ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молния вспыхнула зигзагом сквозь деревья, я услышала громкий треск, и кто-то закричал.

- Скай. - Эрс потянула меня за руку, возвращая меня из моего видения. Мне нужно было несколько раз моргнуть прежде, чем веранда и звездная ночь появились в фокусе. - Что ты видела?

Что я видела?

- Я видела потоп, - сказала я, все еще ошеломленная. Сначала огонь, теперь потоп. Силы элементов земли были направлены против людей, которых я любила. - Я видела будущее.

- Будущее говорит с тобой, как небо говорит со мной?

Я кивнула.

- Может быть, мы сможем заставить их работать вместе, - сказала она. - Мы можем рассказывать друг другу, что они говорят.

- Хорошая идея, Эрс, - сказал я. Потому что мне понадобится вся помощь, которую я смогу найти, когда наступит это наводнение. Надвигалась новая атака. Восстание снова замышляло напасть на нас. Но на этот раз я не буду пойманной врасплох. На этот раз я буду готова к этому.

Внезапно я почувствовала, что оставаться снаружи по ночам было не безопасно.

- Давай зайдем внутрь.

Эрс кивнула. - Я тоже боюсь, - сказала она, взяв меня за руку, и мы вдвоем проскользнули в дверь и вошли в уютный дом.

Еще недавно он был оживлен болтовней во время ужина, но теперь все было тихо.

Эрс подбежала по лестнице вверх, чтобы подготовиться ко сну, но я задержалась, глядя в широкое окно, в котором было видно поле, темное небо, горы на горизонте, и я изо всех сил пыталась понять послание звезд.

Спаси его.

Я ждала ответа.

Когда я лежала в постели той ночью, наблюдая, как Эрс извивается в своем спальном мешке, как роющее животное, я думала о ее странных, необычных способностях, интуитивно чувствовать мои эмоции, «слушая» небо. Оно сказало ей, что должна помочь.

Внезапно я села на кровати, вытянувшись в струну.

Возможно ли, что Эрс была четвертым мятежником?

Но я сразу же отвергла эту идею. Этого не может быть, и, более того, я не могла этого допустить. Я не могла сознательно подвергнуть Эрс такой опасности. Она была всего лишь ребенком. Конечно, не простым. Но она уже видела достаточно насилия, достаточно трагедий в своей жизни. Я не могла позволить ей пойти в бой.

Но если бы она была четвертой, и я бы стала отрицать это, тогда наша фракция никогда не преуспела бы. Мы никогда не победим, и равновесие сил между Орденом и Восстанием рухнет. И я продолжала бы быть тем, чего я так боялась: оружием, которое одна сторона могла бы использовать против другой.

Был ли способ узнать это? Я ведь смогла заставить себя получить свое видение на крыше школы, когда я нашла Аарона. Смогу ли я сделать это снова? Могу ли я увидеть, была ли Эрс той, кого я искала?

Я не хотела этого делать. Я не хочу ничего решать именно сейчас.

Но, может быть, лучше было бы узнать и защитить ее, чем не знать, и рискнуть подвергнуть ее еще большей опасности.

Я закрыла глаза, и мысленно абстрагировалась от всего в комнате, и видение настигло меня.

Знакомый туман струился из океана. Толстый и белый, поэтому мне было трудно увидеть больше, чем ногу перед собой. Я была здесь раньше - по крайней мере, в моих видениях. Когда мои глаза привыкли, я поняла, что нахожусь на огромном черном пляже. Туман пульсировал волнами, бьющимися о берег. Вдох. Выдох.

Пляж был освещен свечами. Откуда они здесь?

Передо мной стояли три фигуры. Когда я прищурилась в тусклом свете, их лица прояснились. Тетя Джо. Аарон. И третий человек, чье лицо я не узнала. Джеймс? Они держались за руки. Тетя Джо и Аарон потянули руки, подзывая четвертого, чтобы он присоединился к их кругу.

Я изо всех сил пыталась расширить свое зрение, чтобы уловить любую деталь, которая может дать мне ключ. Но видение, казалось, ускользало от меня, и чем сильнее я старалась, тем больше оно таяло. Почти сразу же, как только это началось, я вернулась в свою спальню, в темноту, одна.

