ЛитМир - Электронная Библиотека

Василиса вбила себе в голову, что Витольд и Надя — кентавры, так ей было легче переживать то, что они с нею сделали. Она понимала, что настоящие кентавры на последнем этаже высотки жить не могут, но продвинутые — могут. Это утешило. Василиса была недалека от истины.

Они заходили в свою квартиру людьми и превращались в кентавров, настоящих животных. Теперь одна комната была предназначена для их человеческого образа, а вторая — для животного.

Почему с ними происходили превращения, они не знали, но старались вести себя нормально и осторожно. Бассейн они использовали для выгула, набрасывали туда сено-солому, а иногда наливали воду. Они видели, что Василиса спала, и исчезли из ее поля зрения почти вовремя, уже на выходе с крыши они превратились в кентавров.

Сквозь сон Василиса их видела, но дурман не давал ей открыть глаза.

У нее появилась мысль еще раз побывать на крыше и запечатлеть супругов в образе кентавров. Что ни говори, но Витольд запал ей в душу навсегда.

Небо покрылось серой пеленой. Солнце исчезло, словно его и не было. Посмотрев из окна на улицу, Василиса надела одежду, закрывающую все тонкости фигуры. Светлый брючный костюм из плащевой ткани сексуальностью не отличался. В офисе она отгородилась от всех мужских взглядов непроницаемым видом и отрешенным взглядом. Они не возражали.

На столе у Василисы стояли пионы в вазе, в воду она добавила сахарный песок. Первый бутон быстро распустился. Тогда она сменила воду, поскольку два других бутона медленно распускались, а первый уже завял. Сахара переел один пион и за сутки распустился и завял. Два пиона еще радовали рваными лепестками.

Витольд. Виктор. Иван. Кто из них первый пион? Витольд? Он завял для отношений! Василиса посмотрела еще раз на пионы и вышла из комнаты на стрежень. Навстречу шли люди, и это было нормально. Она вышла на улицу, спустилась к набережной. Волны речные были на месте. Она подошла к чугунной решетке. Локти сами легли на перила. Она стала смотреть за жизнью на воде.

У самого берега плавали зеленые утки. Буксиры бороздили речную гладь. Речные волны били в старый гранит.

— Ты что тут делаешь? — послышался голос Виктора.

— Смотрю на волны. В обеденный перерыв я имею право на маленькое удовольствие, — ответила Василиса, не глядя на него.

— Есть дело, и весьма занимательное. Помнишь, ты говорила, что Витольд и Надя — кентавры? Я за ними проследил, хоть это было нелегко сделать. Сама знаешь, их высотка самая высокая. Представляешь, они превращаются в кентавров только у себя на последнем этаже. Почему? Я не знаю. Ответа нет. Ладно бы в поле превращались, а то на высоте весьма приличной. Если бы не ночная тишина — я бы твой голос и не услышал!

— К чему ты клонишь?

— Заинтересовалась? А мне-то как интересно! Они ведут себя неадекватно. Так вот, я купил сильный бинокль, нашел невдалеке высотку, соизмеримую с их зданием. Я вышел на крышу, обычную крышу без людского вторжения, залез на надстройку для лифта и стал наблюдать за крышей.

— И долго наблюдал?

— Сколько надо. День был выходной. Точно, они вышли оба на крышу в нормальном виде, и вдруг их стало выгибать, и они на моих глазах превратились в кентавров! Круто!

— Виктор, почему тебя это волнует?

— Ты что, не понимаешь? Это сенсация!

— Кому сенсация, а кому и горе. Я и так еле от них отошла.

— Подожди меня обвинять. Они ездили в отпуск на Средиземный остров, чего они там забыли, не знаю, но, видимо, подцепили нечто древнее.

— Умен, однако! Ездили туда многие…

— Им кто-то привил вирус кентавра, а антивирус им не известен. Но они, вероятнее всего, находятся под наблюдением. Вспомни, за какие такие дела им дали эту квартиру? Не знаешь? Деньги за нее они не платили, это я точно знаю.

— Виктор, ты чего ввязываешься в это дело? Раз дали квартиру, то люди не маленькие замешаны, не подходил бы ты к ним. Заметят — заметут.

— Не пугай, пуганный. Честное слово, забавно. Кто рассказал бы — не поверил.

По реке проплыл речной трамвай.

