ЛитМир - Электронная Библиотека

Именно поэтому в 1933 г. в МНА был сформирован первый в этой стране отдельный бронетанковый полк из 10 танкеток Т-27 и 10 бронемашин БА-27, а кроме того монголам было передано дополнительное количество артиллерии небольшого калибра и пулеметов.

В авиаотряде «Сухэ-Батор» к 1934 г. числилось полтора десятка Р-5 и несколько У-2 (упоминания о Р-1 к этому времени пропадают из документов. Видимо, последние самолеты этого типа списали по износу). Правда, вся боевая техника МНА в тот момент эксплуатировалась почти исключительно советскими инструкторами. В том же авиаотряде «Сухэ-Батор» более половины пилотов и большую часть техперсонала по- прежнему составляли русские.

А между тем конфликт не заставил себя ждать. Уже в августе-сентябре 1934 г. для подавления антиправительственного мятежа в Кобдозском аймаке (ныне и до 1920-х гг. аймак Ховд, по названию одноименного города и реки) на северо-западе МНР потребовалось задействовать пятерку Р-5 со смешанными экипажами (три советских и два монгольских пилота, большинство летнабов - монголы), которую возглавлял советский инструктор В.А. Судец, будущий маршал авиации.

Авиация и космонавтика 2017 № 01 - _49.jpg

Подвеска бомб под Р-5ВВС МНР. Халхин-Гол. Лето 1939 г.

Авиация и космонавтика 2017 № 01 - _50.jpg

Экипаж Р-5 ВВС МНР. Халхин-Гол. Лето 1939 г.

Авиация и космонавтика 2017 № 01 - _51.jpg

Личный состав группы ночных бомбардировщиков ВВС МНР. Халхин-Гол. Лето 1939 г.

В январе 1936 г. началось то, что в Японии назвали «Тауранский инцидент» (отметим что работу историков, исследующих боевые действия середины XX века в этом регионе сильно осложняет тот факт, что в японских и маньчжурских картах и атласах использовались географические названия, которые не совпадают с принятыми в России, Монголии, Китае или Корее и, по этой причине, установить географическую «привязку» того или иного события, порой довольно сложно) - резко активизировалась деятельность японо-манчьжурских войск на границе с МНР в Восточном аймаке (в 1950-1960-е гг. - Чойбалсанский аймак), в р-не г. Тамцаг-Булак и озера Буир-Нур. Многочисленные стычки с хорошо вооруженным противником заставили руководство МНР перебросить в этот район все имеющиеся резервы и обратиться за военной помощью к СССР - уже в январе 1936 г. в МНР прибыл из Забайкалья отдельный советский мотоброневой полк, позднее развернутый в особую бронебригаду.

В числе прочего в Тамцаг-Булак была переброшена эскадрилья Р-5 и У-2 ВВС МНР в составе двух десятков самолетов (видимо, практически все, что в тот момент было у монголов в летном состоянии), туда же чуть позднее перебросили в рамках военной помощи два авиаотряда ВВС РККА, вооруженных Р-5 и Р-5Ш (вариант с четырьмя пулеметами ПВ-1, установленными на нижнем крыле). Уже 7 января 1936 г. монгольские и советские Р-5 начали выполнять вылеты на разведку и патрулирование границы. При этом каждый Р-5 брал всего пару бомб калибром до 50 кг и полный боезапас для пулеметов - при обнаружении противника его атаковали прежде всего пулеметным огнем, иногда делая до 5-6 заходов на цель. Против кавалерии подобная тактика в стиле Первой мировой войны вполне годилась, тем более что бомбили и советские и монгольские экипажи Р-5 не очень точно.

15 января 1936 г. группа маньчжурских кавалеристов численностью в несколько сотен сабель пересекла границу МНР у о. Хар, но затем части МНА при поддержке авиации остановили противника и после недельных боев и перестрелок маньчжуры ретировались на свою территорию. 3 февраля маньчжурская кавалерия, которую на этот раз поддерживала японская пехота, перешла границу МНР в р-не Булан-Дерс. Отражали атаку монгольские пограничники при поддержке Р-5, при этом противника тоже поддерживало не менее двух одномоторных японских самолетов-разведчиков (скорее всего, это были бипланы «Кавасаки» KDA-2 или Ки-3). С переменным успехом бои шли до 12 февраля, после чего японо-маньчжуры отошли обратно в Маньчжоу-Го.

