ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И все равно, это как с нечистью, все о ней говорят, но я как ни старался, ни разу ее не встречал. Все это сказки психов и трусов.

Тут у князя Всеслава возникло желание превратится в волка, и продемонстрировать зазнавшемуся киевлянину, что мир устроен сложнее, чем он себе представляет. Но подумав о последствиях такого превращения, полоцкий князь сдержался.

Вскоре Всеславу и его сыновьям, находящимся в порубе, князь Изяслав лично сообщил, что его сын Мстислав, недавний правитель Новгорода, теперь правит в Полоцке.

Это было правдой, когда Киевское войско подошло к стенам Полоцка, и потребовало принять своим правителем - князя Мстислава, полочане, деморализованные пленением Всеслава и его сыновей, посоветовались с епископом и Ратимиром, и открыли князю Мстиславу ворота, в обмен на заверения не нарушать традиций и соблюдать порядок и законы Полоцка.

Князь Мстислав писал своему отцу в Киев, о том, что Полоцк очень богатый и хорошо укрепленный город, не уступающий его былой вотчине - Новгороду. И князь Мстислав очень сомневался, что ему удалось бы самому захватить этот город, если бы полочане не открыли ворота.

Мстислав так же писал, что полоцкий Софийский собор, хотя немного и уступает новгородскому по размерам, но кирпичи для него изготовлялись в специальных разборных формах. Это обстоятельство удивило Мстислава, в письме он отмечал, что о такой технологии не слышал ни в Новгороде, ни в Киеве, а ведь в этих городах также строили византийские специалисты, по самым последним достижениям строительства. Но технология изготовления строительного материала в Киеве и Новгороде была более примитивной.

Полоцкие лучники, по словам Мстислава, были одни из лучших на Руси. В целом Мстислав был доволен новыми владениями, и писал, что Полоцк - город очень передовой, вот только его жители показались ему проще и суровее новгородцев и киевлян.

Несколько месяцев просидел князь Всеслав в порубе со своими сыновьями. А в это время Вадим, мой отец и Ратимир с полоцкими дружинниками втайне собрали с полочан деньги и отправились в Киев.

Двор полоцких князей в Киеве, основанный еще полоцким князем Брячиславом, состоял из целого района построек, где останавливались полоцкие купцы, а местные жители отвечали за интересы города Полоцка в киевских землях.

Группа всадников, одетых в одинаковую черную одежду, поверх которой звенела кольчуга, приехала в Киев под вечер. Проехав через весь город, всадники добрались до двора Брячислава, затем всадники спешились и направились к воротам полоцких владений.

- Кто вы такие? - спросил грузный здоровый стражник, преградив полочанам дорогу.

- Я старший дружинник полоцкого князя Всеслава, меня зовут Ратимир, а со мной дружинники полоцкого князя и его приближенные. Мы хотим поговорить с тивуном двора Брячислава!

- Подождите здесь, мне нужно о вас доложить, - несколько удивленно произнес стражник. Затем он исчез за воротами и вскоре к Ратимиру вышла целая процессия озадаченных людей. По одежде вышедших хозяев двора, мой отец решил, что это очень богатые купцы. Ратимира и полочан поприветствовали и пригласили зайти в здание, после чего один из хозяев двора Брячеслава обратился к полочанан:

- Меня зовут Роман, я тивун в полоцких владениях в Киеве, мне сказали, что вы дружинники полоцкого князя и хотите меня видеть!

Тут Ратимир выхватил из-за пояса кинжал и оглушил рукояткой стражника. Затем он схватил левой рукой Романа за воротник, прижал его к стене, а правой рукой жестко приставил лезвие к горлу Романа. Спутники тивуна пришли в оцепенение и ничего не предприняли, впрочем, возможно, их остановил грозный вид полоцких дружинников, взявшихся за оружие.

- Ну что, продажная крыса, вот и настал твой час! - рявкнул Ратимир, чуть приподнимая от земли Романа левой рукой.

- Что вам нужно, я вас не понимаю, в чем я виноват? Я всего лишь местный тивун! - стал растерянно оправдываться Роман, и по его лицу ручьями потек пот.

