ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вандербикеры с 141‑й улицы
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
Невеста горного лорда
Бизнес ручной работы. Как научиться зарабатывать на том, что любишь и умеешь
Думай иначе. Креативное мышление
Потерянные годы
Шестой Дозор
Охотник на кукушек
Немного ненависти

— Молодой человек, вы, что против того, чтобы помочь родному городу?

— Нет, я конечно, не против помочь родному городу… единоразово. Но, согласитесь, что это как-то не логично. Я беру в аренду не жилое, убитое в хлам помещение. Восстанавливаю его за свой счет, создаю там рабочие места, плачу заработную плату, плачу налоги, плачу аренду. И не смотря на все это, я должен платить ежемесячную дань городу. Так, что ли? Я уже молчу, о том, что для того чтобы пройти все те этапы, о которых вы говорите, мне понадобиться несколько месяцев. Вы это понимаете?!

— Послушай, ты, придурок, что ты несешь? Какая на фуй логика? — вскрикнула жирная чиновница, от ярости у неё затряслись складки на шее. — Ты, кто? Ты — предприниматель, а это значит, что должен платить. Платить! Понял?! Не хочешь платить, иди работай на завод!

— Уважаемая, а вам никто не говорил, что высота занимаемого поста не влияет на траекторию полета пули? — когда Степан впадал в ярость, его лицо приобретало монументальное спокойствие и благодушие. Именно за эту особенность его и прозвали — Удавом. Есть еще такая пословица — «спокойный как удав».

— Ты, что мне угрожаешь?! — гневно выкрикнула матрона, вскидывая руку, чтобы отвесить оплеуху.

Взмах короткой, жирной руки, был настолько медленным и вальяжным, что опытному боксеру Левченко, не стоило никакого труда уйти от удара, но он не стал этого делать, а всего лишь вскинул руку, ставя жесткий блок.

Шлеп! — пухлая, потная женская ладошка, встретилась с жилистой мужской рукой. Хоть удар был и не особо сильным, но не привыкшая к подобному обращению дама, взвизгнула от боли и громко запричитала.

— А-ай! Помогите, он мне руку сломал! — громко закричала чиновница, зажимая травмированную ладонь. — А-ай! Как больно! Помогите!

Степан развернулся и спокойно пошел прочь по коридору. Он слышал, как за его спиной открылось несколько дверей, и раздался топот ног. Хорошо, еще, что все происходило во время обеденного перерыва и коридоры исполкома были пусты от посетителей. Если бы фортуна была на стороне Степана, то он бы спокойно покинул административное здание, но боги, решили по-другому, впрочем, как и в течение последних двух лет…

Степана нагнали на первом этаже, в десяти метрах от выхода из здания.

— Эй, охрана! Задержите вот этого! — раздался громкий крик с лестничного пролета.

Левченко обернулся и увидел, что к нему бегут двое мужчин. Один высокий, крепкого телосложения с лысой, обритой наголо головой, а второй, низкий и круглый толстячок, похожий на ртутный шарик, такой же быстрый и неугомонный. Обоих, Степан заочно знал, часто видел на экране телевизора и в местной прессе. Оба были заместителями мэра. Впрочем, быть заместителем мэра — не такая уж и редкость, у местного мэра города, было, целых семнадцать заместителей. Представляете?! Вот такой, вот занятой градоначальник, сам не справляется, ему надо аж, семнадцать замов!

Степан послушно замер оглядываясь вокруг. Широкий, просторный холл первого этажа. На стенах висят большие фотографии, изображающие трудовые подвиги градоначальника и его подчиненных: вот он садит деревья, вот капает ямы, а вот вместе с президентом страны, возлагает цветы к памятнику героям Великой войны. В холе никого кроме охранника и дежурного вахтера не было. Охранник — молодой, лопоухий пацан, двадцати лет, у которого даже резиновой палки нет. Вахтер — дядька лет пятидесяти, сейчас активно накручивает диск стационарного телефона, пытаясь вызвать наряд милиции.

Степан, глубоко вдохнув и выдохнув, скользящим шагом направился к двери.

— Не дайте ему выйти! — кричали сзади.

Первым на перехват, ринулся вахтер, он так и не успел вызвать милицию по телефону, хотя, по идее, исполком должен был быть оборудован «тревожными кнопками».

— А, ну стоять! — крикнул вахтер, вскидывая руки, пытаясь ухватить Степана за ворот куртки.