Сверчки и цикады щебетали на заднем дворе. Снежные горы больше не поглощали звуки внешнего мира, заслоняя холодным воздухом тепло и свет. Теперь погода была теплой и мир пробуждался.

Я скользнула в постель и положила голову на подушку. Почему это видение было так трудно понять? Мое сознание пыталось защитить Эрс от правды? Она была послана помогать мне. Она была важным ключом.

Деревья через окно отбросили темные тени на стены, и я вздрогнула.

Предупреждение Астарота вернулось ко мне шепотом в ночи.

Я слежу за твоими мыслями.

Если это было правдой, возможно ли, что старейшина Ордера наблюдал за мной прямо сейчас? Может ли он знать, как я относилась к Эрс?

Я дала себе обещание: с этой минуты я буду смотреть за этой девочкой особенно внимательно. И я буду защищать свой разум, держать его в безопасности. Потому что, если Астарот увидит, о чем я думаю, Эрс может оказаться в еще большей опасности. Что, если хранители в темноте за пределами их дома в Роки Пайнс были не только из-за Аарона, могущественного мятежника, который был ее отцом?

Что, если они наблюдали за ней тоже? Ждали подходящего момента для атаки на четвертого?

Глава 14

Понедельники в Бобе были самыми тихими. План состоял в том, чтобы добраться туда до десяти часов вечера, когда Ян мог закрыть кафе, и мы могли бы поработать.

Я припарковала машину в квартале от кофейни, чтоб пройти мимо «В лесу». Воздух был теплый, лето было уже на подходе, и темнело уже позже. Пары гуляли по улицам города, держась за руки, покупали мороженое и отдыхали на скамейках. Семьи туристов выходили из магазинов, одетые в джинсы, легкие футболки и сандалии вместо походных ботинок. Это был теплый весенний вечер. Я внезапно была поражена, насколько я чувствовала себя отстраненной от этих людей. Они казались такими счастливыми и беззаботными, гуляя со своими семьями, их подругами, друзьями, женами и мужьями. Они ничего не знали об Ордене, Восстании, повстанцах, хранителях, одаренных. Они не знали, что их жизнь контролируется вплоть до мельчайших деталей. Марка зубной пасты, которую они используют, прибытие на пять минут позже, чтобы забрать своего ребенка из футбольной секции, шепот дыхания на чьей-то щеке - самые маленькие, самые незначительные события начинали действие как снежный ком в начале лавины. Одна происходящая вещь приводит к другой, и это приводит к еще одной вещи, а затем, прежде чем вы это осознали, вся ваша жизнь была прописана для вас, как какая-то великая и древняя книга. И каждый раз, когда начиналась война, каждый раз, когда цунами уносило половину населения или неожиданное землетрясение уничтожало тысячи жизней - это было Восстание, пытающееся бороться с планами порядка. Бороться с помощью управления хаосом.

Я тренировалась, поднимая мысленные стены против Астарота, когда шла пешком по Мейн-Стрит к дверям Боба. Ян подпрыгнул, когда колокольчики на двери зазвонили, и бросил на меня взгляд. Кафе было почти пустое. Я поняла, что, похоже, я была не единственная, кто был на взводе.

Я направилась к диванам в задней части, где мы всегда располагались. Когда я расстегнула молнию на своей сумке, чтоб достать блокнот, с ним вывалилось все остальное, что там было. Сверху было руководство для поступающих в колледжи и университеты, обложка была изрядно потрепана от постоянного ношения его в моей сумке в течение всего года, страницы были с загнутыми уголками и с отметками ярким маркером. Брошюра раскрылась на странице, которую я больше всего изучала за последний год: Колумбийский университет.

Я проследила пальцем по отзывам студентов, описаниям питания и жилья, советам и наставлениям как прожить в Нью-Йорке.

Я не доставала эту брошюру с тех пор, как узнала, кто я такая, с тех пор, как я поняла, что теперь у меня был шанс вообще не попасть в колледж.

Нью-Йорк. Он так отличается от моего крошечного горного городка в Колорадо. Однажды мне приснилось, что я там живу, хожу в музеи и театры, открывая для себя новую жизни. Я никогда не покидала Колорадо. Теперь, я поняла - это произошло потому, что мои родители и тетя Джо пытались защитить меня от моей судьбы.

22
{"b":"582990","o":1}