ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кубинский лидер прибег к последним мерам, чтобы предотвратить волну спонсируемых Мексикой и Венесуэлой политических реформ. Он направился в Никарагуа в то же время, когда делегация Мексики начала разрабатывать планы по демократизации Сальвадора. Однако его усилия по созданию «фронта отказа» провалились даже в Никарагуа. США смотрели на его действия с настороженностью, хотя умеренным Сандинистам было известно, что они рассматривают вопрос о восстановлении дипломатических отношений и оказанию помощи в том случае, если Сандинисты освободят политических заключенных, установят гражданские свободы и снова разрешат выпуск оппозиционных газет.

Вследствие всего этого Кубе к началу 1985 году пришлось пересмотреть свою позицию и сделать это как можно быстрее.

Когда летом 1985 года началась Третья Мировая война, Сальвадор стал просто опасно демократическим. В Гватемале и Гондурасе все еще действовали военные диктатуры, но они держались уже менее прочно. К сожалению, президент Мексики был убит в январе, однако все предполагали, что Мексика и Венесуэла продолжат проведение программы «политического решения» в этих двух странах. Умеренные силы в Никарагуа имели все больше влияния в политическом руководстве страны (которое теперь надеялось на предоставление помощи США и Венесуэлой, а также Международным Валютным фондом). Однако никарагуанские военные все еще придерживались левого курса, так как систематически пронизывались влиянием Кубы. Аналитики МВФ по прежнему считали, что в Никарагуа имеется слишком много военных, считающих себя социалистами. По их мнению, это была не слишком благоприятная экономическая ситуация.

Кубе пришлось пересмотреть свои планы, когда советские танки вошли в Западную Европу. Приказ из Москвы был однозначен: «Начать полномасштабную войну против Соединенных Штатов». Кубинцы выполнили этот приказ частично. Американцы поступили глупо, слишком остро отреагировав на вялые действия кубинцев.

После отчаянного совещания на высшем уровне в Гаване после начала войны 4 августа 1985 года, кубинцы отправили в Москву длинное зашифрованное сообщение. Первые тридцать его страниц содержали подобострастное выражение одобрения советскому революционному правосудию. Шифровальщики в Москве, работавшие над декодированием сложным шифром «Атропа» сообщением, не могли скрыть своего нетерпения. В конце концов, сообщения ждали в Кремле, однако в нем содержалось не то, что Кремль хотел услышать. Важнейшая часть кубинского послания в Москву была предоставлена 5 августа. Оно гласило: «Угроза социалистической Кубе огромна, рассматривается возможность ответного ядерного удара со стороны США. Мы можем сделать очень немногое. Куба не имеет достаточных военных сил для вторжения в основные страны Латинской Америки. Воздушная атака на США слишком рискованна. О действиях на море не может быть и речи: кубинский флот способен лишь на ограниченные действия, направленные охрану границ и самооборону. Превосходство американского военно-морского флота в регионе является подавляющим. Серьезно рассматриваются лишь атаки на конкретные объекты в Карибском море (например, на Пуэрто-Рико). Однако согласно нашему единодушному мнению, они будут безрезультатны и лишь помешают советским планам на данном этапе конфликта».

«Мы, тем не менее, настроены на самые решительные действия в поддержку дела социализма. Наши действия будут происходить в трех формах. Во-первых, мы усилим воздушные поставки боеприпасов, снаряжения, а также направим некоторые силы в конкретные регионы материковой части Центральной Америки, уже находящиеся под контролем социалистических властей и партизанских движений. Во-вторых, мы приведем наши ракетные и военно-воздушные силы в готовность для атаки на американские корабли и конвои, идущие в Европу. Мы уверены, однако, что вы понимаете, что такой удар должен быть нанесен в подходящий момент, когда он сможет быть нанесен наиболее мощно и эффективно. Если мы нанесем его преждевременно, до того, как действительно важные силы выйдут в море, мы можем оказаться уничтожены американскими ядерными ракетами. И все усилия, которые мы сможем предпринять, как независимая социалистическая страна, находящаяся у самого сердца капитализма могут быть похоронены в течение пяти минут. В-третьих, нашим наиболее непосредственным вкладом будет то, что вся Куба будет мобилизована на эту войну. Наши вооруженные силы будут сосредоточены у американской военно-морской базы в Гуантанамо. Атака на базу будет начата в тот же момент, когда будет начнутся удары по американским конвоям».

