ЛитМир - Электронная Библиотека

Как страшны женщины, которые потеряли что-то безвозвратно. Но нет у двадцатилетнего вроде меня перед ними никакой вины и долга - ничего. И мужья, которые их били, были выбраны ими же, и дети, которые навсегда оставили их, были воспитаны, их же рукой. И ни старость, ни бедность, которой они обрастали в смутные времена своего бездействия сотен тысяч таких же, как они, не дают им права превращать мир в маскарад своего имени. Целая жизнь была в их руках, чтобы понять во имя чего они жили и с чем без конца боролись, но в последние минуты они жалко бьются как подстреленные птицы - и даже эти моменты они не в состоянии встретить с гордостью и честью - они бросаются в ноги каждому как к богу, которого никогда уже не обретут.

8

Я планирую закончить жизнеописание в скором времени, как и любые попытки наставлений. Я едва ли уверен, что мои взгляды и миниатюры являются необходимостью. Повествования мои не несут собой социальной надобности, и даже чтение написанного между строк - банально и очевидно - тот спектр проблем и дилемм, которые призваны обратить на себя внимание, не могут предложить однозначного ответа, а логика совпадений и аномалий в сугубо христианских традициях пытается расположить все происходящее как данность, которую невозможно принять без достаточной духовной работы.

Быть может, я уникален в собственных прокламациях, и единственный дух всего сказанного, если он может быть найден, пытается лишь доказать свое превосходящее наличие - но я бы сказал, что у данного документа нет иной цели, как дать проследить ментальное развитие случайного лица в попытках связаться с читателем, как и дать ему свободу решить, в каких положениях и доводах его мировосприятие идентично настроению представленных здесь зарисовок, и в какой мере его позиция в поставленных вопросах разнится с точкой зрения автора.

9

Эта дрожь приходит раз в год со словами “А ты знаешь, все так и есть”. “А ТЫ ЗНАЕШЬ. ВСЕ ТАК И ЕСТЬ.” И ты не можешь бежать. Ахаха! Хоть пачку выкури! Не можешь! Да, пожалуйста, возьмите, распишитесь! Ваша доморощенная увертливость, ахаха, вот она и здесь, на вашей руке! Вся ваша бездна неудач, весь синоним поражений тут собственной, блять, персоной!

Что это у вас на руке? Татуировка? Ахаха! Девушка! Нате! Ваша безнадежная любовь! Бесконечный взгляд в сторону, вашей неудавшейся пассии, который долетел уже до Альфа-Центавры! Тату-мастер, поедатель вашей сердечной плоти! И сердца девушки, которая вас на хую вертела! 1 апреля? Слезы за всю жизнь вперед? Как вы расправляетесь? По-керуаковски “Я вас любил, мы трахнем сворой”? Или по-хемингуевски “Им в лесу было ну очень хорошо, а на утро я не сразу вспомнил”? Былинное что-то? Жеребцовое? Больше не гарант? Прошла эпоха?

Посмейтесь мне тут, под окнами он стоит, татуировку сделать собрался. Прислушайся осторожно, кто там трахается на пятом этаже. Просади себя через все эти похотливые взгляды и нечаянно высокие голоса! Заходите, пожалуйста! Заходите! Вы - пушечное мясо! Вы нам очень помешали!

В это кресло, да! Вот, набей ему меня, но одетую. Как же нравится вам. Бежать собрался, ты не мужчина. Да, вот это поражение, а, может, и победа! Что же ты так, Лазарев. Я же тебя ненавижу. Всегда. Теперь навечно. Смотри, как я улыбаюсь с твоей же руки. Вот он, триумф твоего поражения, ссаная ты скотина. Живи с этим как твоя душа пожелает - не ты герой своего романа, в первый и последний раз. Рыдай сколько влезет. Со мной нельзя сесть. Со мной нельзя жить. Мной нельзя обладать. Я решаю все сама, и попробуй хоть раз перебороть меня, ты попробуй - я теперь на твоей руке, навеки нетвоя. Живи сколько влезет, сволочь.

