ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть третья
Счастье по-драконьи. Новый год в Академии
Под псевдонимом Серж
10 аргументов удалить все свои аккаунты в социальных сетях
Модицина. Encyclopedia Pathologica
Доктор Сон
Навеки твой, Лео
Назначаешься принцем. Принцы на войне
Лечение простуды народными средствами
A
A

Судя по краткому «Предисловию переводчика», Бориса Леонидовича уже в студенческие годы заинтересовали проблемы геоморфологии и геотектоники. Он ссылается на бедность «русской научной литературы — как оригинальной, так и переводной — работами, посвященными вопросу о горообразовании» [6]. Совершенно справедливо подчеркивает он главное достоинство книги Ф. Сакко — обобщение и сжатый пересказ «всех важнейших завоеваний геотектоники и исторический очерк ее постепенного развития» [7]. Подход переводчика к своей задаче не формален: стиль автора, местами тяжеловесный, он по возможности литературно обрабатывает, оправдывая это так: «... точность передачи слога переводимого автора не имеет значения в научных переводах. Здесь главную задачу для переводчика составляет точная, ясная, понятная для читателей передача мыслей переводимого автора» [8].

Перевод Личкова был в значительной мере творческим, связанным отчасти с переосмыслением материала. В результате многие идеи Ф. Сакко стали для Личкова как бы рабочими гипотезами, предметом серьезных раздумий, след от которых сохранился на долгие годы. Об этом можно судить по более поздним исследованиям Личкова, речь о которых впереди.

Ф. Сакко уделяет много внимания геометрическим построениям ряда ученых, стремившихся познать общие закономерности фигуры Земли, расположения континентов и океанов и т. д. При этом для объяснения географических 1бмологий использовались приемы кристаллографии, принцип симметрии. Подобные построения для Ф. Сакко казались неубедительными (Б. Личков через четыре десятилетия начнет их разрабатывать с позиции астрогеологии). Однако это не помешало французскому геологу выделить важную глобальную геометрическую закономерность: контуры смежных континентов схожи, нередко параллельны. И еще одно обстоятельство — существование на Земле полушария, почти сплошь океанического (Тихий океан) и преимущественно континентального.

Сопоставляя эти два факта, Сакко делает мысленную экстраполяцию, предположив оригинальный по тем временам вариант:

«Невольно является мысль, что это воображаемое возвышенное или континентальное полушарие первоначально действительно существовало (напоминая, следовательно, „Land-Hemisphere“ Шанса в отличие от полушария низменного или „Water-Hemisphere“) и что затем оно неправильно раскололось и разломалось, отрывая от себя различные части (главных 5) и рассыпая их вокруг Центрального Индо-Африканского ядра. Таким образом в результате получилось несколько континентальных массивов (Евразия, Австралия, Антарктида, Америка Северная и Южная), оторванных один от другого и отделенных один от другого и от большого центрального массива широким океаническим поясом Атлантико-Индо-Средиземным» [9].

Сакко сравнивает этот гипотетический процесс с появлением трещин охлаждения или высыхания, которые наблюдаются в лавовых бомбах, базальтовых покровах, глинах и т. п. Мысль ученого идет дальше, создавая еще более фантастические картины периодического расширения Земли.

Подобная раскованность воображения, помогающая осмысливать разнообразные научные модели, была, по-видимому, созвучна ощущениям и способностям Бориса Личкова. В молодые годы вообще легок полет фантазии. Но Личкову, как и Сакко, удалось сохранить это качество на долгие годы. И другое качество, обычно приобретаемое в более позднем возрасте: умение критически осмысливать выдвигаемые гипотезы, анализировать их, сопоставлять с фактами.

Еще на одно явление обратил внимание Ф. Сакко: существование обширных морских акваторий, которые, по некоторым данным, относительно недавно были сушей. И эта проблема — в ее различных аспектах — будет затем глубоко интересовать Личкова.

Но все-таки наиболее существенно повлияли на формирование научных взглядов Бориса Леонидовича идеи геометрических закономерностей лика Земли и возможности существования в геологическом прошлом единого материка, расколовшегося на несколько частей.

