ЛитМир - Электронная Библиотека

«Ты меня не заслужила!» — всплыло в памяти. Пусть не заслужила, жила бы себе да жила. Она стала ползти медленно, как будто кто подсказывал телодвижения. Гравий колол тело. Пальцы болели. Она боялась ошибиться и упасть в пропасть, пусть не очень глубокую, но колкую и безвыходную, как сама ситуация.

Машина стояла в стороне от гравия, на застывшем куске бетона, и манила своим уютом. Гравий перестал сыпаться. Руки почувствовали старый бетон. Фатима встала на колени, потом поднялась на ноги. Она посмотрела на свой ободранный облик, села в машину, взяла распечатанное на принтере письмо.

«Чтобы приехала в среду ко мне! Мне еще нужно найти тебе замену! Вот и сиди одна до гробовой доски, а ко мне не лезь! Ты меня вообще не заслужила! Не тормози меня!» — писал Руслан. Фатима перечитала два раза все слова и усмехнулась.

На письме появилась кровь из пораненных о гравий пальцев. Обида прошла. В сердце появилась пустота безразличия, а рваная одежда успокаивала. Она выжила, а это главнее слов. Она пройдет этот ад одиночества. Она слегка отъехала назад на машине, потом развернулась и остановилась.

Перед машиной стоял молодой человек в куртке цвета песка, со старым рюкзаком на плече и в высоких резиновых сапогах. Он измученно улыбался. Фатиме стало страшно, но она произнесла фразу: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать», — после этих слов она открыла дверь незнакомцу.

Мужчина положил осторожно рюкзак на заднее сиденье и потом сел рядом с ней. От него несло запахом костра, пота, грязной одежды. «Да, машину пора помыть, а то только такие грязные мужики и просят подвезти», — подумала она.

— Мне до города, — заговорил молодой человек, — сколько возьмете?

— Жизнь, — мрачно выпалила Фатима.

— Не смешно. Почему так дорого? Тогда я пешком дойду.

— У меня шутка такая. Довезу. Вы бедный, буду Вашим спонсором на одну поездку.

— Я не бедный.

— Кто бы говорил.

— Что с Вами? Вы вся в крови!

— Шла. Споткнулась. Упала. Кровь.

— Верю. Я заплачу. Вот, возьмите, — сказал мужчина и показал свою ладонь. На ладони сверкнул маленький кусок золота.

— Откуда он у Вас?

— Этот карьер был некогда прибыльным, гравий даже привезли, чтобы строить здесь, но потом карьер забросили.

— Золото — и забросили? Здесь столица рядом, а тут такой карьер с золотом, и рядом ни одного человека! Как так?

— Я передачу по телевизору смотрел про этот карьер. Сам не поверил, что рядом с городом золото добывают в этой глине. Ведь Вы чуть в карьер не съехали! Здесь скользкая глина, а гравий сверху привозной. Весна. Только снег сошел, вот Вас и понесло.

— Почему не стали меня спасать?

— Я видел, что Вы выползете, а я здесь уже накатался по глине, да и с гравием хорошо знаком.

— Золота много добыли?

— Нет. Золота здесь на самом деле практически нет.

— А то, что Вы мне дали?

— Считайте, что это самородок.

— Вам не жалко?

— Девушка, Вы меня спасете, если до дома довезете! Поверьте — это дорогого стоит. В таком виде ехать по городу опасно.

— Зачем сюда поехали?

— Романтики захотелось, но больше не хочу.

— У Вас есть жена?

— Бог миловал.

— А меня мой друг бросил официально, можно сказать, по Паутине.

— И Вы из-за этого чуть сегодня не погибли?

— Да.

— Поехали ко мне! Я не злой! Я добрый! А золото я купил у местного золотодобытчика. Пропах я здесь костром и сам знаю, что пахну не лучшим образом.

— Тогда я зайду к Вам. Мне любопытно, а как Вы живете?

— У меня квартира в старом двухэтажном доме в столичном переулке. Дом принадлежал одной пожилой женщине, я ее видел сам, когда был маленьким. У нее была тогда одна комната. Все печи в доме выложены кафелем, дом давно предназначен под снос. Нас уже четверть века снести обещают, а мы все в этом доме живем. Дом деревянный, да Вы сами его увидите, — и назвал адрес.

