ЛитМир - Электронная Библиотека

Эти люди явно состояли в обществе «Последнего дыхания». Они в качестве туристов купили билеты на один корабль, им еще дали несколько человек гидов, вроде они отправились на экскурсию. Последний путь под воду был их экскурсией. Корабль захлестнуло волной и опрокинуло в пучину морскую.

Капитан об этом знал, он знал, как уйти с тонущего корабля. Он никого не спасал, их было двое, кто знал о печальной участи экскурсантов, они и спаслись. Капитан корабля вообще не потонул. Он и его помощник удачно сбежали с мгновенно потонувшего корабля во время цунами.

Чудовищно? Спасатели спустились к кораблю на дно и услышали стук из нутра корабля. Им отвечали на их стук. Но спасти пассажиров корабля они не могли. Корабль не подлодка, у него нет камеры для перехода из воды в помещение. Спасателей приехало — три тысячи, но и двадцать человек не удалось спасти.

Пошел дождь. Выключилась сеть. Хмурое небо. Электричество погасло и загорелось. Василиса девушка нормальная, без больших амбиций, с хорошей планкой. Она может влюбиться и способна влюбить в себя. В старые времена людей женили, в нынешние времена пытаются научить людей встречаться и жениться с помощью средств массовой информации. Общий уровень жизни вырос, больше появилось людей преклонного возраста. И стало мало тех, кто хочет создать семью и жить самостоятельно. Почему? Лениво.

Для выживания людей финансовый приоритет не всегда находится во вновь образуемой семейной ячейке. Понятно, что семьи — основа любого государственного строя, но семьи превратились в ячейки общества, которые способны выживать с наименьшим сопротивлением. Что еще. Появились очень богатые люди, которые уменьшили средний класс, способный к производству потомства. Появились натуральные дворцы, зачастую бездетные. Все нормально.

В новостях передали, что участковый застрелился за то, что его понизили в должности и с женой развелся. А от журналистки ушел режиссер. А в квартире кавардак. Василиса покормила животных, подмела пол, пошла в ванну и смыла с себя пыль. И вперед и с песней.

Василиса сменила кафе. И помогла ей в этом приятельница, которая ее пригласила в другое кафе, еще и покормила. Василисе надо было выговориться. Есть люди обычные, а есть люди достатка выше среднего. Приятельница Марфа — это изящная дама, в которой никогда не было больше 50 килограмм. Рост у них практически одинаковый, но вес разный.

На Марфу свалились 30 миллионов рублей. Она их в руках подержала. Василиса такую сумму денег не представляет, а Марфа пропустила деньги через свои руки. И превратились деньги в барский участок с домом, а она стала его хозяйкой. Господи! Откуда у людей деньги такие — даже не подумала Василиса. У нее денег быть не может, а у Марфы — запросто! Чему удивляться.

У Марфы все больше: и квартира, и барский участок. Поэтому они стали встречаться на нейтральной территории, а именно в кафе. Точнее, у Марфы есть муж, к которому она всегда ревновала Василису, а если Василиса одинокая, ведь от нее ушел муж, то и в дом свой Марфа не пригласила. А поговорить надо.

У Василисы вообще появилось ощущение, что она не человек, а большие уши, на которые все вешают лапшу своей жизни. Мужики ее не любят, но спрашивают:

— Василиса, извини, а у тебя давно мужчины не было?

У нее что, на лбу написано, что ее муж Иван нашел женщину толще ее?

Такие ей вопросы мужики задают:

— Василиса, а у тебя есть мужчина?

Никаких оттенков серого цвета. Хотя иногда спрашивают:

— Василиса, а ты читала книгу «Все оттенки серого цвета»?

— Читала, — отвечала Василиса.

Что в этой книге такого, что все ее прочитали? Книга полна текстов из переписки героев и очень много повторений. А любви там мало, больше интриги закрытого помещения, вызывающего жуть. Василиса один раз попала в западню сама. Тогда она была одна, правда, у нее зарождался флирт с одним молодым человеком.

