ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Силы мятежника? - Спросил Ян.

- Думаю да.

Ян посмотрел на меня и поднял брови.

- Отлично, - сказал он. - Есть только один способ узнать это.

- Что ты собираешься…

- Папа! - крикнул он, стоя на цыпочках и махнув рукой мужчине.

- Ну да, это было очень конспиративно, - саркастично заметила я.

Голова мужчины быстро повернулась, чтобы взглянуть на нас. Казалось, он прищурился от солнца.

- Что, если он не узнает меня? – Нервно спросил Ян. - Я стал старше и мужественнее.

- Правильно. - Я закатила глаза. - Можешь прокричать «папа, это я, Ян»!

Я не ожидала, что он воспримет мои слова всерьез, но он сделал именно то, что я предложила.

- Ян! - зашипела я. - }Ну, я думаю, можно с уверенностью сказать - нас раскрыли.

Но после слов Яна, мужчина в синем жилете застыл. Его удочка упала в реку и была тут же смыта течением.

- Как думаешь, он нас увидел? – нервно спросил Ян.

На вопрос Яна был дан ответ, когда мужчина начал пробираться к нам. Когда он подошел достаточно близко, чтобы я могла увидеть его лицо, я ахнула. Короткие, светлые волосы. Веснушки, разбросанные по его носу от пребывания на солнце. Как и Аарона Уорда, его было легко узнать по моим видениям – такой же, только старше.

Он рассматривал Яна с восхищением, удивлением и осторожностью.

Он открыл рот, затем снова закрыл его.

- Ян?

- Папа. - Теперь, когда мы были здесь, лицом к лицу с ним, Ян, похоже, не знал, что сказать. В течение минуты эти двое мужчин стояли молча, глядя друг на друга.

И затем, мгновенно, они крепко обнялись.

- Сынок, - пробормотал Джеймс, надломленным голосом. - Как ты... твоя мама... что ты...

- Папа, я все знаю, - сказал Ян, уткнувшись ему в плече.

- Я хотел тебе рассказать, - прошептал Джеймс ему на ухо. - Но я знал, что должен защищать тебя. И это означало, что я должен уйти. Когда твоя мама сказала мне оставить вас, я не стал спорить. Но я тек же не мог остаться с мятежниками. Это было слишком тяжело, находиться рядом с этой маленькой девочкой, это слишком напоминало мне о тебе.

Я улыбнулась, чувствуя, что слезы навернулись мне на глаза. Все эти поиски, все эти ожидания, что произойдет, когда мы найдем отца Яна Джеймса Харрисона, третьего из четырех могущественных мятежников, с которым мои родители собрались перевернуть уклады Ордена и Восстания – все это окупилось наилучшим образом.

- Эта маленькая девочка, - улыбнулся Ян. - Она прямо здесь.

Джеймс уставился на меня. - Ты Скай? - Он повернулся к Яну. - Дочь Мер и Сэма?

- Она самая, - усмехнулась я.

- Боже, ты такая взрослая! Вы оба. - Он вытер глаза ладонью. - У вас есть время, чтобы остаться погостить? Потому что... - Он увидел взгляд в наших глазах, и его лицо вытянулось. – О, наверное, есть причина, по которой вы теперь все знаете обо мне.

Ян посмотрел на меня в надежде на поддержку, и я кивнула.

- Мы многое должны сказать вам, мистер Харрисон - э-э, Шарп, - сказала я.

- Джеймс, Скай. Думаю, мне пора снова вернуться к Джеймсу.

Я кивнула. - Джеймс. Ян и я должны рассказать вам о том, что происходит.

Джеймс не казался столь же категоричным к идее вернуться с нами, как это сразу воспринял Аарон, но тогда у Аарона были причины волноваться о его возвращении в Ривер Спрингс. Джеймс ушел из-за своей тайны, но теперь, когда ему больше не нужно было прятаться от сына, ему нечего было бояться возвращаться. Теперь его главной заботой было помогать нам.

И вот так я собрала всю группу снова вместе - с некоторыми новыми дополнениями, конечно. Джеймс вернулся с нами в Ривер Спрингс, помогая мне укреплять мои силы, когда я нуждалась в этом. Он решил остаться с нами у тети Джо, будучи не готовым пока встретиться с матерью Яна, тем человеком, который еще не знал его тайны. Он, тетя Джо и Аарон начали практиковаться, объединяя свои силы, готовясь к тому, что должно было произойти.

