ЛитМир - Электронная Библиотека

Сидел Евгений, довольный жизнью, во время обеда и ел соленую соломку, дабы не потолстеть. Но тут позвонила Галина и сказала, что им необходимо съездить вдвоем к матери Семена. Евгений только охнул, но согласился поехать в гости в выходной день. Мать Семена оказалась бабулей подвижной, но ворчливой. Жила она не одна, а с отчимом Семена. Та еще парочка.

Мать Семена постоянно ворчала на его отчима. Пожилой человек умудрялся не реагировать на нравоучения пожилой супруги, так они уживались уже лет сорок. И у Евгения стукнула в голове мысль: а как реагировал Семен на свою родную мать? Могла ли она его довести до белого каления? И сам себе ответил: могла. Есть люди, напичканные нравоучениями и поучениями. Мать Семена была из этого числа.

Теперь Евгений постоянно думал, что это именно мать довела Семена до невменяемого состояния, и сам пытался отгородиться от ее нравоучений всеми способами. Например, если на семейный праздник приезжали все родственники Галины, то он приезжал на праздник последним, когда мать Семена уезжала. На этом он и остановился в смысле поиска правды о погибшем муже Галины.

Жизнь правит бал переживаний. Самый главный бал зимы — Новый год. Евгений вздрогнул от предчувствия, он боялся схода родни Галины за общий стол, который она накрывает за их общий счет. Он боялся этой встречи. Он уже обвинил мысленно Фатиму и мать Семена. Что таится в Галине? Вот в чем вопрос.

Город плотнее одевался елками и покрывался гирляндами. У перехода под железнодорожными путями продавали игрушки и маленькие елки. Евгений пошел через переход. В переходе сидела дружная компания, состоящая из продавцов и музыканта. Здесь продавали нательное белье и цветы. Рядом с продавцами сидел баянист, который иногда играл нечто музыкальное. Евгений остановился у живописной группы. Ему показалось, что эта компания знала мужа Галины.

Теперь Евгений уже знал, что Семен Семенович последнее время работал сварщиком на стройке. Дома строили по новой технологии, и без сварочных работ сборочный процесс домов не обходился. Он строил дома в новом районе, а жили они в старом районе города. При сварке бывает такая красивая иллюминация, что не хуже салютов смотрится со стороны.

А когда сварщик успевал книги читать на работе? Или он читал во время обеда? При сварке точно книгу не почитаешь. Спрашивается, почему он шел с библиотечной книгой? У Евгения в голове пролетели вопросы целым роем.

— Мужик, чего застыл, будто спросить чего хочешь? — спросила полная баба в цветастом платке, продающая цветы.

— Не знаю, как к вам обратиться. У меня есть один вопрос, — растерянно проговорил Евгений.

— Задавай свой вопрос, — разрешил баянист.

— Дело в том, что я женюсь на женщине, у которой муж погиб, переходя железнодорожные пути, под поездом год назад.

— Ты на бабе Семена жениться хочешь? — удивилась баба в цветастом платке.

— А вы Семена знали? — в свою очередь удивился Евгений.

— А то нет, он тут завсегда проходил. Семен Юрьевичу в шапку деньги за музыку кидал. У меня цветы жене покупал. Он с нами разговаривал, а то некоторые идут и за музыку не платят, — ответила баба.

— А вы, часом, не знаете, почему Семен пошел не через подземный переход, а через железнодорожные пути? И вообще непонятно, почему вы знаете, что он погиб? — спросил с отчаянием в голосе Евгений.

— Да кто его знает, почему он пошел через пути?! — возмутился баянист. — Ты не первый, кто у нас про Семена спрашивает. Год назад нас постоянно опрашивали по этому вопросу. Мы ничего не знаем.

Евгений положил бумажную купюру в шапку баяниста и пошел дальше по переходу под радостный крик музыканта. Он хотел посмотреть на дома, которые строил Семен. Дома стояли похожие один на другой и были готовы для новоселов.

В голове у Евгения было три варианта ответа. Случайность. Спасал Фатиму от игровой зависимости. Мать, любившая всех обзванивать, довела его упреками и нравоучениями. Почему-то в эти варианты не входила Галина. Евгению Галина нравилась, и он не мог даже в мыслях ее упрекнуть.

