ЛитМир - Электронная Библиотека

В глазах Василисы Иван заметил потаенную грусть, не было у нее радости от нового терема. И ноги Василисы были прикрыты джинсами, что в его планы не входило, он дом потерял ради ее голых ног выше колен, а тут джинсы! Василиса следила за порядком на вверенном ей болоте Клюква, но пока клюква цвела, делать на болоте было ровным счетом нечего.

Она лишь слегка улыбнулась прибывшему в ступе человеку. А Ивана от ее улыбки разобрала такая грусть, что дальше некуда. Лететь ему было некуда! Домой он не мог возвращаться, для всех его больше не было, но он чуть-чуть не умер, он чуть-чуть не зомби.

В зимний день выручила Марфа. Она прекрасно знала, что Иван и Василиса ни к чему не придут. В момент отчаянного молчания молодой пары она появилась на платформе дворца. Марфа купила коньки и на ступе доставила их во дворец на болоте. Болото подмерзло. Местами ровный слой льда сковывал открытые участки воды. Дворец Василисы привлекал внимание болотных упырей. Иван вообще часто к ней приходил. Марфа внесла разнообразие в холодный период жизни на болоте. Василиса обрадовалась новому развлечению и включила музыку на все Клюквенное болото.

Из всех щелей на музыку полезли жители леса и болот. Красавец Иван явился в овчинном полушубке мехом наверх. Он пел без слов. С собой он привел дюжину белых зайцев, которые у него служили лесными разведчиками. Появилась Марфа. Ее Василиса произвела в ранг воздушной девы, оберегающей людей от упырей, и выдала ей белые коньки. Приехал Захар. Его Василиса произвела в ранг змеевидного демона, который любит дупла дубов и способен внушить страсть женщине, тем более что у него есть клон — Иван, живущий в домике на трех дубах. Захар от звания змеевидного демона не отказался, но попросил называть его скромно — демон Захар.

На звуки болотной музыки прибыла подруга ее детства. Василиса не обошла ее своим вниманием. Она захотела подругу произвести в лесные духи, но та отказалась. Тогда и Марфа приняла решение быть самой собой, она отказалась быть духом воздушных стихий. Но Василиса не сдавалась, она назначила Марфу женским духом, и эту должность с нее мог снять только мужчина, первым снявший с нее одежду.

Коньков хватило на всех, оставались еще одни коньки.

Появился Иван. Василиса была верна себе и предложила ему стать подобием вия. Иван поднял руку вверх и резко опустил в знак согласия. У него навсегда осталась привычка соглашаться с Василисой для предотвращения болотных скандалов. Иван сказал, что роль вия, его устраивает, поскольку у него тяжелые веки и огромные ресницы от природы.

После официальной части болотный народ на коньках разбрелся по льду болота. Каждый нашел себе личный каток и крутился на нем.

Не крутилась на коньках одна госпожа Василиса, она устало сидела во дворце на болоте и смотрела на катание других. Иван быстрее всех устал и стал снимать публику на сотовый телефон, потом вошел в домик. Василиса предложила Ивану помочь внедрить демона Захара на телевидение.

Иван еще успел подумать, что неспроста Василиса назначила Захара демоном женских душ, а Марфу — женским духом. Он понимал, что и ему отвела роль оборотня для очередной интриги, если не сказать больше.

Город, состоящий из небольших домов, прятался среди огромных деревьев, которые были настолько велики, что их крона уходила в небо. Все попытки разглядеть, где она заканчивается, ни к чему не приводили. Захар вспомнил, что его друзья по болоту намекали о существовании огромных, прямых, великолепных деревьев, но он и представить не мог, что деревья могут уходить изгибами своих ветвей прямо в небо, на котором облака особо не разгуливали.

Насмотревшись вверх, Захар опустил глаза до уровня домов. Это были постройки не выше трех этажей, украшенные крупными камнями округлых форм. Смеркалось. На домах засветились таблички с названием «Округ Осьминог». Он подумал, что осьминогом здесь могут быть кроны деревьев, поскольку слышал шелест листвы, доносившийся сверху, но шума прибоя океана он не слышал и не видел.

