ЛитМир - Электронная Библиотека

на друга налоговую комиссию, короче, хозяева уволили почти всех на фирме, остались площади и близкие по сути люди. «Царь сказал: «НЕТ!» — это все, что Галине сказали при увольнении. Красиво. Сказочно. Но до безумия обидно.

В почтовом ящике Галину Григорьевну ждал конверт из префектуры, где писали, что их дома отремонтируют до 2044 года. Хороший ответ, главное трудно проверить, но вопрос с ремонтом домов, выглядывающих из молодой зелени, закрыт. Летом деревья закрывают многие проблемы.

Открыла Галина почту в сети, где ей задавали вопрос: «С какого возраста люди должны выходить на пенсию»? Честно — не знает, жуткое состояние, когда увольняют по возрасту, а, если не будет пенсии, что тогда делать? Ведь уволят. У власти мужчины, получают в год официально до 87 миллионов рублей, цифра была в новостях, Галина ее не выдумала. Смотрите РЖД.

Неужели такие мужчины будут держать на работе пожилую женщину? Рядом с бывшим директором, обвивая его своими Галинами рук, находились худосочные, длинные блондинки. Именно они, обвивая руками директора, не выполняли свои функции по продажам. Они менеджеры. Сам Газпром против них — ничто. Газпром не заказывал по бедности новое оборудование или менеджеры забывали продавать, покупая за свои чары дачи и огромные машины.

Поэтому пенсионный вопрос можно перефразировать: «До какого возраста мужчины выдержат на работе женщину»? Всем нужны молодые, худые, длинноногие… Женщины с годами уплотняются и изменяются. «Ее еще не уволили»? — спросил директор о женщине других параметров, отличных от 90-60-90. Уволили ее, еще до Галины. Им вовсе не нужны деловые качества, а потом фирмы сыплются…

Поэтому Галину страшно раздражала песня Семена о богатстве Газпрома. Ее мнение — Газпром беспробудное бедное существо, которое не способно заказывать новое оборудование. Как говорят рабочие, обслуживающие оборудование Газпрома: «Зачем нам новое оборудование, это еще не заржавело». Короче, фирма стала отделяться от Газпрома и рассыпалась на составные части. И конструктора остались без работы, а если уволили конструкторов, то уволили и рабочих.

Хобби и, как оно появляется. Смотря что, называть хобби. Возможно, это вид деятельности, который помогает пережить некий этап жизни. Итак, основной работой Галины Григорьевны была работа конструктором. Первая зарплата у нее была 100 рублей, потом 120 рублей. У ее мужа инженера первая зарплата была 110 рублей.

Ее отец, инвалид ВОВ, участник ВОВ, работал столяром, он получал 300 рублей в месяц. Ее мать работала в кофе, ресторанах и столовых. Иногда ее работа шла в плюс, а иногда в долг, который гасил отец. Но они молодым помогали на первых парах семейной жизни.

Отец всегда тянул две лямки после войны: работу столяром и дачу в шесть соток. Он сам построил домик, сам высаживал деревья и кустарник, сам выращивал клубнику, которая плодоносила с июня по сентябрь. Но Галина жила далеко от отца, за три тысячи километров и его чудесная дача до нее могла доехать только в виде варения. А от варенья у нее появилась боль.

Семидесятые годы двадцатого века. Сотенные зарплаты, родители далеко, дети подрастают. Что она делала? Все. Она любила мужа и детей, одевала их, стирала, гладила, ходила в магазин, готовила еду, мыла посуду, крутила на голове бигуди, ходила на работу. Богаче от этого она не становилась. Галина еще водила детей в детский сад с полутора лет, разница между сыном и дочкой — четыре года. Шила и вязала. Спать хотела всегда. Выглядела она — отлично. Ей все равно, говорили, что она богатая потому, что два дня в одной одежде на работу не выходила. Отец умер в 1979 году.

Восьмидесятые годы. Дети подросли. Галина стала писать стихи. Дешево и сердито: нужен блокнот и шариковая ручка. И мысли и чувства — все она в блокнот помещала. Мужчинам она в этом время нравилась, хоть объявление на себя вешай: «Не влюбляться!». Вот стихи и писала, перебор чувств — в полной мере: и муж, и сослуживцы, и все кто рядом. Стихи писала, но порвала два блокнота, нервы не выдерживали жизненных ситуаций.