Парень был хороший: высокий блондин с гибкой фигурой. Василиса и сама была хороша, вес не больше 60 килограмм при среднем мужском росте. На ней был легкий брючный костюм, босоножки и еще две одежки. Волосы до лопаток переливались чистотой. У них намечалась деловая встреча. Она должна была зайти к нему по делу. И зашла. И тут ее охватила страсть при виде блондина, которая, судя по всему, охватила и его. Они забыли, зачем встретились. Одежки с них слетали только так. Все оттенки бежевого цвета и серого цвета летели во все стороны. Бывает такое, но редко или никогда. Не любовь, а страсть в чистом виде. Больше они не встречались, как будто расцвела однодневная роза и завяла. Ой, это было лет сорок назад…

Берег моря удивительно способствует дружбе, переходящей в любовь. Всего-то море и песок, а сколько они вызывают эмоций! Человек на берегу моря расслабляется полностью от прикосновения к земле-матушке и купания в море-батюшке. Он обновляется, его кожа разглаживается, цвет кожи становится приятным от морского загара. Человек почти обнажен для обозрения других людей, но это его не волнует. Исчезает чувство скованности, он становится частью природы.

Если взять малый коллектив типа: Василиса и шеф, так она сто раз почувствовала, что ему нельзя перечить и спорить с ним надо очень осторожно, хоть он и не вооружен, но он и так опасен, опасен в гневе, если его не слушают. Главный он.

А в теплой стране люди совсем забыли о собственной безопасности. Хотеть не вредно, но порой очень опасно. Итак, шеф разговорился. Василиса отвернулась от компьютера, ей предстояло выслушать мужчину безропотно, поддакивая. О чем он говорил? Не поверите, о мясокомбинате. Было время, когда люди в магазине кричали продавцу, что в колбасе бумага вместо мяса.

И вот Василисе предстояло узнать правду о колбасе.

В юности шеф пришел работать на мясокомбинат, где уже работал его дядька, уважаемый человек в коллективе. По этой причине ему было легче влиться в непростой коллектив. Он работал чаще ночами, чтобы приводить в порядок оборудование. Годы были не очень сытые, а на мясокомбинате мяса — полно. Ешь — не хочу. Парень худенький. Живот маленький. Много колбасы он съесть не мог.

Мясокомбинат гремел на всю страну своими передовыми технологиями, чистотой и порядком в цехах. Даже поликлиника, стоящая рядом, блистала этими качествами. И был личный санаторий для сотрудников мясокомбината. Строили здание в довоенные годы, стройка была комсомольская. Все сделано прочно и фундаментально, на века.

Рядом с шефом работал некий Толстяк, живот его мог вместить не один килограмм колбасы. Носить продукты из цеха в цех не разрешалось. Скромный шеф выносил немного колбасы в собственной рабочей рукавице, ему хватало.

А Толстяк привязывал колбасу к своему большому телу, а потом продавал шоферам во дворе, не выходя за проходную мясокомбината. Так он купил себе машину. Однажды его поймали на проходной. У него спросили:

— Куда столько батонов колбасы выносишь?

— Я сам съем ее!

— Вот сколько съешь, столько и вынесешь.

Собралась толпа.

Толстяк разломил батон колбасы на две части:

— Одна часть хлеб, вторая колбаса, — и стал кушать то и другое.

Но колбаса в глотку ему не лезла, вероятно, зрители мешали. Он не доел батон колбасы. У него изъяли остальные батоны колбасы, он был наказан.

Шеф поступил в два института, но пошел в пищевой институт. Колбасное производство его заинтересовало, он хотел сам разрабатывать механизмы для пищевой промышленности. Поступив в институты, он не пошел учиться, а уехал в санаторий мясокомбината и только после хорошего отдыха вышел на работу, а потом пошел учиться.

Шефа вызвали по работе, он вышел из офиса. Тут и сотрудники по одному вернулись на место.

Если газ — воздух, а пресная вода ровна морской воде, то все нормально. Каждый сам по себе. Если одни сбрасывают воду в море, то другим остается перекрыть краны поставки воздуха. Насильно мил не будешь, коль не нужен воздух из труб, пусть берут его из воздуха.

Василиса была так подавлена жизнью, что сама никому не звонила. Но телефонный аппарат зазвенел. Она взяла трубку.

23
{"b":"582993","o":1}