3 марта 1936 г. границу МНР вновь пересекли довольно крупные силы противника - не менее сотни маньчжурских кавалеристов и до 600 солдат и офицеров японской императорской армии (по советским данным - пехотный полк, по японским - усиленный батальон) на 50 автомашинах, при поддержке 12 легких танков и танкеток и не менее трех самолетов-разведчиков. Японцы перерезали дорогу между Баян-Туменом и Тамцаг-Булаком и заняли пару небольших поселков.

Противостоять такому количеству войск противника монголы оказались не в состоянии - 12 марта 1936 г. был оперативно подписан «Протокол о взаимной помощи между СССР и МНР», в соответствии с которым на территорию Монголии вошли дополнительные части РККА, из которых позднее был образован 57-й особый стрелковый корпус. Советские войска прибывали медленно, но уже к концу марта против вторгшихся сил противника удалось задействовать роту советской моторизованной (т.е. передвигавшейся на грузовиках) пехоты, советскую батарею 76-мм орудий на мехтяге, монгольскую кавбригаду (300 сабель) и десяток советских бронемашин БА-З/БА-6. Впрочем, японцы не пытались действовать особенно активно, время для большой войны еще не пришло, и «тауранский инцидент» был для них всего лишь способом «прощупать» противника. Именно поэтому бои носили характер отдельных очаговых стычек.

Так, 25 марта, взвод японской пехоты на двух грузовиках вышел к поселку треста «Монглорыба» и монгольской погранзастве у озера Буир-Нур. После короткого боя японцы заняли заставу. Затем японцев атаковали два вызванных монгольскими наземными войсками Р-5. Авиаудар заставил японцев отойти. Те потеряли одного солдата убитым и четверых ранеными и бросили на монгольской территории поврежденный при авианалете грузовик.

К этому времени советско-монгольские экипажи впервые начали вылетать на цель группами по 5-12 Р-5, иногда выполняя по десятку вылетов в день.

А 31 марта экипаж пилота Дэмберела и стрелка-летнаба Доржа (самолет Р-5 с б/н «5») из монгольского авиаотряда (фактически - звена), которым командовал капитан Шагдасурэн доложил об уничтожении грузовика с 28 японскими солдатами и проведенном затем воздушном бое с двумя японскими самолетами-разведчиками.

Авиация и космонавтика 2017 № 01 - _52.jpg

В полете монгольский самолет Сталь-3. Фото сделано из кабины Р-5 в 1938-1939 гг.

Авиация и космонавтика 2017 № 01 - _53.jpg

Монгольский пассажирский самолет К-5. На самолете нет никакой госрегистрации, характерной для ГВФ СССР. Фото 1938-1939 гг.

По докладу Дэмберела ему даже удалось сбить один и повредить второй самолет противника. Японские источники не упоминают ни о каком воздушном бое в этот день. Зато на следующий день, 1 апреля 1936 г., три или четыре японских разведчика, прикрывая свои отступавшие к границе части, пытались атаковать советские бронемашины и грузовики в районе юго-восточнее О. Буир-Нур и действительно имели столкновение с двумя Р-5 (точно неизвестно - советскими или монгольскими). Правда, назвать произошедшее воздушным боем было сложно - фактически разведчики просто обстреляли друг друга с большой дистанции и разошлись.

К началу мая 1936 г. на границе установилось относительное затишье. Японцы считают, что им удалось сбить ружейно-пулеметным огнем с земли три советских и монгольских самолета, и еще три повредить. О своих потерях японцы умалчивают. Советско-монгольская сторона признала потерю двух монгольских Р-5 (оба от огня с земли), ранения получили два советских летчика, один из которых позднее скончался в госпитале. Японско-маньчжурские потери в ходе боев февраля-апреля 1936 г. советские источники оценили в 400 убитых и раненых, до 40 автомашин, два легких танка и до 8 самолетов. Данные по потерям японской авиатехники не содержат никакой конкретики и вызывают очень большие сомнения, поскольку обе стороны в тот момент не применяли ни истребители, ни зенитную артиллерию, а потери от ружейно-пулеметного огня не могли быть сильно большими.

11
{"b":"583021","o":1}