ЛитМир - Электронная Библиотека

- Оборотни прорвались, они внутри. Все уходим отсюда, - дал команду Касмий. - А вы мистер корреспондент бегом к порталу, все шоу закончилось, - сказал он летописцу Эдмунду, тот не возражал. Все командиры по винтовой лестнице в башне двинулись вниз. Все произошедшее было прогнозируемо. Тард был серьезен как никогда. В безумии предстоящей бойни где-то на городских улицах ему предстояло отыскать огромного оборотня и ликвидировать его. По-другому этой битвы было не выиграть.

После прорыва город огласила специальная сирена. Военное командование Армидеи решило пробудить своих монстров. Все здешнее биологическое или живое оружие хранилось в четырех Ульях - больших складах, расположенных под землей, в разных частях промышленной зоны. Жуткие твари, выращенные здешними алхимиками, спали в специальных капсулах. На поверхности от Ульев были видны только куполообразные строения окруженные рядами люков закрывающих специальные шахты. По сигналу специальной сирены куполообразные конструкции, венчающие Ульи на поверхности, раскрылись, обнажив бездонные шахты, из темноты которых стали доносится крики пробудившихся ото сна монстров. Тысячи черных огромных летучих мышей устремились в небо. Твари приземлялись на специально отведенные посадочные площадки, солдаты тут же тащили к ним снаряжение и боекомплект. Их обвешивали броней, на спину каждой из них запрыгивал солдат-наездник осуществляющий управление через специальный телепатический обод, одетый на голову под шлем. К задней части тел огромных летучих мышей крепились корзины с огненными бомбами, по одной бомбе твари зажимали в лапах и после этого управляемые наездниками взмывали в небо.

Управляемые крылатые твари точечно сбрасывали бомбы, мощными взрывами сжигали, разбрасывали потоком текущих оборотней в разные стороны, помогали артиллерии сдерживать их. Первые батальоны армидейцев уже вовсю вели бой с обескровленными обожженными оборотнями сумевшими добраться до них. Здешняя артиллерия и авиация рассеивали поток тварей, облегчая задачу пехотинцам сражающимся внизу.

Селина заливалась смехом ясно и беззаботно как ребенок. Здесь она представала в образе эдакой богини природы. Ее волосы зеленые были будто из травы, также как неестественно длинные ресницы. Платье, свитое из стеблей, украшено распустившимися цветами. Глаза сменили цвет на игривый яркий оранжевый. Все происходит в Инфосреде, в маленьком отдельном кусочке этого вселенского информационного пространства, принадлежащем Селине, который она приукрасила в соответствии со своими вкусами. Здесь все как в ее ожившей фантазии. Вокруг разноцветные лесные заросли с деревьями до неба, грибами в высоту с четырехэтажный дом. Они на небольшой полянке вместе с Рурханом обвитые потоком разноцветных лепестков кружатся, взявшись за руки, в метре над землей. Рурхан здесь всего лишь гость, выглядит как обычно. Она хихикает, не может остановиться, ей безумно весело играть в своей фантазии. Глядя ему в глаза, намекает на поцелуй. Нахирон скрывшись за деревом, молча за ними наблюдает.

Вдруг в одно мгновение все остановилось. Все звуки, вообще все. Селина замерла на месте как изображение, поставленное на паузу. Рурхан опустившись на землю замер в непонимании. Нахирон вышел на поляну.

- Ты это сделал? Это ты все остановил? - спросил он у Нахирона.

- Да.

- Зачем?

- Пришло время.

- Что ты с ней сделал? - он смотрел на Селину, которая замерла как замороженная в метре над землей. - Ты как-то мучаешь ее? Ей больно?

- Какая боль, о чем ты? Я взломал ее разум, и теперь все контролирую. Этих мгновений она не запомнит, для нее всего этого вообще никогда не происходило. Не забывай - ты здесь нелегальный гость. И только благодаря мне.

- Какое время пришло? О чем ты?

- Пришло время Рурхан спасти то, что нам... вернее тебе дорого в этой жизни. Я должен оправдать пользой свое появление.

- Я думал дорого нам обоим?

- Я смотрю на мир через тебя. Твои ценности - мои ценности. Теперь если ты не против, я хотел бы с ней попрощаться.

- Зачем тебе это? Ты же ничего не чувствуешь.

- Ты чувствуешь за нас обоих. А я лишь глядя на нее твоими глазами, могу понимать ее ценность. Хочу сказать ей кое-что, хоть и знаю, что это опять приведет к столкновению с внутренней пустотой. Разреши мне.