Степан легко избежал захвата и ткнул мужика в солнечное сплетение, двумя пальцами. Вахтер, громко вскрикнул и, схватившись за грудь, мешком повалился на пол.

Следующим попытался задержать беглеца милиционер. Молодой парень, высоко вскидывая ноги обутые в тяжелые «берцы», подпрыгнул к Степану, перегораживая ему путь к двери. Левченко не стал бить парня, находящегося при исполнении, а лишь сделал ему подножку, когда тот приблизился совсем близко. Охранник, громко икнув, не удержал равновесие и растянулся на полу. 2:0!

В здание исполкома вели двойные двери, стоящие друг от друга на расстоянии трех метров, образуя тем самым небольшой коридорчик. Степан успел схватить дверную ручку как раз в тот момент, когда оба заместителя мэра были уже рядом. Тот, что повыше, ухватил Левченко, за ворот куртки дергая его на себя, а второй, низкий и круглый, попытался оббежать Степана и схватить его за руку. Но, заранее расстегнутая молния на куртки позволила вырваться из захвата, оставив лысого заместителя мэра с курткой в руках. Ну, а дальше, Степан взорвался серией коротких и точных ударов, которые на самом деле, были сделаны в треть силы… все-таки перед ним были не тренированные бойцы на ринге, а всего лишь слуги народа, которые привыкли повелевать и управлять человеческими массами, при этом не сильно заботясь о собственном физическом состоянии. Высокий зам мэра получил два удара в корпус, а низкий толстяк, боковой удар в голову и апперкот в челюсть.

4:0! Полная и безоговорочная победа!

Спокойно выйдя на улицу, Степан свернул налево и, пройдя вдоль фасада административного здания, скрылся в проулке… ну, а дальше, припустил во все лопатки, убегая как можно дальше, прочь от исполкома. Поймал такси и уже через десять минут был на съемной квартире. Времени в обрез, надо взять все самое ценное и бежать из города. То, что он совершил, тянуло на несколько уголовных статей, по которым, можно было легко отправиться «топтать зону» лет на пять. А, этого, сильно не хотелось!

Самое удивительное, что сейчас Степан был весел, он довольно скалился, вспоминая, как его кулаки врезались в тела городских чиновников. Эх, повторить бы еще разок! Свобода! Да, да! Именно свобода! Теперь можно, точно не переживать по поводу аренды помещения и чиновников. Даже по поводу кредитов не следует нервничать. Толку от этих банковских угроз, если он собрался податься в бега? Что они ему сделают? Ничего! Какой смысл переживать о штрафных санкциях и коллекторских конторах, когда тебе угрожает уголовное наказание? Надо лишь вырваться из города, да пересидеть в безопасности пару месяцев. Неожиданно все встало на свои места: есть цель и есть способы её достижения, надо лишь выбрать нужный вариант.

Достав из коробок сложенные сумки, Степан упаковал в них, все самое, по его мнению ценное. Переодевшись в походный вариант одежды, Степан на прощание осмотрел квартиру и вышел вон.

Через три часа, наняв «частника», Левченко добрался до столицы Крыма — Симферополя. Родной город он покинул в совершенно спокойном и даже немного приподнятом настроении, как будто уезжал на отдых в отпуск. На железнодорожном вокзале Симферополя, Степан, купил сотовый телефон, вместо старого, который выкинул по пути.

— Алло, Ёж? — спросил Степан, когда на том конце провода раздался удивленный возглас друга. — Это Удав, теперь это мой новый номер телефона. Ну, что тебе еще нужен пособник для разворовывания революционных денег?

— Удав! Чертяка старый, ну конечно, нужен пособник! Только ты так не шути больше, революция не терпит подобного! Когда приедешь?

— Завтра вечером. Я на жэдэ вокзале в Симфере. Билет еще не покупал, но думаю, проблем не будет. Только учти, что, скорее всего, меня объявят в розыск, я немного с местными чиновниками повздорил и от избытка чувств начистил пару харь!

— Ничего себе?! Узнаю старого друга! Как только купишь билет, скинь СМСкой номер вагона и поезда. Тебя встретят, за остальное не беспокойся, на самом деле все складывается даже лучше, чем я предполагал — не возникнет проблем с твоей легализацией здесь. Встретим тебя как национального героя. За, что хоть чиновникам хари начистил?

6
{"b":"582994","o":1}