ЛитМир - Электронная Библиотека

Куликов протянул книжку в черном переплете. «В. А. Обручев. Основы геологии» — прочитал Игорь и прижал книжку к груди. Любе тоже захотелось прочитать, и она стала вырывать книгу из рук Игоря.

— Подождешь! — оттолкнул ее Игорь. — Я сегодня первый!

— Эх ты, задавала — первый сорт! — задразнилась Люба, тряхнув бантом.

— Сейчас получишь, — замахнулся Игорь.

— Ай-я-яй! — покачал головой Куликов.

— Да я сказал, книжку она получит, — объяснил Игорь, отдавая Любе подарок.

Все поняли, как ловко вышел из положения именинник, и засмеялись. Игорю пришлось покраснеть, но тут пахнуло сдобным пропеченным тестом и вкусной запеченной рыбой. Мать торжественно внесла пирог на деревянном подносе-лотке.

— А ну, к столу! — прикрикнула мать. — И чтоб никаких раздоров больше в моем доме!

— Все, Ксеня, — отозвался отец, подхватывая Игоря, — больше мы ни гугу... Празднуем!

И гости не заставили себя ждать — потянулись к пирогу. Пирог всех соединил снова.

2

Суд над Фениным братом состоялся тем же летом. В этот день Люба примчалась к Бандуреевым возбужденная. Косицы ее под цвет сосновой коры так и метались.

— Игорь, — шепотом заговорила Люба, — пойдем в суд.

— Ты что, — ответил Игорь, — не наше это дело!

— Никто нас не увидит — мы потихоньку пройдем, у дверей постоим...

— А если кто передаст потом?

— Там не до нас... Все на прокурора смотрят...

— И нас увидят, будь спокойна.

— Трусишь?

— Ладно, идем!

Игорь сунул «Основы геологии» за пазуху, и они на цыпочках двинулись из дому.

Солнце пекло, как никогда. Над гольцами, Витимом и крышами города словно дрожали стеклянные бусы. Курицы соседа Вани-огородника млели в горячей пыли под забором. Рядом с ними прохаживался черный кот со жмурливыми глазами, напоминающими золотые бляшки. Звали кота Кикимор.

— Тс-с-с! — Люба поднесла палец к губам, предупреждая Игоря идти на цыпочках мимо кота и куриц.

— Чего ты? — удивился Игорь.

— Если Кикимор перебежит дорогу, — Люба показала страшным взглядом на кота, — лучше возвратиться, Феня говорила!

Игорь прыснул в кулак, но убавил прыть, проходя мимо соседского забора. Однако Кикимор и не думал бегать через дорогу по такой жаре. Скоро и у Игоря с Любой пятки жгло через подошвы. Выпадали такие денечки и на севере. Как будто сама природа возмущалась, что судят старателя.

Игорь шагал вслед за Любой, отмахивающей шаг рукой, и думал, что в такую жару в суде едва ли соберется много народу.

Однако на Васькин суд народу пришло много. Места всем не хватило в зале, и люди теснились на крыльце с навесом-шалашиком, стояли под солнцем у раскрытых окон здания Витимского нарсуда.

— ...И несмотря на то что подсудимый Василий Прокопыч Чурсеев не признает себя виновным в присвоении золота, — донеслось из ближнего окна, — обвинение считает вину подсудимого доказанной!..

Люба подскочила, будто из окна плеснули в нее холодной водой, и бросилась к крыльцу. Игорю пришлось проталкиваться за ней.

— Прокурор наш Круглых говорит, — объяснила она с придыхом, — ух, строгий Семен Семенович, да папу моего не так просто убедить!

— Вот дает! — охнули рядом.

— Говорит что пишет!

— На полную катушку требует!

— На полную!

Когда из зала донесся новый голос, Игорь с Любой сильней заработали локтями и очутились у задних рядов.

— Адвокат начал, — показала Люба на седого человека за трибуной суда. — Гречаный Кирилл Антонович, ух головастый дядька!

Адвокат говорил чуточку в нос, будто его мучила простуда, но голос его доходил до самых последних рядов.

— Товарищи судьи, мы выслушали прокурора, и, надо сказать, сам факт обнаружения золота в кармане подсудимого дает основание обвинять Василия Чурсеева в краже... Но мне хочется заострить внимание суда на решении геологической экспертизы.

Вы слышали из материалов дела характеристику золотого образца, которую нам дали специалисты по золоту. «Остроугольный... мало окатанные грани... включения кварца... отпечатки кристаллических форм других минералов... Примазки породы...» И вывод за подписью старшего геолога Куликова Матвея Андреевича: «Данный образец нельзя отнести ни к одному из известных типов россыпного золота Витимского района».