Я узнала больше о мятежниках и о той силе, которую они использовали каждый день. Так как они не принадлежали ни Восстанию, ни Ордену, они не могли использовать всю мощь элементов. Вместо этого каждый мятежник, как я узнала, имел небольшую искру таланта или умения. Тетя Джо была способна манипулировать землей, что, по-видимому, было причиной того, что она начала заниматься пешими экскурсиями и походами в горы. У Аарона была власть над ветром и небом. Джеймс, как мы видели в Вайоминге, был на «ты» с водой. Когда они втроем объединили свои силы, они могли нанести серьезный урон. Однажды днем ​​они фактически проложили русло реки через поле за нашим домом.

И теперь, когда они втроем объединились, мы стали на один шаг ближе к тому, чтобы называться армией мятежников.

Между делом закончились выпускные экзамены. Я так и не вернулась в школу после самого первого теста, с которого с убежала. Тетя Джо позвонила, чтобы сказать им, что все случилось из-за семейных неурядиц, что даже не было ложью, и что я должна была срочно уехать. Я могла бы наверстать все это в летнее время. Конечно, никто из нас не знал, будем ли мы живы до тех пор.

Я могла посмотреть в будущее, но я видела только вспышки будущих событий. Но это только раздражало меня. Я не могла понять, как это закончится. Я не знала, кто победит. Как во сне я балансировала на краю огромной пропасти - самом большом, самый крутым, самым сложным лыжным склоном моей жизни. И я знала, что сейчас пришло время надеть свои лыжи и сделать решительный шаг в неизвестность.

Я больше не могла контролировать все в моей жизни. Я должна была просто отпустить это все.

Первая половина года была чуть ли не самой страшной, самой тяжелой в моей жизни, и я не знала, что нам уготовано во второй половине. Пока все остальные готовились к выпускному балу и летним каникулам, мы с моими друзьями готовились к какой-то эпической битве. И никто из нас не знал, выживем ли мы.

Мы собирались каждую ночь во время финальной недели перед выпускным балом. Наш дом был полнее, чем когда-либо прежде, и мне это нравилось. Я больше не хотела бы возвращаться в те холодные зимние дни, когда дом был пуст, и я смотрела в окно на луну в одиночестве.

Мой разум продолжал возвращаться к Эрс. Она стала для меня сестрой, и у меня все еще было постоянное, гложущее чувство, что она была четвертым мятежником в видении моей матери. Еле видной тенью, потому что она еще не родилась тогда. Это имело смысл. Но идея заставить ее сыграть такую ​​важную роль во всем этом доставляла мне боль. Она была всего лишь маленьким ребенком. Как я могу причинить ей вред? Как я могу взять ее с собой в бой?

Хотя наши родители тоже пытались защитить нас. Они скрывали от нас всю правду, но мы все равно нашли свой путь.

Я больше не могла это откладывать. Мне надо было спросить мою маму. Последний совет, прежде чем пришло время оставить прошлое позади себя и смотреть в будущее самостоятельно.

У меня осталась еще одна петля слева на деревянной коробочке. Еще один вопрос.

Итак, в одну из ночей, когда все разбрелись по своим спальным местам - я поднялась наверх и достала деревянную коробочку из ящика для носков. Когда я задала маме последний вопрос, последний лепесток четырехлистника ярко засветился.

- Кто четвертый мятежник, которого ты никогда не показывала?

Узор засветился еще ярче, опаляя лес, пока все четыре переплетенных дуг гравировки не взорвали клевер яркой вспышкой пламени, освещая тьму.

Я услышала голос мамы:

Мой маленький клевер.

Четыре листа.

Я должна была защитить тебя. Ты еще не была готова. Она говорила о Эрс или…

Ты - ключ ко всему этому.

Четыре переплетенных петли.

Это было последнее, что я ожидала услышать, но это было и в ее письме с самого начала. Подсказки были там все время.

Четвертой - была я.

Огонь погас. Гравировка исчезла и коробочка была запечатана навсегда.

И я получила все ответы.

36
{"b":"582990","o":1}