ЛитМир - Электронная Библиотека

— Василиса, привет! Как себя чувствуешь? — услышала она голос Марфы.

— Здравствуй, — сказала Василиса, да так грустно и жалостливо, что та содрогнулась.

— Что случилось на этот раз?

— Все нормально, привыкаю к личной жизни.

— Тебе помочь?

— Да у меня тут все кто-то сделал, да еще телевизор какой-то стоит во всю стену.

— Хороший вопрос. Могу купить его у тебя.

— Не, я не продам, не я его сюда поставила, не мне продавать, вдруг бывший муж явится!

— Согласна, тогда так, включай и пользуйся. Крутишь ручку, и перед тобой проходят регионы.

— Спасибо, сейчас займусь просмотром земли, но мне непонятно, откуда ты все знаешь? — спросила Василиса и услышала гудки, и мне показалось, что это была не Марфа, а кто-то из мужчин говорил через фильтр для телефонов, искажающих голос.

Василиса перезвонила Марфе:

— У меня появилась возможность просматривать весь земной шар, а мне хотелось наблюдать только за бывшим мужем. По технике безопасности, каждый человек должен быть заземлен или обесточен.

— Как это выглядит на самом деле? — спросила Марфа.

— Например. Мужчина лежит и смотрит телевизор, или сидит у компьютера, либо читает книгу. По нему проходит элементарный ток желаний, если он случайно забрел на эротическую картинку или увидел сексуальные моменты на экране. Через некоторое время у него возникает обычный голод и состояние неудовлетворенности.

— Чего он хочет в такой момент?

— Чтобы пришла та, которую он прогнал, и принесла продукты и чтобы пищу приготовила и его ленивого полюбила. И самое главное, чтобы после этого ушла, не выпив и чаю.

— Как на такую ситуацию отвечает женщина?

— Раз или два она вполне может отвечать всем таким желаниям, если… Если она этого сама хочет, а если не захочет ленивца, то она может быть его ленивее и не читать и не смотреть эротические материалы. Так они вымерли. От лени. Продумав такой вариант жизни, я усмехнулась и вспомнила тревожный и зовущий взгляд поверхностно знакомого крупного мужчины, но подходить к новому объекту женских страданий я не стремилась. Я еще поняла, общаясь с разными людьми, что обычный зарегистрированный брак люди воспринимают неодинаково, и в это разнообразие мнений мне лезть совсем не хотелось.

Марфа на этот юмор не ответила.

Вчера прочитали, как изобрели сгущенное молоко. Это напротив Василисы в офисе, спрятавшись за старый плоттер, украшенный цветущими фиалками, сидит человек весьма странный. Представьте себе работающего инженера в 80 лет. Трудно представить? За свою трудовую биографию он работал исключительно инженером — конструктором.

Он начинал чертить на рейсшине, потом на кульмане и теперь чертит в компьютере. Иногда он был начальником КБ, иногда начальником отделения, а сейчас он ведущий конструктор. Синусоида в любой биографии присутствует, он не исключение, он человек золотого правила, которое гласит, что в жизни главное — работа.

Да, он седой, так уже положено был седым. Но он в своем уме. И он быстро двигается при ходьбе. Он женат во второй раз, его вторая жена младше его на 17 лет. Но она не работает, а он работает. Сын у него живет за океаном, зато дочь от первого брака живет недалеко, и она единственная, кто разделяет его страсть к даче. Он в выходные едет в электричке на дачу в любую погоду. Он сам чистит крышу от снега зимой и от листьев осенью, он сам оббивает профильным листом туалет и гараж.

Иногда они с женой совершают длительные прогулки в выходные дни или посещают музеи, парки, смотровые площадки города. Он редко берет отпуска или больничные, практически он всегда находится на работе. Бывает, что он спорит с шефом, который является начальником КБ.

В обед Василиса и Марфа гуляли в лесу.

— Я отпечатала очередные книги и подарила разным людям, — проговорила Василиса.

— А люди? — спросила Марфа.