Как Захар попал в этот теплый округ, он абсолютно не помнил и поэтому не представлял, где ему предстоит спать и куда надо идти. Он еще раз посмотрел на прямые стволы деревьев и решил пойти в ту сторону, где их не было. Он шел, встречая людей только баскетбольного роста, где-то от двух метров высоты. Он сам себе показался миниатюрным лилипутом в стране великанов — людей и деревьев.

Он посмотрел на газоны, поросшие кустарниками с крупными цветами. К нему подошла девушка. У него возникло ощущение, что он ее знает, словно они случайно упали в высокую траву и стали осьминогами. Нет, они не уменьшались в размерах, это вокруг них был неизвестный им доныне округ Осьминог, а они жили там, где верхушки деревьев были видны из окна, а их округ назывался Клюква.

Глава 2

Как-то так или не так, но Василиса вновь оказалась в любимом возрасте, то есть без возраста. Независимо от возраста, она всегда ходила на тренировки, вот и на этот раз она пошла на обычную тренировку в спортивный клуб, но после тренировки ее почему-то слега покачивало от усталости. Она увидела березу и обхватила руками белый шелковистый ствол дерева.

Однако береза сама обхватила девушку своими ветвями и вжала в ствол. Василиса оказалась в стволе дерева. Она медленно села на нечто напоминающее сиденье, которое под ее весом пришло в движение. Сиденье вместе с Василисой стало медленно опускаться под землю, при этом увеличивался диаметр помещения. Василиса почувствовала торможение, сиденье остановилось. Ее окружал мраморный зал цилиндрической формы.

В какой-то момент времени перед ее глазами раздвинулись мраморные плиты, она увидела стекло, за которым находился туннель. В туннеле стояли лошади. Стекло медленно отошло в сторону вместе изображением лошадей. Она оказалась действительно в туннеле, где ее ждал мини-поезд. Она села в пустой вагон, поезд набрал скорость и устремился в неизвестность.

Василиса не успела придумать варианты места своего назначения. Поезд остановился без ее вмешательства. Девушка вышла из вагона, в котором было не более десяти кресел. В небольшой кабине не было машиниста, но поезд поехал дальше, словно не заметил отсутствия пассажира. Василиса оказалась на маленькой подземной станции без признаков жизни.

Вокруг царило запустение, которому было много десятков лет. Она сжалась от страха и безысходности, не видя выхода из положения. Ржавый металл не радовал, с потолка сочилась вода и уходила вглубь земли. Под ее ногами были лужи, словно на рынке, где она была этим утром. Она посмотрела еще раз вверх и увидела полотенце, но не одно, их было много, они были связаны одно с одним.

Василиса полезла вверх по узлам из полотенец. Последнее препятствие она преодолела по металлической лестнице и оказалась в мраморном зале бани. Колодец, из которого она вылезла, закрылся.

— Нельзя быть красивой такой! — прозвучал под сводами бани мужской голос и добавил: — И такой бедной.

— Вы кто? — прошептала Василиса, излучая свет из своих огромных глаз.

— Хозяин рынка, где ты покупаешь вещи и даришь. Я купил подаренные тобой вещи. Кстати, на моем рынке их больше не продают, — сказал высокомерно Витольд.

— Хорошо, я не буду покупать вещи на вверенном Вам рынке! — проговорила Василиса, вполне освоившись с ситуацией.

— Курточку сегодня купила и кому? Она тебе нужна? Нет! Тебе спасибо сказали? Нет! Что ты все раздаешь?! — гремел мужской голос под мраморными сводами.

— Я всегда так делаю. Покупаю вещи и дарю, иногда себе оставляю, — проговорила Василиса, не чувствуя за собой вины.

— Дареному коню в зубы не смотрят — это твоя любимая поговорка? — спросил мужской голос.

— Я сегодня видела хвосты двух коней, — заметила Василиса, осматривая помещение, в котором не находила никаких говорящих и смотрящих объектов.

— Не ищи, Василиса, меня ты не найдешь. Хвосты лошадей — именно то, что ты заслужила.

Василиса услышала щелчок, словно отключили говорящее устройство. Она села на мраморную скамейку, которой было несколько сотен лет, судя по ее сглаженным формам, но вскоре встала в поисках дверей обыкновенных. Она вспомнила цилиндрическую камеру, в которую опустилась из березы, и решила, что стены в помещении должны сдвигаться.

3
{"b":"582993","o":1}