Сообщение, зашифрованное шифром «Атропа» было прочитано после декодирования двумя очень разными генералами: одним в Москве, другим в Майами.

Генерал армии И.П.Серый из Второго главного управления Генерального Штаба (ГРУ) точно запротоколировал суть сообщения для советского Верховного главнокомандования: «Куба явно дезертировала также позорно, как Муссолини бросил Гитлера в 1939 году. Кубинцы вступят в войну только тогда, когда будут уверены, что мы побеждаем. После победы Советского союза мы должны относиться к этим предателям менее любезно, чем Гитлер относился бы к Муссолини, победи он в 1945».

Соединенные Штаты взломали шифр «Атропа» еще до того, как всепобеждающая японская компания «Фуджитсу» подписало соглашение с крупнейшей компьютерной компанией Америки в 1984 году. Еще до того, как генерал Серый получил расшифровку сообщения, ее получил генерал-лейтенант Генри Дж. Ирвинг, начальник штаба американский сил оперативного развертывания* (известный своим друзьям по прозвищу «Хэнк-парень-что-надо»). Согласно генералу Ирвингу «Как стало известно из перехваченного сообщения, силы кубинских коммунистов, делая вид, что заняли выжидательную позицию, готовятся атаковать американские конвои при помощи ракет и авиации, как только те выйдут в море, а также к атаке в нужный момент (возможно, с применением химического, биологического или ядерного оружия) на Гуантанамо. Представляется важным принять к исполнению план удара конвенциальными средствами[144] по Кубе задолго до удара кубинцев».

Американский план был принят для исполнения. С военно-воздушных баз во Флориде и авианосцев атлантического флота был нанесен удар разрушительной силы по военным и промышленным объектом на Кубе. Мощь атаки полностью подавила кубинскую ПВО и привела к многочисленным жертвам. Началась морская блокада острова, отрезавшая Кубу от остального мира. Американские войска (в том числе, кубинские эмигранты и филиппинские наемники) начали сосредотачиваться для высадки на остров.

Соединенные Штаты не ожидали острой реакции других стран Латинской Америки. Генеральный секретарь ОАГ направил президенту США срочное сообщение 10 августа: «Хотя все члены ОАГ, в общем, приняли сторону Америки в глобальном конфликте с Советским Союзом, я должен сообщить вам, что присутствует всеобщее возмущение и неприятие действия США, которые приведут к гибели еще большего количества мирных жителей Кубы. Кубинцы не предпринимали никаких военных действия против США, но вы бомбите их. Я прошу немедленно дать мне гарантии того, что американское ядерное оружие ни при каких обстоятельствах не будет использовано против Кубы, а жертвы среди гражданского население будут сведены к минимуму».

«Хэнк-парень-что-надо» воспринял это сообщение как ужасную наглость. К счастью, развитие событий в Европе охладили его пыл относительно вторжения на Кубу. В день, когда стало ясно, что Советский Союз распадается, министр экономики Кубы доложил премьеру: «наш великий советский союзник проиграл эту войну. Давайте проявим себя разумно, беря пример с генерала Франко после того, как Гитлер потерпел поражение в 1945. У нас есть преимущество, которого не было у Франко в денацифицируемой Европе в 1945. Многие из наших братских стран Латинской Америки являются союзниками США, но не являются слепыми проводниками американских интересов. Они воспримут поражение Советов со смешанными чувствами, потому что они опасаются, что США, оказавшись свободными от сдерживающего влияния Советского Союза, могут попытаться взять под жесткий контроль над своей Латиноамериканской «Зоной влияния». Прежние страхи перед «подрывной деятельностью Советского Союза и Кубы» сменяться страхами перед американским неоколониализмом.

вернуться

144

В их состав входят воздушно-десантные войска и Рейнджеры армии США.

80
{"b":"582997","o":1}