ЛитМир - Электронная Библиотека

Нужны сигареты. Иначе я обречен быть в представлении окружающих делинквентным 16-летним. А я хочу выглядеть моложе.

Нога на парапете начинает затекать. Нужна веревочка, чтобы повесить ниндзя на шею.

2

Пришлось пересечься с Игорем.

Договорились встретиться у Мака в 2—30. Я заметил его издали (без очков) — все чаще инстинктивно чувствую движение в поле обзора - меньше раздавленных насекомых — вскочил на парапет, и мы отправились искать Western Union. Банк на Эгерском закрылся, почта не работала, еще один банк поблизости перестал принимать переводы. Прошли три корпуса вниз, спустя пару звонков, но благодаря интернету, Игорь нашел адрес, расплывчатым маячком на гуглокарте. Дошли до Ровесника, сделав огромный крюк по Ленинского комсомола. Мальцев приглашал его «на полном серьезе» пить чай, Ирен договорилась встретиться в Мадагаскаре после. Получил деньги от доставшихся ему 4800 по плохому курсу и приобрел фанту в стеклянной бутылке. Пытался рассказать ему пару историй из жизни. Летописец, почти крикнул я, когда Игорь назвал меня чуть ли не РПГ-нарратором. Сказал, что Саша вернулась из Питера. И что в БК плохие чизбургеры и лучшее там это рыбные палочки. Обсудили достаточно вещей, но ничего стоящего.

Под вечер вышел в Мадагаскар приобрести альбом и сигареты. Встретил на остановке у дома Аню Васильеву, которая первые две секунды была лишь туфлями, которые пытались преградить мне путь. (Сутулое и поникшее я чудовище.) Она возвращалась оттуда, как всегда лучистая. Я рассказал, что навещаю подругу в больнице. Аня покупала с родственницей кеды и захватила себе вафель. Посетовала на то что, у всех, казалось бы, проблемы (и ведь правда, казалось бы). Я парировал ухмылкой и «Без проблем жизнь скучна». Предложила мне подобрать ей оптимальный путь домой, я посоветовал с большим количеством листвы.

3

Взял два кофе. Наполнил пластиковые чашки кипятком из самовара. Отпил. Обжег язык. Отпил второй, обжег язык снова.

Вокруг огромное сборище, где-то Лена ищет Илью, чтобы отдать проездной за январь 2014-го. Растерянно и гневно ищет его в толпе. Проходит фирменный автобус с символикой олимпиады25, десять минут спустя прерванные троллейбусы медленно начинают движение. Каждый забит до предела. Мы со случайно встреченным Кузнецовым вталкиваем себя в тройку, среди самых примечательных людей которого мой преподаватель математики. Я начинаю отвешивать глубокие размышления всему и вся, с резвой наигранностью, наслаждаясь моментом, людям приходится терпеть меня и мой тщеславный стендап.

Решаем выбраться из троллейбуса на Мега Молле, еще немного и он бы начал затягивать в себя пространство и время, подобно черной дыре. Вокруг белым-бело. Саша решает угостить меня на предновогодней ноте буррито. Буррито отвратный. Мы заканчиваем трапезу, выволакиваем свои сытые тела на свежий воздух и решаемся отправиться в путешествие — по Гагарина, вверх. Обсуждаем ерунду, пытаемся импровизировать на ходу, устроив своеобразных баттлов череду, но вскоре надоедает и это.

Включаю «The Light That Never Goes Out».

Садимся на троллейбус, замыкаем петлю, возвращаясь к Дому мод. На остановке девушка с тубусом. Мы с Сашей спорим на тему известности The Smiths. Кузнецов утверждает, что группу из простолюдинов знает чуть больше, чем никто. Джаз-бэнд из родственников Кузнецова вполне мог бы называться The Smiths. Саша знает саксофон. Не подведи меня, девушка с тубусом.

— Девушка, а вы знаете группу The Smiths?

— Нет.

Она улыбается. В глазах читается что-то, самобытность, которую не приметить у 97% людей. Есть в ее лице что-то завораживающее. Оно не идеальное, но какой-то почти незаметный изъян, он делает его таким очаровательным. Я удаляюсь, мы с Сашей переходим дорогу к Перекрестку, по пешеходному переходу, которого больше нет. (Молодой человек, вы не видите знак? Здесь нет пешеходного перехода. Приводы были? Ладно, на первый раз выпишем предупреждение.) Он встречает знакомую на той стороне. Минуты две спустя я опоминаюсь и говорю, что следовало бы перейти обратно и познакомиться с девушкой с тубусом поближе.

