ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Князь Всеслав отпустил всех присутствующих, и когда народ стал расходиться, епископ Никифор подошел к князю.

- Какое у вас ко мне дело, ваше преосвященство? - устало спросил Всеслав.

- Ваша светлость понимает, что я, конечно, умолчу о его планах, но буду вынужден немедленно сообщить митрополиту о подготовке военного похода, а митрополит в свою очередь предупредит киевского князя Изяслава? - несколько сбивчиво сказал Никифор.

- Конечно, я все понимаю, оповестить митрополита - это ваш долг, но это не имеет никакого значения, поскольку войско князя Изяслава находится вдали от новгородских земель и Ярославичи все равно ничего не успеют предпринять, - с усмешкой ответил князь Всеслав.

Выйдя из терема, мой отец обратился к Ратимиру:

- Почему Вадим стал возражать князю, он что не понимал, чем все это для него закончится? Ему ведь просто нужно было промолчать в конце или он правда сумасшедший?

- Вадим очень умен, иногда мне даже кажется, что он слишком умен. Ты не смотри, что он ведет себя как скоморох, на самом деле он получил хорошее образование и обучен сражаться как закаленный дружинник. У меня есть лишь военное мужество для сражений с внешними врагами, но у Вадима есть еще и мужество личное противостоять своим страхам и врагам внутренним. Ничего страшного, князь Всеслав вспыльчив, но отходчив, скоро он выпустит Вадима, - сказал Ратимир.

- А что это за дурацкий лук, из которого Вадим сегодня стрелял, я таких раньше никогда не видел? - с интересом спросил мой отец.

- Это составной лук из дерева и роговых пластин, его купил отец Вадима у печенегов, вместе с секретами стрельбы. Когда-то в союзном походе с киевлянами отца Вадима удивила смертоносность этого оружия кочевников, и он решил, что его сын должен научиться стрельбе из такого лука. Несмотря на свой странный вид, этот лук намного мощнее и точнее обычного, он оригинален, как и его хозяин. Помни, Горислав, не все что выглядит дурацким и смешным, является таким на самом деле.

2

В следующие два дня полоцкий князь был занят подготовкой к походу на Псков, на третий день было решено созвать в Полоцке вече. Вадима также продержали в порубе два дня, а на третий день выпустили.

День созыва вече был на удивление теплым и солнечным, лучи солнца проникли в каждый закуток огромного города, где под невероятно чистым синим небом стояла уже привычная торговая суета.

Годы спустя, сын князя Всеслава, Борис, рассказал мне, что в тот день еще ранним утром князь Всеслав отправился к берегу Двины, откуда его на лодке перевезли на остров в монастырь Иоанна Крестителя. Недалеко от острова возвышался Софийский собор, но князь Всеслав предпочитал помпезному и величественному Софийскому собору небольшую тихую церковь Святой Богородицы, находящуюся в монастыре. В церкви Святой Богородицы были захоронены князь Изяслав Владимирович со своими сыновьями: князем Всеславом Изяславовичем, погибшим еще ребенком, и блистательным князем Брячиславом. С этой церкви началось возрождения Полоцка, именно здесь князь Всеслав чувствовал необъяснимое присутствие безграничной высшей мудрости и непознаваемых духовных сил. В этом тихом месте, ставя свечи, князь предпочитал молиться и размышлять о прошлом и будущем Полоцка.

Всеслав сидел глубоко задумавшись, когда послышались уверенные шаги и в церковь вошел Вадим.

- Ну как, посидел в яме два дня, подумал о жизни? - тихо и спокойно сказал князь Всеслав.

-- Да, светлейший князь, подумал. Наказание было справедливым, наверное, даже недостаточным, ведь я перешел грань дозволенного на совете, - поклонившись князю, тихо сказал Вадим.

- Послушай, Вадим, я понимаю твои опасения по поводу предстоящей войны. Признаться мне и самому не нравится вся эта затея, и решение о начале войны далось мне очень нелегко. Но пойми, у меня просто нет выбора. Купцы не врут, над нашей родиной нависла огромная опасность, и нужно срочно что-то предпринять. Я считаю, что в эти непростые времена нам всем нужно держаться вместе, и я бы хотел, чтобы ты сопровождал меня в походе на Псков. Хотя я знаю, что тебе все это не по душе, и я пойму, если ты откажешься, - сказал князь Всеслав и внимательно посмотрел на Вадима.

