ЛитМир - Электронная Библиотека

Под уходящим в небеса шпилем ЦентрЦитадели скопилась огромная толпа. Золотистая броня солдат блистала повсеместно среди массы простых горожан. В порядке очереди все артэоны под контролем военных через фойе в служебном входе ЦентрЦитадели проходили в лифты, которые спускали их глубоко под землю. Дождавшись своей очереди, спустившись вниз, друзья попали в главный армидейский телепортирующий шлюз. Расположенное на самом дне ЦентрЦитадели, в нескольких десятках метров под землей, гигантских размеров помещение, вдоль стен которого, сверху вниз пролегали шахты лифтов, в своем центре имело четыре телепорта выполненных в виде огромных врат, за открытыми дверьми которых вместо открывающегося пути сияли яркие лучи света. Через одни из этих врат друзья погрузились еще глубже под землю, попали в армидейский артэонский акрополь - огромное автономное убежище созданное Духом, расположенное глубоко под землей, не имеющее выходов на поверхность. Телепорты на дне ЦентрЦитадели были единственным, что связывало это подземное царство с миром на поверхности.

Главный зал артэонского акрополя представлял собой гигантскую площадь края, которой были сокрыты в темноте, раскинувшуюся под куполообразным потолком обвитым облаком пара. Из центра потолочного купола прорезая темноту бил огромный луч телепорта, служащий единственным источником света в этом царстве вечного мрака. В полумраке по краям площади, повсюду висели, возвышались напряженно гудящие или беззвучно замершие механизмы, стрекочущие переплетения энерговен сияющие зеленым цветом. Все здесь было покрыто слоем пыли, застоявшийся запах разгонялся жаром горячего воздуха, который поступал откуда-то снизу. Оттуда же - снизу - из глубин этого стального царства доносился усиливающийся гул, медленно приходящих в движение турбин и механизмов. Под ногами через щели в решетчатом полу где-то там далеко внизу были видны разряды молний, проскакивающие меж гигантских гудящих устройств, медленно приходящих в движение, избавляющихся от покрова льда, который сковал их за годы простоя в подземном холоде.

Это место изнутри больше походило на космический корабль из физико-технических миров, чем на подземный замок. Здесь уже под контролем гражданских специалистов все артэоны в порядке очереди двигались к распределительным линиям, где их укладывали в специальные цилиндрические капсулы, которые подобно кабинкам армидейского метро по переплетениям тросов и лабиринтам шахт уносили их тела куда-то глубоко вниз, в основное криогенное хранилище.

Следуя по темному нагревающемуся и сыреющему залу акрополя глядя на потолок Рурхан видел огромные кабели, пролегающие вдоль всей куполообразной крыши. Имеющие в центре белую сияющую жилу похожие на кишки прозрачные кабели расходились во все стороны от луча телепорта. Это были кабели-трубки для направления потока телепортирующей материи, Рурхан начитавшийся всякой ерунды, знал для чего они нужны. "Зачем все это подземное стальное царство обвито жилами для потока телепортирующей материи?" - лишил его покоя этот вопрос.

Пришла очередь грузиться в криокапсулы. Все попрощались друг с другом. Кристине досталось от специалистов осуществляющих погрузку в криогенные капсулы. Ее семья спустилась в хранилище уже давно, и она по инструкции должна быть среди них, но так как ее не оказалось, положенную ей ячейку в хранилище заполнили кем-то другим из-за чего пошел сбой. Кристина извинилась и погрузилась в капсулу первой, таким образом, показав Рурхану и Фиалке что в этом нет ничего страшного. Каждая из мам Фиалки взяла с собой по кошке и по цветку, Селина успокаивала в руках перепуганного енота Джерри, Шатуна из-за большой массы тела погрузили в отдельную маленькую капсулу. Двери их стальных коконов плотно закрылись, и они унеслись куда-то глубоко вниз. Рурхана всего начало трясти, пощупав его пульс, кто-то из сотрудников, осуществляющих погрузку, заставил его глотнуть какую-то мерзкую таблетку. Улегшись в капсулу, он был приятно удивлен, на вид железная и холодная внутри она оказалась теплой и мягкой. Дверь капсулы плотно закрылась, все звуки для него пропали, он слышал только собственное дыхание и биение сердца. Его тело скрепили несколько ремней, и мягко дернувшись, его капсула понеслась по шахте вниз с невероятной скоростью. Его сознание медленно поплыло, он погрузился в приятный сон. Его капсула, добравшись до нужного места, резко остановилась, а его тело сковал холод, он был погружен в криогенный сон. Превращенный в ледышку он остался в железном коконе, висевшем в вертикальном положении, среди таких же коконов с членами его семьи и миллионов жителей Армидеи, в холодном темном подземном хранилище, которому не было ни конца, ни края.

