ЛитМир - Электронная Библиотека

Звездной прекрасной ночью в небесной высоте проплывали планеты спутники. В сухом весеннем лесу, наконец, разведя костер, светом хоть немного отгородился от темноты наполненной криками лесных тварей. Страх от доносившегося неподалеку жуткого лая развеял весь сон. Одиноко сидя у костра, он неизбежно погрузился в свою внутреннюю пучину. Спокойно взглянув на все произошедшее, столкнулся с затаившимися в душе переживаниями. С болью запоздало приходило осознание трагедии постигшей родной народ. В ужас приводило осознание того что теперь во всем мире он остался совсем один. Но сколько бы ни мучили переживания, какой тяжелой не была душевная боль, слезы так и не проступили.

Проснувшись у догоревшего костра, пришлось снова возвращаться в реальность пронизанную болью и отчаянием. Его обволокла жуткая депрессия. Бледный как мертвец безжизненно безразлично ко всему он брел по лесу. В лесах терзаемых Азурой, где можно было встретить самых необычных существ, его не пугали ни странные следы на земле, не пронесшееся в небе крылатое чудище с перепончатыми крыльями. Забредя во вселяющее ужас паутинное царство, на десятки метров окутавшее несчастные ели, лишь немного запутавшись в липкой паутине, он, как ни в чем не бывало, брел дальше под присмотром множества не моргающих глаз здешнего многоногого крупного хозяина. В силу самой чудовищной формы проявления закона подлости, бредя в поисках смерти, он ее так и не нашел, просто без приключений миновав самую опасную часть своего маршрута.

На фоне алого заката лес окрасился в тусклые темно-рыжие тона. Он без сил рухнул на колени. От усталости из головы вышла вся дурь, и без слез на душе стало немного легче. Минул безликий день. Самое главное - прошло какое-то время. Наступило привыкание к тяжелым обстоятельствам. То, что еще вчера было осознано как ужасный кошмар, сегодня спустя день было тем же кошмаром, но таких ужасных переживаний уже не вызывало. Сознание свыклось с тяжелыми реалиями.

Наконец он вошел в пределы западного Мрачноземья олицетворяющего собой начало Срединных Земель. Эти земли заселенные артэонами давно оттаяли от мрачного проклятия и цвели лесной зеленью. Уже начала себя проявлять Азура, поэтому в лесах то и дело встречались антиазурные антенны - спиралевидные конструкции свыше десяти метров в высоту, от времени покосившиеся и местами покрывшиеся ржавчиной. Эти устройства защищали от выбросов Азуры территорию в несколько квадратных километров вокруг себя. Здесь на западном берегу Андары среди поселений неразвитых артэонов царила тишина и покой. Имелись хорошие дороги, арочные капитальные мосты даже через небольшие речушки, указатели и фонари на перекрестках. В лесах порой встречались какие-то статуи и прочие "проявления искусства" стремящегося к самовыражению от безделья артэонского общества. Ну и естественно поляны для пикников и кемпинга.

Двигаясь вне дорог и направлений напрямую через лесную чащу, порой мечом прорубая себе проход он начал чувствовать неладное. Сначала это было едва уловимо, но постепенно недомогание усиливалось, становилось все хуже и хуже. Поднялся сильный жар, тело целиком стало ломить изнутри. Каждый удар сердца отдавался в голове ударом молотка по мозгу. Обливаясь потом, весь бледный продолжал идти. Уже сталкивавшийся с подобным понимал природу своего недуга, от чего становилось дико страшно. Это были симптомы номакского голода.

Верхний слой питающей его тело номосферы разрушается, душа, уничтожая все изнутри просится наружу. Ему требовалась подпитка номакским эликсиром, которого с собой не было. Тот, кто знал рецепт этого эликсира, тот среди номаков имел власть. Рэвул его естественно не знал, поэтому не мог самостоятельно изготовить, а его номосфера тихо разрушалась, все тело изнутри прожигая болью. Времени почти не осталось, до Армидеи было не дотянуть. Боль, прожигающая тело стала невыносимой, еще сутки агонии и он труп. Сидеть было невозможно, без сил он продолжал двигаться вперед. Его номосфера через тело пыталась насытиться сама, буквально высасывая жизнь из окружающих простых ее форм наполняющих лес. В его приближении трава и цветы чернели, вяли за секунды. Листья высыхали и опадали с деревьев, оставляя лишь голые сухие стволы. Встревоженные лесные птицы разлетались в стороны. Следом за ним среди лесной зелени тянулась мертвая черная полоса из погибших иссушенных растений. Но жизни и тысячи высохших деревьев было недостаточно, чтобы хоть немного насытить номосферу. Неся с собой смерть, осыпаемый самым настоящим осеним листопадом, он продолжал идти, как пассивный вампир, высасывая жизнь из окружающего весеннего леса.