- Тивун? Да какой из тебя к черту тивун, если твой князь уже несколько месяцев сидит в порубе у тебя под носом, а ты даже не попытался ему помочь? Грязный пес, да ты должен валяться в ногах у князя Всеслава, за то, что он позволил тебе жить, когда киевляне не признали князя Всеслава соправителем Киева. Полоцкий князь был настолько милостив, что позволил тебе практически бесконтрольно грести под себя серебро и золото от его имени. И где твоя благодарность, жалкая тварь? Веселишься и ведешь дела с врагами Полоцка? - при этих словах Ратимир стал нажимать лезвием поставленным плашмяна, на горло тивуна чуть сильнее, причиняя Роману жгучую боль.

Из глаз Романа потекли слезы.

- Пощадите меня! - закричал ошарашенный Роман. Ратимир резко отпустил Романа, и тот упал на колени, скорчившись, с жалким видом Роман стал оправдываться, прерываясь на стенания:

- Я виноват, но что я мог сделать? Что я мог? Князь Изяслав держит нас под строгим контролем и грозиться казнить за малейшее подозрение в измене его власти. Я верен Полоцку и сделаю все, что вы скажите, только пощадите!

- Встань с колен Роман, отныне ты будешь служить мне и князю Всеславу и смотри, если обманешь меня, то будешь умирать медленной и мучительной смертью! - сказал Ратимир, поднимая тивуна с колен.

Затем Ратимир, Вадим и Роман обсудили план действий: купцы из двора Брячислава попытаются подкупить охранников. Роман будет всячески убеждать знатных киевлян, обещая им большую награду, что Всеслава нужно освободить. На подкупы и другие расходы, Ратимир привез Роману несколько десятков мешков серебра.

Одновременно Вадим и Ратимир продумывали план нападения на охрану поруба и силового варианта освобождения князя Всеслава.

Теперь оставалось только ждать полоцкую дружину и моего отца. Роман поселил полочан в постройках для купцов. Мой отец прожил в Киеве несколько недель, ожидая удачного момента для освобождения князя. Роман посоветовал полоцким дружинникам не показываться в городе, поэтому Киев мой отец так и не посмотрел. Дела шли неважно, многие знатные киевские купцы соглашались с Романом, но помогать освобождению князя Всеслава на деле отказывались, боясь гнева Ярославичей. Ратимир и Вадим готовы были сделать что угодно, вплоть до убийства киевского князя Изяслава, но тут в их планы вмешались половцы.

Прорвав пограничные укрепления, половцы вторглись в русские земли. На реке Альте, под городом Переяславлем, звероподобных кочевников, одетых в шкуры, встретило войско Ярославичей. В короткой, но очень кровопролитной битве, Ярославичи были разгромлены. Бежавшие в Киев князья Изяслав и Всеволод, отказались давать жителям Киева какие-либо объяснения.

Над Киевом сгущались тучи, начинался сильный дождь с ураганным ветром.

Киевляне считали унижением потерпеть поражение от кочевников, и еще больше их возмутило, что киевский князь Изяслав смирился с поражением.

Зазвенел вечевой колокол киевского Софийского собора, мой отец тогда вспомнил полоцкое вече. Звон вечевого колокола, иногда также предупреждал о пожаре в городе, и мой отец подумал, что этот звон обычно предвестник неприятностей.

На собравшемся вече разгорелись споры, киевляне позвали на вече князя Изяслава и потребовали выдать им оружие и начать новый поход против обнаглевших кочевников.

- Вы собрались мне указывать, как вести себя с половцами? Я только что с ними сражался, чудом остался в живых и не собираюсь к ним возвращаться. Кочевники пограбят и вернуться в степь, тогда и будем решать, как укреплять оборону, а сейчас выступить против их огромного войска - это верная гибель, - возмущенно сказал киевский князь Изяслав, обращаясь к собравшимся киевлянам.

- Это он зря, горожанам нужно много обещать и выполнять их требования хотя бы в мелочах, создавая видимость их власти и уважения их мнения! - недовольно покачав головой, сказал Ратимир моему отцу, наблюдавшему киевское вече вместе с полоцкой дружиной.

- Ваша светлость отдаст наши земли на разграбление половцам? А наших сыновей, братьев и сестер за пределами города оставит на потеху кочевников? Одумайтесь, светлейший князь! - сказал киевский митрополит. И тут над Киевом грянул гром и блеснула молния, отразившись вспышкой на шлеме Изяслава.

21
{"b":"582991","o":1}