— Некоторые хватают книгу и дарят дальше, иные продают. Зачастую им дареная книга не нужна, они за нее хотят деньги получить. Они звонят в издательство, высказывают свои замечания. Потом автору звонят из издательства и передают дареные замечания.

— Кто виноват в водовороте такой щедрости?

— Автор. Автор не должен дарить свои книги жадным людям.

— Как их отсеять?

— На этом месте нужен детектив. Я книгу подарила шефу. У него есть жена. Его жена не работает, но делает деньги из дареных предметов. Ей в магазине подарили нечто, она нашла дефект, поставила на уши весь магазин, и ей отдали деньги за предмет, который она не покупала.

— Василиса, ты столько труда вкладываешь в свои книги. А потом их даришь! Надо ли издавать собственные книги?

— Ты права, надо издавать только экземпляры для себя, для работы над произведениями. Люди, кто издает массовым тиражом свои книги, зачастую живут в домах из книг.

— Есть те, кто продают книги?

— Те, кто продают книги через магазины, тратят тьму денег на продажу и издание книг. Жизнь так мудра, что легче не издавать, чем издавать книги, лучше не писать, чем писать. Но есть те, у кого пишется само, но само ничего не продается. Поэтому и возникают подарки.

— Что делают с подарками?

— Выкидывают, читают или передаривают, реже продают. Навязла в зубах эта тема.

Прогулка Василисы и Марфы подошла к концу.

На работе сегодня шторм натуральный. Ветер дует прямо в окно и приносит такие задания, что все ставится с ног на голову. Вчера на сборочный участок пришел начальник, который долго смотрел, к чему бы придраться, и нашел дверь, которую кинули под окна на улице. Лежит дверь под ржавой трубой и быстро ржавеет.

Начальник дал разгон шефу. Шеф дал разгон Василисе вчера и продолжает ее унижать сегодня. В результате у нее возникает желание уволиться. Чтобы не увольняться, а успокоиться, Василиса начинает писать. А вы думали, почему пишут? Чтобы привести нервы в порядок.

Шумит кондиционер, ветер влетает в открытое окно и распахивает двери — все три удовольствия на лицо. На улице светит солнце, включены все лампы, плюс свет компьютеров — вот еще три удовольствия в одном офисе. И тишина — все вышли по делам.

Полоски штор медленно колышутся от ветра, звонит телефон, а подойти некому. Встала, подошла, выслушала, но позвать некого — все вышли.

Работа? После трудовых гонок наступила передышка. Все хотят в отпуск. За окнами август. Полетели первые листья с деревьев вместе с потоками ветра.

Лежит одна из работ, не хватает пары элементов, сегодня и ее протрясли. Нападки со всех сторон.

Прошли сутки. День на день не приходится, вчера весь день — хоть плачь, сегодня просто день без улыбки. Пришлось съесть мороженое, которое оказалось свежим и вкусным с желейной начинкой. Нельзя, а хочется, так пусть хоть что-то приятное и прохладное. «Берега, берега» — обед в разгаре. Забывает Василиса того, с кем ходила на том берегу, и напоминания на ее психику больше не действуют.

Итак, она завязывает с публикациями книг через издательства, образцов личных книг более чем достаточно, а финансовый смысл нулевой. Продавать не умеет. Есть мечта, которая не может осуществиться, сделать из романов полноценные детективы. Читать детективы можно, но самой брести к разгадке — сплошные тернии, или это не ее профиль.

На улице царило настоящее весеннее солнце, если не смотреть вниз на землю, где еще местами лежал снег, то ощущение жизни и настроения — весенние. Жизнь закручивает и выкручивает силы, иногда прокалывает грудную клетку.

Василиса в хорошую погоду выходила гулять в ближний лесопарк, по которому дорожные службы проложили дорожку из белых камешков. Летом от белых камешков обувь становилась белой, осенью грязь и листва уравнивали камни до одной высоты, чему способствовали проезжающие с бревнами машины.

В лесу постоянно на одном месте жгли лишнее ветки и распиленные бревна. Зачем? Возможно, что они золу производили для таблеток. Совсем рядом находилось производство по изготовлению лекарства.

24
{"b":"582993","o":1}