ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока двое, по его мнению "придурков" ушли творить безумие, Тард собирался помочь армидейцам не пропустить чудовище в город. Наступила ночь. В боевую готовность были приведены все артиллерийские системы обороны города. Вершину внешней стены заполонили ряды солдат вооруженных луками. Чудовище где-то снаружи, с наступлением темноты оно постарается проникнуть в город, выйдет к стенам, попытается перемахнуть через них, другого способа попасть внутрь, просто нет. Тард встал на стену вместе с остальными солдатами.

На высоте стены в ушах завывал ночной ветер. И вот откуда-то с северо-западного направления из Аламфисова леса раздался чудовищный вопль. Тард, в отличие от расставленных на стене солдат, не скованный приказами, бросился туда. Пространственная разведка быстро засекла приближающегося монстра, по телепатической связи передав его координаты. Сорвавшись залпом, в место примерного нахождения монстра, прорезая темноту, полетели снаряды местной артиллерии и тучи стрел.

Оборотень с несколькими стрелами в теле, израненный осколками, все же вылетел к стене и высоко подпрыгнув, попытался взобраться на нее, своими когтями впиваясь в каменные блоки. Лучники на вершине стены по команде буквально нашпиговали его стрелами. Он свалился вниз. Его тело выталкивало стрелы, раны быстро зарастали. Не успел оборотень прийти в себя, как рядом с ним разорвался осколочный снаряд. Затем обрушился шквал таких снарядов. Территория под стеной взорвалась одним большим взрывом от десятков попаданий разом. Едва чудище успевало регенерировать, как очередной снаряд сносил его с ног. Артиллеристские наводчики будто издевались над монстром, взрывами бросая его в разные стороны как мячик. "Теперь осколочный-серебряный" - кричал заряжающему один из командиров орудий. Стали падать снаряды с серебряной начинкой. Из темноты стали доносится болезненные взвизгивания. И вот волной очередного взрыва чудовище отбросило к границе леса, оно сбежало. "Теперь он больше не полезет к нашим стенам!" - радостно вслух озвучил мысли один из командиров стоящий рядом с Тардом.

Раздался жалобный протяжный вой. Казалось, чудовище было повержено, наконец, получило достойный отпор, на который ничем ответить не сможет, но это только казалось.

Следующим днем Тард стоял на стене в этом же месте, под серыми срывающимися дождем тучами, печально глядя на север в ту сторону, куда ушел безумный отец. Минувшей ночью, получив отпор у армидейских стен, чудовище, сходя с ума от боли выплескивая распирающее безумие, носилось по ночному лесу, по всей видимости, случайно учуяв необычный запах. Группа беженцев с южной Эвалты в темноте добралась до границы Аламфисова леса, не зная про чудовище, вытесненное за армидейские стены, посчитав, что уже в безопасности они остановились на ночлег. Монстр напал на них, всех перебив. В общей сложности погибло пятьдесят восемь человек, из которых семь маленькие дети. Лишь один чудом выживший, всю ночь скрывавшийся в лесу под утро вышел к армидейским стенам, рассказав всем о случившемся. Тард считал себя виновным во всем произошедшем. Ведь это была его идея оставить чудовище вовне, обезопасить Армидею, которая теперь в качестве благодарности никак не собирается реагировать на произошедшее. Чудовище за стенами, золотому городу ничто не угрожает, армидейское командование в лице Касмия предложило ему расслабиться, спокойно обдумать дальнейшие шаги и не делать глупостей. Послав куда подальше благодарных армидейцев, оставшись один перед нависшей проблемой он не знал что делать. Чудовище им фактически выпущенное во внешний мир теперь угрожает всему вокруг, лучше бы действительно, как и сказал отец, оно продолжало терроризировать Армидею. А если сегодня ночью в Аламфисов лес снова придут беженцы? А что если чудовище рванет, куда глаза глядят, и выйдет к Срединным землям, желая насолить Армидее, нападет на какое-нибудь беззащитное артэонское поселение? В конце концов, его родная Кефалия располагается где-то здесь на севере не отделенная никакими барьерами. И ведь во всем этом есть доля его прямой вины. От всего этого и незнания что делать, как быть, у него голова шла кругом.