— Я знаю этот переулок, действительно старый переулок, исторический, можно сказать.

— Лучше бы он не был историческим, тогда бы у меня была новая квартира с удобствами, а так мне надо идти в баню или в тазике мыться.

— Я подвезу Вас до вашего дома, но к Вам заходить не буду, Вы меня напугали.

Машину она остановила у старого двухэтажного дома. Из булочной, расположенной в этом доме, шел вкусный запах, который перебил запах костра. Мужчина с рюкзаком зашел в подъезд, словно исчез в деревянной пещере, так показалось Фатиме. Она вышла из машины, зашла в булочную, а когда она вышла из магазина, то увидела того же молодого человека, но не с рюкзаком, а со спортивной сумкой, из которой выглядывал березовый веник. Он улыбался.

— В баню подвезете?

— Садитесь.

Она отвезла мужчину в баню, а сама поехала домой. Дома она залечила ранки, легла в ванну, отмылась от чужих запахов. Мокрые волосы закрутила в полотенце. Звонок прозвенел неожиданно громко.

— Фатима, я уже чистый! Заберите меня из бани.

— И я чистая, но с мокрыми волосами. Высушу — приеду за Вами. Где Вы взяли мой номер телефона? Как Вы узнали мое имя?

— У Вас в машине лежала стопка Ваших визиток.

— Уберу. А Вы кто?

— Человек.

Она подъехала к бане. На крыльце бани стоял неизвестный мужчина, но она заметила знакомую сумку в его руке. Теперь он был дважды известный. Стройный мужчина с идеальной стрижкой, с чистым лицом, в джинсах и ковбойке был необыкновенно привлекателен…

— Сказки — это хорошо, но действительность пугает. Можно ли действительность превратить в сказку? — спросил он.

— Если прочитать абзац о бюджете страны, то приходишь в ужас от пессимизма тех, кто его составляет. То есть страна идет по наклонной плоскости от успеха к поражению. Странная вещь: появляются более красивые дома, дороги, машины. Но все это проходит мимо и мало кого успевает обрадовать, — ответила она.

— Так чего нет в нашей безбрежной стране? — опять спросил он.

— Общей цели созидания! Человеку надо быть необходимым обществу и потом самому себе, своим близким. Руководитель округа из последних сил снимает с себя рубашку бюджета и раздает в качестве добавок к пенсии, а у самого один вопрос: что дальше делать? Мало того, куда-то делись в стране деньги, их нигде нет! Если денег у всех нет, то это вопрос номер один.

— Куда стекают деньги? Кто их и куда складывает? Где предел? Почему в стране учат непроизводственным специальностям? Где сами производители?

— Раньше были герои труда, а теперь герои боевиков. С этим багажом далеко не уедешь. А все просто! Свою страну надо любить и думать о том, что в ней живут умные люди! А умные люди должны производить продукцию и получать за нее деньги. Но страну раздали на частные лавочки, а частные лавочки легко капитулируют перед тяготами жизни. И еще хуже — бескрайний север страны обеспечил всего одного богатого человека, который это богатство при разводе разделил на две части. Абсурд! Но это яркий пример того, куда исчезают деньги из казны.

— Что говорить о столице?

— Столица — это клубок из нелегальных и легальных денег. Убрали казино, но счастья еще от этого не испытали. Любой человек деньги и за океаном сможет проиграть.

— Зачем смотреть в чужой карман? Чушь? Возможно, но где страна и нормальная забота о гражданах округа? Чего гражданам не хватает?

— Само собой, денег!

— А где их взять?

— Заработать! А где заработать, — вот в чем вопрос! Кто бы об этом подумал! Где те идеи, ради которых можно всю страну построить и заставить приносить прибыль своей работой, — ответила Фатима и остановила машину. Ее больше не тревожили глупости мужчины.

Галина пришла в себя. Она любила водные процедуры. Мужчина сидел рядом с ней — могучий, здоровый, некоронованный король местного значения. На нем было надето одно полотенце цвета розы. Какая разница, что было на ней. Она не королева. Он излучал мощь и слегка шалил полотенцем. Она сидела, нагло выставив колени по самый купальник. Они говорили о тренировках и питании, как светские люди.

30
{"b":"582992","o":1}