- Мое разрешение так важно?

- Естественно, ведь мы же разумные существа. Без твоего одобрения я на нее не взгляну.

- Да прощайся, конечно. Не спрашивай больше.

Он отключил Рурхана начав хозяйничать в воплощенной в Инфосреде фантазии Селины. Фантастический лес вокруг исчез. Все заполнил яркий свет. Осталась только одна она с улыбкой замершая на месте как изображение, поставленное на паузу. Из окружающего света возникла ее комната, погруженная в ночную темноту. Место их первой встречи. Он подошел к ней, вернее к ее замершему изображению. Долго смотрел на нее, будто любуясь, прогоняя в голове счастливые моменты жизни своего прообраза, естественно наполненные ее смехом. В итоге так и не решившись на разговор. Выйдя из ее сознания, оставив ее в покое, он провалился в темноту. Спустя мгновение очнулся в криокапсуле. В реальности после легкости долгого сна ставшей кошмаром собственное тело стало невероятной обузой. Дышать было тяжело, да и казалось нечем. Теснота, руки скованны ремнями, так что не пошевелиться. Не успел он прийти в себя как понесся по какому-то узкому кишкообразному тоннелю куда-то вниз. Пролетев по переплетениям "кишки" несколько сотен метров вниз, вылетев из нее, свалился на мягкий пол. В окружающей гладкой комнате на стене висят инструкции с зарядкой, которую нужно сделать, чтобы реанимировать мышцы после выхода из крио сна. Забив на положенную зарядку, шатаясь из стороны в сторону будто пьяный, он двинулся к лифту, с которого начинался выход из этого безмолвного ледяного царства сна.

В глубине шахты вентиляции, на одном из технических уровней подземелий ЦентрЦитадели он спрятал свой костюм. По сути это самый обычный бронекостюм, золотистого цвета, как у солдат Армидеи. Только некоторые бронепластины немного увеличены и укреплены. Плащ черного цвета - два сложенных крыла скрепленные друг с другом, свисают за его спиной. Долгожданная маска, наконец, скрыла верхнюю часть лица, теперь никто не увидит в нем Рурхана. Облачившись в свое снаряжение, можно сказать став собой, он выбрался на карниз ЦентрЦитадели где-то на седьмом этаже.

Где-то впереди, далеко за городскими кварталами у внешних стен поток оборотней прорвался внутрь. Тысячи снарядов местной артиллерии яркими белыми следящими в темноте миниатюрными кометами, со свистом проносящимися минами, не прекращая устремлялись туда. В небо поднимались столбы черного дыма, среди завесы которого летали тысячи крылатых тварей сбрасывающих бомбы. От непрекращающейся бомбардировки весь город буквально дрожал. "Рурхан. В этом кошмаре мы должны, спасти то, что нам дорого", - сказав это, он спрыгнул вниз. Его черный плащ в полете разошелся на два крыла, которые резко раздувшись, в несколько раз увеличившись в размерах, расправились у него за спиной. Полые крылья внутри были наполнены волшебным веществом, которое в контакте с воздухом становилось подобием легкого гелия, дающего возможность зависать, парить в воздухе. Ненадолго зависнув на уровне третьего этажа, оттолкнувшись от стены ЦентрЦитадели, он растворился в темноте.

Полу батальон Джейсона, растянувшись поперек улицы, перегородив ее, замер в боевой готовности. Вперед выставлена стена щитов и длинные иглы копий, на крышах обоих домов по бокам развернув стрелометы, сидят бойцы с луками наготове. Скрыв лица забралами солдаты, напряженно дыша, ожидают неминуемой схватки. На улицу за фонтаном впереди бесконечно сыплются снаряды артиллерии, сотни огромных летучих мышей несущих бомбы проносятся над головами. Сквозь грохот приближающейся смертельной бури слышатся отголоски воя и звериного рева приближающихся тварей.

"Бессмысленно бояться смерти, ведь в итоге ее самую страшную, мы даже не почувствуем. Она придет внезапно. Накроет волной. Теплой спасающей от боли и проблем волной. Как великое спасение. Уж поверьте офицеру, у которого за плечами две клинические смерти от ранений! - где-то за спиной Джейсон слышит последнее напутствие своего командира майора Калегрома. - Каждый из нас в самый страшный момент не почувствует ничего, наоборот спасшись ото всех проблем. Нам стоящим здесь несчастным смертным нечего бояться".

114
{"b":"583025","o":1}