В итоге боль стала невыносимой. Он без сил рухнул посреди лесной глуши. Его глаза помертвели полностью побледнев. Все живое, душистое и зеленое в радиусе нескольких метров от него, погибло, зачахло и почернело. Он кричал от боли, пока контролировал себя. Смирившись с собственной гибелью, ждал спасения от всех мук разом. Казалось, вот и пришел его мучительный конец. Но тут произошло непоправимое. Он услышал женский смех. Это резко привело его в сознание, заставило встрепенуться.

Сначала это напугало его. Он, как и любой номак знал, как без эликсира насытить номосферу. Был один ужасный способ, разработанный еще древними суперномами не желавшими подчиняться Духам. В эпоху рассвета номакского мира самые сильные его представители кровью платили за свою свободу, для Рэвула уподобиться им было полным безумием. Сначала он и думать об этом не хотел. Но боль не отступала, и постепенно темные ужасные мысли пожирали сознание. Он отгонял их от себя, столько сколько мог. "Нет! Нет, не смей. Не думай даже" - со страхом твердил он себе. Его разумная составляющая еще была жива. Но жуткая боль и неописуемый опустошающий голод, безумная жажда быстро разъедали воспаленное сознание. Тонкая светлая прослойка его личности неизбежно сломалась. Что-то щелкнуло в его голове, доведенный болью до отчаяния он перестал отдавать себе отчет в действиях. Как сумасшедший залился безумным смехом. И тут же, как по заранее установленному плану в нем зашевелилась сила Баху переданная через укус в шее. Тело налилось неестественной чрезмерной мощью. Готовое на все, жуткое чудовище которым доведенный болью до отчаяния он стал, поднялось с земли. Движимый чем-то диким неестественным поднявшимся из глубин сущности, как дикий хищник, жаждущий крови он побрел в сторону, откуда донесся смех.

В лесной глуши таилось маленькое озеро. Тихо плещущаяся у берегов вода была покрыта слоем из желтых иголок, опавших с окружающих озеро лиственниц. Четыре молодые артэонки купались в еще холодной черной озерной воде. Они как русалки заманивали в воду двоих сопровождающих парней. Оба крепкого телосложения, как проводники для прекрасных дам в хранящие опасность леса, с небольшими мечами блистая лезвием висящими на поясах. На одном накинута легкая кираса. Выходцы из примитивных артэонских племен неотесанные, длинноволосые в простецких одеждах парни бросили жребий. Победивший накинул на друга единственную на двоих кирасу, за секунды скинул одежду, меч и полный радости бросился в воду к ожидающим прекрасным "русалкам". Девчонки завизжали, парень довольно захохотал, а оставшийся на берегу друг, тяжело вздохнув, остался стеречь развлекающихся друзей. Поглядывая по сторонам прислушиваясь к лесным звукам, он ожидал своей очереди. По другую сторону озера из-за колючих веток за отдыхающими бледными безжизненными глазами, как жадный до крови маньяк наблюдал обезумивший от своего голода Рэвул.

Парень, оставшийся охранять друзей, увидел, что на противоположном берегу как от воздействия темных сил зеленые игольчатые лиственничные кроны желтеют, увядают прямо на глазах. Их мертвые желтые иголки опадают и разносимые ветром осыпают озеро. Обнажив меч, предупредив друзей, он отправился посмотреть, что за неведомая сила омертвила деревья. Но никого среди высохших безжизненных стволов не нашел. Выдав себя, Рэвул скрылся, оставив только черную мертвую полосу среди весенней зелени, ведущую глубоко в лесные дебри. Молодые артэоны быстро свернулись и отправились домой, даже не подозревая, что за ними наблюдают. В присутствии двух крупных вооруженных парней напасть Рэвул так и не решился, сопроводив компанию друзей до их дома.

2
{"b":"583025","o":1}