СХВАТКА

Где-то далеко, на самой северной оконечности Преферии, у южных подножий одиноких северных гор западнее Валхмура - города великанов, была расположена так называемая Карантинная Зона Арвлады или город проклятых - как это место называли в народе. В тени высокой горы раскинулись строгие однообразные бараки, по нескольку десятков объединенные в сектора, разделенные забором с колючей проволокой. От окружающего мира "город проклятых" отделяла высокая стена, охранные вышки, на которых дежурили солдаты СБК. Один единственный вход был закрыт прочными воротами. В центре всех секторов для размещения зараженных, высокой черной дымящей трубой на фоне остальных бараков выделялся крематорий, где сжигали тела умерших больных. Это было по-настоящему мертвое место, давящее на душу.

Простые обычные болезни этому миру были нестрашны. Какие-то были просто запрещены давным-давно имевшим место Великим Советом всех светлых магов. От всех остальных были разработаны простейшие магические лекарства, рецепты которых передавались из поколения в поколение. В то же время здешнюю жизнь отягощали различные жуткие моры и самые настоящие эпидемии, с невообразимыми фантастическими диагнозами возникающие благодаря Тьме. Чаще всего эти загадочные темные моры, как и все проявления Тьмы, произрастали из людских злодеяний и грехов, зачастую служа наказанием за содеянное зло. Спасти от этих безумных эпидемий могло лишь массовое раскаяние признание жутких ошибок или как это в основном бывает - очередное защитное заклятие, наложенное белыми магами, которое еще нужно было разработать. В основном эти темные фантастические заразы, выкашивая тысячи людей, останавливались сами, припоминая смертным грехи их, просто прекращались.

В Преферии вспышка новой доселе невиданной темной болезни неожиданно произошла в северных окраинах Белой Долины. Страна Белого Камня, как и большинство современных артэонских государств больше чем наполовину состояла из простых обычных людей. Артэоны (творцы культуры, защитники) жили в белых городах, а люди (крестьяне, землепашцы) в общинных поселениях, небольшими деревеньками разбросанных по всей территории СБК. В нескольких таких людских общинных поселениях на самой северной окраине Белой Долины произошла вспышка невиданного темного мора названного "дневная старость". Армия СБК немедленно оцепила людские поселения, в которых была зарегистрирована новая темная зараза, все зараженные были немедленно доставлены в "город проклятых". Симптомами болезни или можно сказать проявлениями проклятия было ускорение старения организма, все зараженные, несмотря на возраст моментально (в течение пары дней) старели и после умирали.

У мертвого тела с белой повязкой на глазах в темной камере барака карантинной зоны, в облаке табачного дыма, маг по имени Крегер задумчиво потягивал свою черную трубку. Его называли третьим из тройки светлых магов, так называемых Хранителей Префереии. Старший из их тройки бесследно исчез, Фросрей увязший в Армидее был вовлечен в вопросы обороны Арвлады, ему же, как своего рода младшему брату отводилось решение внутренних проблем, помощь простому обычному населению. В последнее время вовлеченного в вопросы урожая, подразумевающие бесконечное регулирование погоды, вызывание дождей или наоборот, его вызвали сюда для помощи в борьбе с новой темной заразой.

47
{"b":"583025","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследие древних. История одной любви
Кето-кулинария. Основы, блюда, советы
Деньги без дураков
Те, кто делает нас лучше
Джеймс Миранда Барри
Наши против
Молочник
Запрет на вмешательство
Меркьюри и я. Богемская рапсодия, любовь и котики