Я подчеркиваю — россыпного! А мы забыли, что, кроме россыпей, у нас должны быть жилы! И по этому поводу позвольте зачитать мнение доцента Иркутского горного института Журкина Иллариона Борисовича.

Адвокат полистал тоненькую серую книжечку и стал с выражением читать:

— «К числу перспективных районов на рудное золото надо прежде всего отнести Витимский. Россыпи по речке Шаманке дают все основания считать, что коренные источники здесь есть, хотя геологические условия их формирования и условия залегания представляются весьма сложными. Однако россыпи по реке Шаманке могут отработаться и перед геологами встает задача найти подходы к рудному золоту. Это народнохозяйственная задача, ибо решается вопрос жизни и смерти целого района. Но поиски коренного золота сопряжены с большими трудностями. Прежде всего надо преодолеть психологический настрой «россыпников», переориентировать геологическую службу на коренное золото и начать поиски жил. Геологи района должны открыть второе золотое дно Шаманки».

Адвокат захлопнул книжечку и увидел, что научную статью слушают, будто сказку. Тогда Гречаный возвысил голос:

— А я хочу сейчас добавить к прочитанному: не только дипломированные геологи, но и самородные наши рудознатцы, один из которых сегодня перед нами, увы, на скамье подсудимых! Василий Прокопыч Чурсеев показал, что отмыл свой самородок в верховьях между Шаманкой и Витимом. Это не противоречит ни данным геологов-экспертов, ни прогнозам ученых. Таким образом, суду следует признать ошибочным обвинение Чурсеева в хищении золота! Рекомендую также вынести частное определение о том, чтобы руководство и геологический отдел Витимского приискового управления отнеслись к находке Чурсеева с должным вниманием, рассмотрели бы образец как заявку на рудное золото и предоставили возможность Чурсееву продолжать свои поиски! А ошибки и промахи в деле поисков «второго дна» будут, потому что ни одно открытие не проходит даром человеку. Наша гражданская задача — стараться упреждать ошибки и жертвы по мере сил и возможностей!

По залу прокатился одобрительный рокот.

— Это ж надо, куда хватил!

— Ну, Антонович!

— Прохвесор прямо!

— Куда Ваське воровать?

— У него в голове блажь одна!

— Вместо россыпи жилу все искал!

Игорь подумал, что суду должно быть уже все ясно. Ваську отпустить пора. Чтоб он отращивал себе кучерявый чуб, как заправский шахтер. Но тут сзади зашептали:

— Интерес у меня, сколько защитнику сунули?

— Откуда у Васьки деньги?

— Зачем деньги, можно и золотишком...

— Откуда оно у них? От сырости!

— Старался столько да нет?

— Он россыпи давно бросил... Жилу ищет.

— Не он, так сестра помогла... Через Бандуреева...

— Тот поможет — держи карман шире! Вон сидит, как беркут!

Адвокат пошел на свое место за красным столом. Он волочил ноги, будто катал тачку с породой. А Игорю раньше казалось, так легко разговаривать с трибуны... И еще Игорь удивился, что можно перечить прокурору. Об одном и том же говорят двое на весь зал и говорят прямо противоположное. А каково Лукину? Попробуй пойти против прокурора! Вон у того какой взгляд — любой говорун затихает, встретившись с ним, и гербики не зря поблескивают в петлицах! Но и защитника надо послушаться: у него седая голова, а речью своей он всех в зале пронял.

— Слово предоставляется подсудимому Чурсееву! — раздался строгий голос Лукина.

Васька вскочил, будто сзади ткнули шилом. Его белесые брови изгорбились, как гусеницы.

— Товарищи, граждане! — заговорил Василий чуть не плача. — Слово-олово, не хотел спугнуть жилу я и не говорил потому про самородку! Скажи — исчез фарт, поминай, как звали! Фью-ю-ють, как у Алешки Фартового из нашей бывальщины — фью-ю-ють!.. А я-то до нее и не дошел еще! Так, только за хвосты уцепился! Еще искать да искать! Круги большие давать о тайге! Не держите меня боле в тюрьме! Надоело под стражей, не виноватый я, подрался с парнями по пьяному делу я, а больше ни в чем не виноват. А в тайге теперь по-серьезному действовать буду, по уму. Соберусь как след, подготовлюсь — и айда! Откуплюсь жилой за доверие, слово-олово!

4
{"b":"583002","o":1}