— Мне пора на работу, — сказала Василиса и пошла прочь от набережной, не оглядываясь на Виктора.

Он ведь подошел к ней со спины, так за спиной и остался.

Василиса шла, шла…

А он? Виктора загарпунили с речного трамвайчика, и так тихо, что он и не пикнул. Он взмыл над чугунными перилами и по воде протащился на гарпуне. Его вытащили на борт.

— Виктор, ты чего такой любознательный? — спросил его Витольд.

Виктор посмотрел на него вытаращенными глазами.

— Отвечай! — крикнул Витольд.

— А что, нельзя? — ответил вопросом на вопрос испуганный Виктор.

— Успел Василисе рассказать о том, что видел на крыше?

— Она на вашей крыше сама была и все видела.

— И что она видела?

— Бассейн с водой и без воды.

— И это все, что она видела?

— Вас видела.

— В каком виде она нас видела?

— В плавках для купанья в вашем бассейне.

— Что ты видел в бинокль на нашей крыше?!

— Смотрел на небо, очень оно было звездное. А на вашу крышу я не смотрел.

— Если и врешь, то понял, что от тебя требуется.

Виктор глазом не успел моргнуть, как его, как наживку на удочке, вернули к чугунным перилам набережной. И как они его не убили? Он покачнулся, осмотрелся. Ни одного прохожего. И кораблик уплыл. Никого. Ничего. И страх в душе.

Василиса посмотрела на пионы и отчетливо заметила, что второй пион резко увял. Ей стало скучно и грустно. Сотовый телефон замурлыкал новую мелодию.

— Василиса, это я, Витольд, у тебя все нормально? Не могу до Виктора дозвониться.

— Я его сегодня видела, он был в норме.

— Утешила. Пойдем на ночную дискотеку? Посидим, потанцуем.

— Идем. Сам за мной заедешь или каждый сам по себе поедет?

— Если не возражаешь, то я подъеду к твоему дому в 21:00.

— Буду готова.

Виктор прослушал их разговор, подвигал от бессилия губами. В назначенное время решительно вышел из дома к своей машине. Сел. Поехал. Достал костюм летающего лешего, надел его перед домом Василисы и выплыл из машины серым облачком.

Витольд подъехал к подъезду Василисы, открыл дверцу машины и не заметил, что в нее влетело серое облако, а уж потом села Василиса.

Виктор притаился на заднем сиденье. Он хотел лично послушать диалог Василисы и Витольда. Удивительно, но о кентаврах они не говорили, болтали всякую ерунду. Виктор успокоился и уснул в машине.

Василиса и Витольд ушли на ночную дискотеку. Они сели за столик, заказали по бокалу легкого вина. Музыка не дала им выпить напиток. Они пошли танцевать. Цветомузыка давила своей энергетикой. К бокалам с вином подошла Надя с темно-синим сапфиром на пальце, она провела над бокалами рукой, блеснув кольцом, и вышла из света и треска цветомузыки.

Ивана Керна черти принесли на дискотеку. Он увидел взмах руки Нади над бокалами Василисы и Витольда и быстро направился к бокалам. Он взял бокалы по одному каждой рукой. От резкого движения в бокалах произошла непонятная реакция, и из них вырвалось пламя. Народ тут же повернулся к нему, чтобы посмотреть продолжение шоу.

Музыка сменилась, Василиса и Витольд подошли к агенту Керну.

— Вы выпили наше вино? — спросила Василиса.

— Вероятно. Думаю, вам надо уйти из этого здания. Не возражайте и не спрашивайте.

Они вышли на улицу.

Молния просвечивала сквозь шторы. Дождь шел за окном. Василиса успела добежать домой под черным небом до дождя и грозы. Погода — закачаешься. Витольд и Иван Керн разъехались. Василиса дома была одна. Гроза за окном. Мужчины за грозой. Она заметила огонь в фужерах в руках Ивана Керна и непонятное облако в машине, причем достаточно мягкое. Она подумала, что это новая подушка, и спрашивать не стала, не хотела глупой показаться. С нее и кентавров на крыше достаточно. Думать о непонятных явлениях в жизни ей не хотелось, и в кентавров она не верила.

Она решила, что ей все показалось, что бы там ни видел Виктор в бинокль. Может, у них такой театр. Василиса еще раз посмотрела на сверкание молнии и решительно включила телевизор: надо отвлечься от реальности.

42
{"b":"582993","o":1}