У одного нового дома Евгений заметил небольшую группу рабочих. Он подошел к ним и стал пристально рассматривать.

— Кого ты здесь ищешь? — спросил рабочий, одетый в синюю куртку, похожую на ватник.

— Я ищу того, кто знал Семена — сварщика, погибшего год назад.

— Мы его знали, — ответил строитель. — Хороший был мужик. Работящий. Земля ему пухом. Помянуть бы его не грех, год прошел.

— А вы, случаем, не знаете, почему он погиб? Почему он не пошел через подземный переход?

— Кто его знает! Я точно не знаю, почему его черти через пути понесли! — воскликнул зло рабочий. — Может, он устал! Или замерз! Или заболел! Сварщики порой на улице работают!

— Простите меня, — попятился Евгений. — Вот, помяните Семена-сварщика, — и он протянул купюру рабочему.

Рабочие кивнули ему в знак благодарности.

Евгений пошел к пресловутому подземному переходу. Он не был богат, раздавая деньги, он элементарно покупал свою жизнь у случайностей.

— Подождите! — услышал он сдавленный крик.

Евгений остановился, оглянулся: за ним быстро шел молодой парень.

— Мне надо с вами поговорить, — нервно выдохнул молодой человек.

— Я вас слушаю, — ответил спокойно Евгений.

— Я работал с Семеном, я его ученик. После его смерти вся его работа на стройке на меня свалилась. Я знаю, как ему было тяжело работать. У него были большие проблемы с глазами, он часто смотрел на сварку, но не всегда подбирал правильные очки. Я себе купил защитные очки для сварки, а он на себе экономил. Он просто мог не заметить поезда.

— Но он мог его услышать! — воскликнул Евгений.

— На стройке столько шума, что слух притупляется, — ответил молодой сварщик.

— Спасибо вам большое! — произнес Евгений, пожимая руку парню.

У подземного перехода Евгения поджидала баба в цветном платке.

— Мужик, что я тебе скажу, — проговорила она шепотом.

Но договорить она не успела, ее кто-то просто оттолкнул от Евгения. И мгновенно появилась толпа из электрички. Баба исчезла в толпе или растворилась в пространстве. Он медленно пошел к остановке, но на его пути встала баба в цветном платке, словно из-под земли выросла.

— Мужик, я чего вспомнила: Семен плохо видел. Мужчина он был обходительный, шибко мне нравился. Он мне одну историю про себя рассказал. Когда ему было лет девять, он уже был красивым, а в школе, значит, у них зрение проверяли. Фельдшер ему в глаза жидкость закапала, от которой у него зрачки расширились, но назад так и не вернулись. Мальчишка почти ничего не видел. Его глаза долго лечили, но особо не вылечили. Он всегда в очках ходил. Он же сварщиком работал, прутки сваривал, очки другие надевал, так еще хуже зрение стало. Вот, — выдохнула тираду слов баба и исчезла в сумерках.

Евгений пришел домой. Его мини-квартира сияла чистотой. Пахло вкусной едой. На тренажерном велосипеде сидела Галина в футболке и бриджах, крутя педали.

— Евгений, еда готова. Я тебе не помешаю, если покручу педали? — спросила Галина.

— Крути педали. Ты мне не мешаешь, — ответил Евгений и стал переодеваться.

Незаметно Евгений посмотрел на элегантную женщину на велосипеде, вспомнил бабу в платке и понял, что для Семена они были равны из-за плохого зрения. Ему захотелось сделать подарок Галине.

— Галина, а какие у тебя очки? Минусы или плюсы?

— У меня очки для работы и для дали, поэтому я ношу с собой всегда двое очков.

— Ты мне дай свои данные, только запиши, чтобы я не перепутал.

Евгений заказал для Галины дорогие модные очки, в которых были все нужные ей для нормального зрения диоптрии.

Через неделю Евгений подарил Галине очки… Женщина растрогалась, поцеловала любимого человека и расплакалась, но как-то быстро успокоилась и сказала:

— Евгений, у меня есть проблема, я тебе о ней не говорила. Фатима больше года снимала квартиру у музыканта, он в подземном переходе играл. Отец дочери сосватал эту страшную квартиру.

2
{"b":"582992","o":1}