успокаивала в случайной беседе о зеленом чае. Сказала, что останется со мной, пока я не умру. Кто может быть лучшим объектом моей безответной любви, чем сама Спасительница?

Моя внутренняя Система продолжала функционировать автоматически, несмотря на отвлекающий всплеск эмоций. Моё тело свело. Я поставил ногу на землю. Я не думал о битве, разворачивающейся на моих глазах. Мысли только мешают. Куда двигаться и как, ты решаешь на тренировке. Если задумаешься об этом в бою, то смерть уже будет тебя поджидать, готовая взмахнуть своей косой.

Я продолжал драться.

Прошло семьдесят две минуты с начала боя. Танака, Майэ, Убэ и Ниджоу — все погибли в бою. Четверо убитых, семь раненых, и ноль без вести пропавших. Ниджоу повесил постер девушки в бикини на стену. Майе был откуда-то из глубинки Китая. За все время он не проронил ни слова. О других двух мне известно не больше. Я запечатлел лица людей, которым позволил умереть, глубоко в сознании. Через несколько часов боль утраты уйдет, но я буду помнить. Как игла в сердце это мучило меня, закаляя для следующей битвы.

Так или иначе, наш взвод держался вместе. Вдали я услышал шум лопастей. Они не стреляли с неба. Хоть бы попытались. У командира взвода не было слов для новобранца, который взял дело в свои руки. Время от времени Феррелл выстреливал несколько очередей в моем направлении, чтобы помочь.

А потом я увидел его — Мимика, с которым сражался в первом бою, который запер меня в этом чертовом цикле. В тот день я выстрелил в него три раза. Не знаю, как, но я знал — это он. Внешне — всё тот же раздутый труп лягушки, как и остальные, но даже после 157-и повторений цикла, я все еще мог узнать Мимика, убившего меня в первый раз.

Он должен сдохнуть мучительнй смертью.

Каким-то образом я знал, что если смогу убить его, то пересеку какой-то рубеж. Может это и не разорвет петлю с бесконечной чередой битв, но, что-то точно изменится, хотя бы чуть-чуть. Я был уверен в этом.

Оставайся на месте. Я иду к тебе.

Говоря о пересечении рубежей, я все же не дочитал этот детектив. Не знаю, почему это случилось со мной тогда, но это произошло. Я потратил несколько своих последних драгоценных часов на чтение этой книги. Но остановился там, где детектив собирался раскрыть убийцу. Я был так занят тренировками, что не мог думать ни о чем другом. Должно быть, уже около года. Возможно, я смог бы найти время, чтобы дочитать эту книгу. Если я убью этого Мимика и перейду на следующий уровень, я продолжу с той последней главы.

Я приготовил свой топор, сделал поправку на ветер и напал.

Статический шум в моих наушниках. Кто-то говорил со мной. Женщина. Это наш спаситель, Стальная Сука, возрожденная Валькирия, Бешенная Бронерита — Рита Вратаски.

— Это какая по счету твоя петля?

Часть 3

Глава 1

Яркое Солнце обрисовывало на земле резкие тени. Воздух был чист настолько, что снайпер запросто мог бы стрелять за километр. Идущий с юга, влажный тихоокеанский бриз трепал над полем знамя 17-й роты.

В морском воздухе, проходившем через нос и щекочущем язык по пути к горлу, витал легкий аромат. Рита нахмурилась. Нет, это было не зловоние Мимиков, скорее просто легкий запах, как от пиалы с рыбным соусом.

Если не считать военной напряженности и постоянной угрозы смерти, дальний восток, в действительности, был не так уж плох. На побережье, которое так трудно было защищать, пылали красивые закаты, а воздух и вода — изумительно чисты. И если уж Рита, с ее десятой долей изысканности и культуры обычного человека, считала это место неплохим, нормальные туристы назвали бы его просто раем. Единственным недостатком можно было считать, пожалуй, только приторную влажность.

Этой ночью погода была просто идеальной для удара с воздуха. После захода солнца, если бы все шло по плану, в небо могли взмыть стаи бомбардировщиков и зарядами со спутниковым наведением превратить весь этот остров в лунную пустыню еще до завтрашнего наступления по суше. Правда, красивый атолл и вся его флора с поселившейся тут фауной разделили бы участь врага.

— Отличный денек, не правда ли, майор Вратаски? — Рита просто не обратила внимания на этот вопрос, исходивший от человека со старым пленочным фотоаппаратом, висевшим на толстенной шее, которая, в сравнении с шеей обычного оператора бронекостюма, казалась стволом красного дерева рядом с деревцем бука.

— Великолепный свет. В такой денек даже аэроплан из стали и заклепок получится как на картине у Да Винчи.

— Ты теперь занялся художественным фото? — Хмыкнула Рита.

— Да вряд ли можно так сказать о единственном фотожурналисте, прикомандированом к японской экспедиции. Но я горжусь своей ролью — мне выпало доносить правду об этой войне до публики. Не всю, конечно, правду… где-то так процентов 90.

— Вот завернул! Пиарщики тебя, наверное, просто обожают. Как сам-то думаешь, сколько у тебя языков?

— Один. Господь счел нужным всем американцам дать по одному. Правда я слышал, что у русских и критян по два.

— Ну а я слышала, что у японцев есть бог, вырывающий язык лжецам. Так что, смотри не попади тут в неприятности!

— Да, Боже упаси!

Рита с фотографом стояли в углу плошадки, в полную силу обдуваемой океанским бризом. А в центре поля, на земле, застыли ровными рядами 146 мужчин из 17-й роты 301-го японского дивизиона бронепехоты. Они выполняли физическое упражнение под названием изометрическое отжимание. Такого Рите прежде видеть не доводилось.

Все остальные из Ритиного отряда стояли неподалеку, тыкали своими толстыми волосатыми руками в сторону японцев и были заняты любимым солдатским делом — глумились над менее везучими собратьями: «Может они так кланяются? Эй, самурай! А меч через часок поднимешь?»

По негласному правилу, никто из сослуживцев не приближался к Рите в последние тридцать часов перед атакой. Единственными людьми, которые осмеливались подойти, были инженер с ужасным зрением и примесью индейской крови, да фотограф Ральф Мёрдок.

— Они совсем не двигаются? — Засомневалась Рита.

— Да, они просто замерли в таком положение.

— Не знаю, можно ли назвать это самурайской тренировкой. По мне, больше похоже на йогу.

— А не странно искать сходство между индийским мистицизмом и японскими традициями?

— Девяносто-восемь!

— Девяносто-восемь!

— Девяносто-девять!

— Девяносто-девять!

Уставившись в землю, как крестьяне, наблюдающие рост риса, солдаты время от времени орали вслед за сержантом. Крик 146 мужчин эхом отдавался в голове у Риты, пробуждая привычную мигрень. На этот раз сильную — боль ручейками растеклась по голове.

— Снова головная боль?

— Не твое дело.

— Не понимаю, как целый взвод отличных докторов не может найти средство от головной боли?!

— Я тоже. Может тебе попыться? — Отрезала она.

20
{"b":"582986","o":1}