- Чтобы ни случилось, я не оставлю вашу светлость в опасности. Я буду верно служить вам на этой войне, - поклонившись, ответил Вадим. Князь Всеслав улыбнулся и похлопал Вадима по плечу.

Внезапно зазвенел вечевой колокол Софийского собора, словно сама святая София призывала полочан к единству в трудный час. Толпы народа потянулись к торговой площади Полоцка. В толпе горожан был и я с моим отцом. На специально выстроенном помосте я увидел князя Всеслава, одетого намного проще, чем обычно, в добротный черный плащ - мятль. На ногах Всеслава были темно-синие шелковые штаны, заправленные в высокие черные сапоги, на одежде полоцкого князя в этот раз не было ни узоров, ни украшений. С помоста князь Всеслав обратился к жителям Полоцка, его речь гулко поднималась над площадью, заставляя замолчать и затаить дыхание полочан:

- Отважные жители великого Полоцка, вы те, на ком держится процветание этого города, его величие и слава его. Вы стойко и мужественно сражались рядом с моим отцом при Судомире и привели к покорности новгородцев и киевлян. Вы подчинили народы Прибалтики и держите в своей власти все города на землях от Кукенойса до Менска. Вы, прослывшие, как народ справедливый и праведный, воззвавшие к Богу и получившие его благодать, через строительство великого собора святой Софии. Сегодня я пришел спросить у вас, чего желаете вы, так как враги посягают на честь земли нашей.

Полочане! Вы все знаете о беззакониях, которые творят на Руси наши соседи Ярославичи. Подобно своему отцу, братоубийце, они притесняют своих братьев и устраивают бесчинства и гонения на достойных и честных людей.

Вы также знаете, что после нашей победы в войне с Ярославом Владимировичем по мирному договору мой отец и его потомки стали соправителями Киева. Однако когда мой отец умер, Ярославичи нарушили мирный договор, не приняв меня новым соправителем, чем оскорбили наш город. У меня уже есть достойнейший из городов, и мне не нужен их Киев, но воспользовавшись молчанием Полоцка, старшие Ярославичи захватили власть на Руси и расправились с нашими союзниками.

Сегодня Ярославичи пошли еще дальше, они избили и выгнали наших купцов, чем открыто бросили вызов Полоцку.

Забыли киевляне и новгородцы о битве при Судомире, об отваге и стойкости полоцких воинов, о том, как просили нас заключить мир. Еще вчера они откупались от нас своими землями, а сегодня они обкрадывают нас и наши семьи и унижают землю наших предков.

Полочане, мы слишком долго терпели преступления Ярославичей, пришло время дать отпор обнаглевшему врагу и напомнить киевлянам и новгородцам - где их место.

Наша вражда с Новгородом длится веками, и наши славные предки: Князь Рагвальд, князья Изяслав и Брячеслав, они нам покровительствуют в этой борьбе.

Наступает время справедливой войны, и наш долг защитить нашу землю под знаменем Тимофея Полоцкого. Чтобы Ярославичи знали, что есть еще сила на Руси, способная заступиться за правду и справедливость.

Но я спрашиваю сегодня у вас, жители великого Полоцка, чего же хотите вы? Мира или войны с Ярославичами?

Толпа полочан, была изначально настроена против Новгорода и Киева, из-за слухов об избиении полоцких купцов и мнения самых влиятельных людей города, с которыми Всеслав уже все решил заранее.

Но речь Всеслава, обращенная к толпе, в которой было много ветеранов, бившихся при Судомире и помнивших о боевой славе Полоцка, привела людей в неистовство. Вначале из толпы полочан периодически вылетали крики одобрения во время речи Всеслава, а после вопроса князя, площадь наполнилась дружным гулом:

- Войны! Войны! Войны!

11
{"b":"582991","o":1}