10

Меня зовут Анатас, и я черт. Самый настоящий и единственный в своем роде. Я живу рядом с вами с начала времен. Я состою из букв, которые редко встретишь в одном слове, а если и встретишь, то звучать оно будет как стена, страна, истина, инсайт и Сталин (несомненно, те есть и в слове saint57, но вам об этом лучше не задумываться - да и памятка для русскоязычного населения, в других я иначе выворачиваюсь). Я дал начало красному, желтому и черному цветам, крови, свету и почве соответственно. Синего цвета я не придумывал - сказать по правде, его и не существует (что небесная синева, что морская, представляют собой обман с разложением спектра - иллюзии и зеркала я не выношу, а с аллюзиями мирюсь) - его потом ссинтезировали (синий цвет ссинтезировали!), зеленый вышел смешением синего с моим желтым (на тахионном уровне) - и, знаете, вот это все вот - их проблемы, не хочу углубляться. Число мое отнюдь не 666 (четность, как вы догадались, не мой конек), но 37 - наибольшее из тех, что выходят при его разложении на простые. Не из любимых цифр, но что бог дал (шучу). Я считаю, что чем простота сложнее, тем лучше.

Я альфа-самец (первый по счету, и буквально и существенно, врать не буду) и немного омега. Дух мой супрематичный, но вселяюсь я только в импрессионистов (отвечаю за баланс, вы должны понимать).

Я солипсист (17-21 от Иоанна), живу 666 поколений, после - жизнь на планете завершится как таковая (обещал давным-давно одной девушке сброситься со скалы, нацепив крылья - но какой-то идиот меня к ней приковал, да и она себе другого экспериментатора нашла). Мне чуть больше пятисот сотен лет, но я уже начал считать себя бессмертным. В эпоху, события которой я давно забыл, я лишился тела (никакой магии, потом разъясню). После смерти хозяина я плаваю в табачном дыме (шаман научил от меня - у меня же столько амнезий было - а я вот не помню ни черта, как сам научился) и вдыхаюсь в первого же идиота, который закурит, после того как влюбится в 17-летнюю с сигаретой - делаю, конечно, исключения, но только когда совсем безрыбье. У девушки должен быть парень (только платоническая любовь, другая мне осточертела), и она должна быть роковой блондинкой (можно и крашеной, я неприхотливый в этом плане). Потомков не имею. Если и рожаю, то только абсурд и парадоксы. Любимое детище из ныне существующих - демон Максвелла.

Женщины говорят, что я харизматичный, влияю на умы и что от меня одни проблемы. За историю планеты существовало несколько культов с моими приспешниками. Семнадцатые по счету решили, что моя имя презентабельно звучит навыворот и прозвали Сатаной (никогда не прощу, ох, я ж еще тогда те самые крылья нацепил), девятнадцатые - что стоит ввернуть в начало чего-нибудь потверже и увязать со смертью (я был в те времена немного меланхоличный, скрывать не буду). Двадцать вторые ушли дальше остальных: они тогда только-только добили концепт противопоставления (те еще снобы были, честно скажу) и добавляли куда ни попадя свежевыдуманную приставку анти: а у меня та уже как бы и имелась. Додумали мне задним умом своего противопоставления центральный элемент своей секты (меня еще и врагом сделали!), и покатилось, черт побери, понеслось. Одна из амазонских любимиц прозвала в мою честь фрукт, и это единственный случай из представленных здесь, к которому я отношусь, как бы сказать помягче, индифферентно.

Часть 4. Последняя четверть эфира.

0

Жанр: мелодрама, драма

Возрастное ограничение: 18+

2013-й. Лена Решетникова58 - 17-летняя студентка первого курса крупного университета провинциального города, которая учится на художницу. Лена - блондинка, с темным оттенком волос, которые она часто красила, будучи подростком. У нее высокие колени, но она довольно небольшого роста. Лицо ее миловидной красоты: с мимикой и чертами Веры Глаголевой в ее подростковых фильмах - но не такое очерченное. Лена носит очки в широкой черной оправе, ходит прыгучей уверенной походкой (ловко соскакивает со ступеней, всегда подминает одну ногу, когда садится). Главная и роковая черта Лены: в придачу ко всей вышеупомянутой ювенильной внешности у нее еще и детский играющий голос, с лица ее никогда не сходит улыбка, а глаза горят. Все, кто встречают ее, подмечают про себя ее магизм.

У Лены есть строгий и серьезный парень по имени Игорь, который живет в коммуналке и одиночестве. Родители его давно в разводе: мать уже как десять лет за рубежом, а отец после религиозного кризиса юности нашел себе относительно спокойную супругу. Несмотря на это, Игорь - желанный ребенок, и родители помогают ему деньгами. Лена проводит большую часть времени в комнате с Игорем - ввиду этого, они обгоняют сверстников в плане личной жизни и быта чуть ли не на пятилетку. Игорь - ровесник Лены, но учится в последнем классе школы с надеждами поступить на психологический факультет. Лена и Игорь курят.

21
{"b":"583001","o":1}