Сын ушел в армию, когда только закончился Афганистан, и началось падение стены в Германии.

Девяностые годы. Брат умер. Муж четыре года пропадал без вести и возвращался, потом пропал окончательно. Сын пришел из армии. Он вскоре женился и ушел жить к жене. Родилась внучка от дочки. Семья: Галина Григорьевн, дочь и внучка. Галина опять стала стройной. Работала конструктором. Денег катастрофически не хватало, но появились рынки, они выручали. Стихи писала, издала первую книгу. Заметили ее в городе, пригласили в литературное объединение.

Двухтысячные годы. Умерла мама. Галина заболела. Больной ее взяли на работу и назвали — главный конструктор. Появился компьютер и Интернет. Она вышла в Интернет в 2001 году. Все время боролась за свое здоровье, обошлась без операции, нашла выход из ситуации, и все вошло в норму. Появились внуки. Стала писать прозу. Галину сильно за нее ругали. В 2003 году — пик ее стихотворного творчества. В 2004 и стихи, и первая проза. В 2005 — 2015-х были проза и работа. И все. Осталось хобби: стихи и проза. Работы нет. Но она вновь вяжет, как в девяностые годы…

Утро. Пять часов утра. Слышно монотонное и сонное бормотание. Это внук говорит по сети с кем-то, кто ночь играл в игру и еще не уснул. Галина сделала себе кофе, внуку чай. Он съел вечерние сырники, до которых за ночь у него руки не дошли. Тихо. Видимо игрок уснул. А она проснулась. Вязать не очень хотелось.

Пришла Галина Григорьевн к простому выводу, что дарить книги — себе вредить. Люди к дареным вещам плохо относятся, без уважения. Она рада, что все эксперименты прошла на стихах, книги были поменьше размером. Первые попытки сделать книгу она предприняла году в 1988.

У нее была маленькая, оранжевая пишущая машинка. Галине ее муж подарил. Она тогда сидела на кухне и печатала свои стихи на листках. Это был шаг вперед от блокнота. За ее спиной находился сервант с посудой, перед ее глазами была электрическая плита, мойка, холодильник, самодельные шкафчики, которые делал ее муж.

Кухня была кабинетом, она раскладывала стол выпуска 1973 года, отделанный пластиком с точками вместо рисунка. На стол ставила пишущую машинку и печатала с блокнота, куда записывала стихи. В то время она стихи могла писать, где угодно. В 1987 году Галина писала практически каждый день. Поэтический всплеск. Выброс адреналина на бумагу в стихотворной форме.

К этому моменту с ней произошли метаморфозы любви и разлук. Ей было 36 лет, значит, она собрала все прелести женской доли или судьбы. У нее был муж, но он уже начинал стареть и от нее отходить, как первый любовный ракетоноситель. Он здорово приучил ее к любви, чему она долго и упорно сопротивлялась, а, когда основательно привыкла, он стал уходить в лес или спать валетом.

Впрочем, молодость прошла вовремя.

Переезд на деревню произошел быстро, за один день. Теперь старый друг ноутбук, лучший друг. Создались условия полнейшего одиночества. Галина Григорьевна в деревне. За окном гудит любимая автострада, над телевизором тикают часы. Темно в комнате, прошел фильм про человека с хорошо развитым нюхом. И у нее сегодня закладывает нос. На улице похолодало, а она вымыла голову, а окна не закрыла. Это первый вариант, второй потревожила пыль квартиры, в которой находится совсем недавно, но квартира эта у них давно.

Можно сказать, что Галина Григорьевна находится в местной ссылке, а можно сказать, что она на отдыхе. Вероятно, она вышла из женского работоспособного возраста. Ей 65 лет с половиной. Выглядит нормально, отпустила волосы, не стригла их с января месяца, а на дворе конец августа. Листва еще вся зеленая. Сегодня она вышла на лавочку, все бабы стриженные, а у нее волосы появились, самой приятно, хотя иногда ей хочется их подстричь. Что еще, она на пенсии, на самой средней пенсии. Теперь ей надо жить на свою пенсию, поэтому она определила сумму, из которой не должна выходить. Не забалуешь.

56
{"b":"582992","o":1}