Мы переходим, на остановке нет ни тубуса, ни девушки. Только иллюминации разрезают темноту.

4

Надо признать, я очень сомнительно отнесся к поездке в Ульяновск. Лена журила меня без перерыва. Ей хотелось уехать ни меньше, чем мне, и она постоянно спрашивала, почему никто (а прежде всего я) не рассказал ей про Волгу-IT и тестовый тур. Я же из раза в раз твердил, что Мытникова сто раз объявляла про олимпиаду на тематических парах, и злиться ей нужно разве что на себя. За несколько дней до отъезда, мечтая о чем-то на лабораторной по информатике, я, Илья и Лена путешествовали по Веллингтону в Google Maps, этому искристому, голубому городу на побережье, поглядывая на развешанные по городу транспаранты. Backspace сменил панорамы города мечты панорамами города пыли, треснутого тротуара и людей в непримечательной одежде.

Прогуляв по официальным причинам пару по экономике и получив советы от преподавателя по переписыванию лекций, красному вину и сигаретам, я таки стал обладателем билетов на маршрутный автобус до родины отца революции. В 10 часов 25 октября, мы (я, Семен и парень, который что-то знал) выехали из Чебоксар. Путешествие началось с прослушивания «Yes Man» Дэнни Уоллеса, единственной аудиокниги, за которую я когда-либо принимался (и не дослушивал). Спустя четыре часа мы прибыли на автовокзал Ульяновска, где сразу же приобрели билеты назад.

— My windows are already double-glazed.26

Нас встретила волонтер по имени Рита, и дружной компанией мы отправились праздновать приезд в близлежащий Макдональдс, очень удачно композиционно расположившийся на кольце. Я не мог его не сфотографировать. Как и Семена. И парня, который что-то знал. Ельников жевал свой овощной салат. Парень, который что-то знал, запивал что-то минералкой. Я съел гамбургер. После экскурсионный автобус завез нас в дебри Ульяновска в компанию ecwid. Лид в черной футболке с английской надписью Zip file27 питчил нам движок их до тех пор не выстрелившего интернет-магазина и называл город столицей IT-индустрии. Заседание закончилось, мы сели в автобус, на город опустилась тьма, мы направились в Чайку.

Берег Волги, сосны и миловидные скамейки — три слова, которыми я бы описал этот рекреационный ресурс. Пропустим бюрократию и редкие разговоры. В ходе естественных и искусственных манипуляций (включающих в себя регистрацию, оплату проживания, передачу комнаты с душевой кабиной и передачей Якубовича28 свалившейся с неба паре, которые впоследствии так и не возместили мне стоимость аренды) я оказался в одной комнате с парнем из Пензы. Его звали Артем, в свои 21 успел выучить верстку, сменить несколько работ по специальности и почти получить диплом по заочке.

— Ты тот идиот, что фотографировал Макдональдс.

Я принялся рассказывать ему о Лене, и фото стопы Артема на одну из наших с ней дискуссий все еще хранится в чате.

Мы спускались с ним к Волге и слушали шум прибоя, смотрели на горящий город, он советовал мне перевестись на заочное отделение, книгу, вышедшую года два назад, а в день отъезда, проспав завтрак, мы с ним отчаянно искали организаторов и талоны. Он отбыл из Ульяновска часа в три и не более чем через год обрел новую(?) любовь29, вместе с которой они преодолели четыре тысячи ступеней под закатным солнцем Монтенегро.

5

Когда торжество жизни решает покончить с собой самоубийством, наступает тот самый момент. В конце октября меня терзало неудовлетворение, которое испытываешь после прочтения замечательной книги. Ирония в том, что автора проблемы читателя в такой момент едва ли тревожат. Но если вас не тревожит ничего в Хэллоуин, самопровозглашенную Вальпургиеву ночь, у вас нездоровый иммунитет. Я скучал по девушке, точнее сказать, по обществу девушки. Общество это, как и обсессия ей, были нездоровыми. Но если отбросить все предлоги и просто импровизировать, у вас всегда будет алиби случая.

6
{"b":"583001","o":1}