Для находящейся на башне где-то за его спиной здешней стражи он стоял один, в действительности вместе с ним была его ангел. Сияющая красавица, заставив его улыбнуться вопреки проблемам, спустившись на своих крыльях, сидела на краешке стены, слушая его мысли, потешаясь над ним, не оставляя ему возможности расклеиться, полностью отчаяться.

- Я все решил, - глядя на своего ангела, сказал он вслух. Она, сияя белой улыбкой, поднесла палец к губам, указав на двух солдат, что стояли на дозорной башне за его спиной, намекая, что нужно говорить тише, чтобы не выглядеть сумасшедшим. - Да и плевать, - посмотрев на стражников, ответил Тард. - Ничего оригинального я придумать не могу. Делать нечего: нужно выйти из городских стен и ночью сразиться с чудовищем, приковать его внимание к себе, отвлечь его от остального мира, не допустив новых жертв. Пережить хотя бы одну ночь, а завтра, быть может, безумный папаня нарисуется, придумает что-нибудь, - глядя на нее, тихо шепотом говорил он.

- Но ты можешь погибнуть. Там, в темном лесу на его территории моей помощи тебе не хватит, - раздался приятный женский голос у него в голове. - Вероятность твоей смерти превышает девяносто процентов.

- Нельзя просто так сидеть. Ждать от Армидеи помощи бессмысленно, их бросил Дух. Они простые смертные. Придется действовать самому.

- Пойми, я просто не хочу потерять тебя. Если ты пойдешь в этот лес, то... дальше я твоего пути не вижу. Кефалия далеко на севере, также как и Срединные Земли отрезаны рекой. Да... сегодня ночью... скорее всего чудовище нападет на оставшиеся поселения северной Эвалты, до Певенса не дойдет, но конкретно потреплет их оборону которую они готовят для надвигающегося юга. Умрут несколько десятков людей... так, скорее всего, будет. Это сложно принять, но это тот самый случай, когда надо проявить разумность.

- Разумность?! - стеснительно улыбнулся Тард. - Отец ненавидит это слово. И я кажется, тоже... Чем оно по смыслу отличается от хладнокровия, черствости? ... Нельзя убивать людей, так не должно быть. Все должны это понимать. А тех, кто этого не понимает нужно останавливать. Подобное не должно сходить с рук, никому. Простите ваше высочество, но я не могу отступить.

В ответ его ангел, загадочно улыбнувшись, в очередной раз, позабавившись им, промолчала. И без того много наговорив, она только пожала плечами, а после упорхнула растворившись светом в небесах. "И как это понимать, ваше высочество. Вы со мной мой ангел или нет?" - глядя в дождливое небо, спросил Тард, но ответа не последовало.

Поговорив с Майком, командующим морской пехотой, рассмешив его своей инициативой, воспользовавшись его пропуском, следом за ним он спустился в хранилища особо опасного оружия Армидеи. Главный морпех, учитывая его способности, предложил ему взять "ледяной взрыв третьей степени" чтобы превратить монстра в ледышку. Но нет, заморозку они уже пробовали, Тарду хотелось чего-то более эффективного. В его голове крутились слова о пламени способном превратить все живое в пепел, расщепить на атомы. Бродя среди полок с маленькими аккуратными черными ящичками, он взял тот, на котором было написано "огненный взрыв третьей степени". В черной коробочке лежал стандартный железный шарик, помещающийся в руке, который если поднести к уху, то можно было услышать гудение яростного пламени заточенного в его оболочку.

- Я покрою себя максимальным слоем льда, а после подорву эту бомбу, когда тварь будет рядом, постараюсь испепелить ее. Конечно с пламенем дракона взрыв этой штуки не сравнить, но все же боль наше чудовище испытает невероятную, - Тард и главный морпех улыбнулись.

- Не боишься?

- Боюсь... Знаешь, завтра утром, вернувшись обратно я, планирую съесть огромный гамбургер, запив его какой-нибудь фруктовой газировкой. Все нормально главное не париться, - Тард был наполнен отчаянным оптимизмом.

75
{"b":"583025","o":1}