Несколько лет спустя, когда А. Вегенер впервые попытался обстоятельно обосновать гипотезу дрейфа материков, Личков оказался одним из очень немногих геологов, которых не ошеломила идея Вегенера, не вызвала протеста и резких возражений, а, напротив, стимулировала дальнейшие теоретические поиски.

Судя по всему, «скромная» работа переводчика, выполненная Личковым творчески, сыграла заметную роль в его научной судьбе. Хотя роль эта выявилась не сразу и сказывалась по большей части неявно, опосредованно.

Интересная деталь: сам Борис Леонидович отрицал, что на него оказали влияние идеи, которые развивал или критиковал Сакко: «Я перевел на русский язык... книжку, написанную в аспекте движения материков, чего я тогда, даже переведя книжку, не мог прочувствовать и понял хорошо гораздо позже» [10]. Пожалуй, это признание можно оспорить. По-видимому, сам ученый не совсем верно оценивал закономерности своего «научного возмужания» и значение в этом процессе воздействий извне. Когда переводчик пересказывает идею возможного существования единого суперконтинента и его последующего раскола, то, желает он или не желает, идея им будет «прочувствована», хотя и не обязательно сочувственно.

Пример деятельности Личкова как переводчика позволяет выявить одно его прекрасное качество: умение творчески, жадно, заинтересованно «впитывать» идеи, переосмысливать их, ассимилировать, осваивать. Образно говоря, они оставались в его памяти подобно слоям, скрытым под более молодыми, свежими напластованиями. Но в периоды последующей активизации, когда под действием могучих внутренних сил глубинные пласты вздымаются, они вовлекаются в бурные события скоротечной жизни земной поверхности, в интенсивные реакции. Так прошлое начинает воздействовать на настоящее. Подобное свойство памяти позволяет со временем усиливать умственную деятельность, переходить на более высокие уровни обобщений, к более широкому охвату реальности.

Итак, уже в первые годы самостоятельных геологических работ Личков проявляет некоторые характерные черты своего творчества, раскрывшиеся в полной мере значительно позже,— умение совмещать конкретные региональные исследования с общетеоретическими разработками и глобальными обобщениями. Специалисты, знакомые с поздними научными трудами Б. Л. Личкова, обычно отмечают именно глобальность его обобщений и смелый (порой рискованно смелый) полет мысли, уходящей далеко за пределы обоснованных фактами теорий, в область гипотез, предположений. Однако следует учитывать, что при этом Личков сохранял приобретенные еще в молодые годы навыки обстоятельнейших, детальных полевых и камеральных исследований. Он умел быть и геологом-теоретиком и геологом-практиком.

В дальнейшем мы будем не очень последовательно придерживаться хронологии жизни и творчества Личкова. Как всякий крупный ученый, он обычно вел несколько тем одновременно. А нам требуется не просто перечислять события биографии, изданные труды и т. д. Более важно — проследить духовную эволюцию ученого, его особенности, научный метод, достижения. Поэтому, характеризуя этапы его творчества, мы будем выделять главное длй этого периода и по возможности основательнее останавливаться на важнейших работах. Это позволит не разбивать изложение на две части — жизнь и творчество. Особенно важно это, когда речь идет о людях, для которых жизнь проявлялась прежде всего в творчестве, а творчество становилось высшей целью и главным содержанием Жизни. К таким людям относился и Борис Леонидович Личков.

Мангышлак. Тригонии

Обычно главное' внимание биографов привлекают наиболее значительные, признанные, характерные произведения ученого. При этом читателю нелегко восстановить путь к этим достижениям. А ведь, возможно, именно путь — главное. Как для альпиниста главное — добраться до вершины, карабкаясь по склонам, а не высадившись на нее с вертолета.

Поэтому мы постараемся детальнее проанализировать первые значительные научные работы Б. Л. Личкова. Ведь правильный выбор направления с первых шагов особенно важен, а первые успехи особенно показательны.

3
{"b":"583020","o":1}