ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мы выжили! Начало
Другие правила
Князь Тьмы и я
Слово Ишты
Выжить вопреки
Как в 47 выглядеть на 30. Невероятная история женщины без возраста
Темные века европейской истории. От падения Рима до эпохи Ренессанса
Пять четвертинок апельсина
Мальчик в свете фар

Первый день Рэвулу казалось, что все не разговаривают из-за злости и усталости привычной для рабов. На второй день он понял, что большинство его коллег по несчастью представители разных народов. Здесь был сброд из всех уголков Южной Половины. Все эти люди просто говорили на разных языках. Также у некоторых мужчин, которые, по всей видимости, много болтали, языки и вовсе были отрезаны, видимо в связи с ненадобностью.

Еда по расписанию, три раза в день. В основном какая-нибудь крупа, отваренная с солью, чаще всего рис. Старшие рабы ели то же самое, что и остальные. Посидеть с чашкой каши минут двадцать было единственным возможным здесь отдыхом за целый проклятый день.

- И вы что собираетесь вечно здесь пахать, пока не сдохните? - бросив работу глядя на окружающих неизбежно заговорил Рэвул. - Я конечно не лидер, но это же не жизнь. - На него никто не обращал внимания, все продолжали работать. Больше всего его поражали глаза людей, которых он тут увидел. В них зияла пустота, не просто отсутствие эмоций, а самое настоящее отсутствие жизни, привыкание к кошмару, согласие с тем, что твоя жизнь не имеет смысла. - Давайте убежим. Все вместе разом. Просто дружно встанем и побежим. Какая разница убьют нас или нет, или как нас убьют. Все равно это не жизнь, - он искренне пытался достучаться хоть до кого-нибудь. Все молча продолжали работать, никаких эмоций ни в ком не вспыхнуло, крик души Рэвула остался незамеченным, во многом из-за того что мало кто понимал язык на котором он говорит. В ответ только один мужик из числа простых рабов треснул его по затылку и велел продолжать работу.

С самого начала Рэвул поглядывал на лес что виднелся где-то далеко на окраине гигантского поля. Смириться с участью раба он никак не мог. Чудовище внутри него не пробудится, а Тьма только ожидает удобного момента, чтобы поглотить его. Спасения ждать неоткуда, нужно было что-то предпринимать самому. Глядя на людей вокруг, он приходил в ужас, никак не мог свыкнуться. Он видел женщин которые никогда не испытают радости материнства, ведь здесь их просто сводят друг с другом как животных, просто разводят как скот. Детей без детства. Все грязные заросшие, одетые в лохмотья люди которые почему-то людьми не считаются. И только это чертово поле, которому нет ни конца, ни края и бесконечная работа пока однажды из-за тяжести жизни у тебя не остановится сердце и тебя не выбросят в мусорную яму. Он больше не мог здесь находиться. Вечером второго дня он просто встал и побежал, гремя своими кандалами. Он был не усталым, он был изможденным, полностью обессиленным. Вдобавок с тяжелыми железками на руках и ногах, как бы ни старался, он не бежал, а будто быстро шел по меркам нормального человека. Старшие рабы могли бы запросто догнать его, но вместо этого издевательски просто шли за ним быстрым шагом. Рэвул задыхался, его легкие горели. Тихо попискивая, он пытался бежать изо всех сил. Следующие за ним старшие рабы смеялись, им было интересно, сколько он пробежит. В итоге Рэвул все-таки добрался до желаемого леса. Манивший его свободой желанный зеленеющий в дали лес на деле оказался небольшой полоской, за которой ему открылось новое поле. Бесконечное поле тянущееся казалось до горизонта. На новом поле все те же рабы, такие же измученные люди испуганно уставились на него. И тут свои старшие рабы с палками наготове уже движутся к нему. Бежать некуда, выхода нет. Он без сил и надежды рухнул на землю.

Его похлопали по щекам и дали выпить воды. Он поднялся на ноги и лишившийся надежды послушно побрел назад. Его не били, на него не кричали, просто повели обратно. "Бежать бессмысленно, я же тебе говорил", - пояснил старший над ним раб. Опускался вечер, на небе появились первые звезды. Бригада рабов, к которой относился Рэвул, была построена как строй солдат. Измученные уставшие после трудового дня люди дрожали от страха ожидая того что сейчас начнется. Рэвула поставили перед всеми. "Это Рэвул, - держа его за шею начал пояснять старший раб. - Рэвул решил, что он самый умный и попытался убежать. Так давайте покажем ему, что так делать нельзя". Криком раздалась команда: "Лежать!" - все рабы разом упали и прижались к земле. Послышались звуки плетей и жалобные всхлипывания. "Лежать сволочи, лежать твари!" - расхаживая с палками, орали старшие рабы. "Встать!" - все быстро подскочили. Снова "Лежать", снова "Встать", уставшие после трудового дня люди падали и вставали по команде. Серьезно калечить или убивать других рабов старшие рабы без разрешения не могли, поэтому они просто издевались.

- Вы что творите! Я же пытался сбежать. Так накажите меня! Оставьте их в покое, пожалуйста. Остановитесь! - удерживаемый за шею крепкой рукой молил своего старшего раба Рэвул. Ему было неописуемо жалко мучающихся из-за него людей, он содрогался в истерике, но мучители были непреклонны. Всех кроме него бегом погнали по маршруту, по которому пробежал он. Заставили встать на четвереньки и бежать подобно собакам, при этом, не задевая картофельных кустов. В час ночи вместо положенных одиннадцати вечера рабы, уставшие вдобавок еще и измученные тяжело дыша, толпой завалились в свой амбар и попадали на сено. Затем в амбар втолкнули Рэвула и двери захлопнулись. Он оказался один окруженный озлобленными людьми, которые мучились из-за него несколько часов. Его оттаскали за волосы, повалили на пол и забили ногами. Даже женщины набрасывались на него желая врезать, как следует. Избитый он, тихо скуля, просидел около двери всю ночь.

На следующий день он утратил всякую надежду. Стал рабом. Стал быстрее работать и, как и все молчать, не поднимая глаз смотреть лишь, что делают руки. Где-то к полудню в поле появился человек опрятно одетый, чистый, точно не надсмотрщик. Он подошел к старшим рабам и показал им какую-то бумагу. Насвистывая какую-то мелодию главный из старших рабов, тот, что говорил на артэонском, подошел к Рэвулу, толкнув его ногой, тот упал, высыпав из ведра подкопанную картошку.

- Вставай дубина. Тебя выкупили, - сказал он. - Какой-то частный хозяин. Ты уходишь отсюда. Но не радуйся, не факт что "там" будет лучше.

Его посадили в повозку и повезли из чертовых ненавистных полей обратно в город. Где выгрузили на рынке рабов. Какие-то люди согласовали какие-то бумаги, и надсмотрщик, схватив за кандалы поволок его за собой, выбросив на безлюдную улицу за рынком. Покупатель в черном плаще стоял перед ним. Это был Ортопс. Черный плащ, идеально скрывал тело, покрытое стеклянной скорлупой, выглядывая из-под капюшона которого, он смотрел на Рэвула безумным непонимающим взглядом.

- Не думал, что буду рад видеть тебя стеклянный человек, - улыбнулся Рэвул. Выброшенный из дверей, кубарем прокатившийся по земле он не собирался с нее подниматься. Наоборот радуясь освобождению, радостно вдыхая воздух, устроился поудобней. Каким же для него сейчас казалось счастьем - просто спокойно полежать.

- Мой тебе совет на будущее. Не пытайся привыкнуть к боли. Это невозможно. Всякий раз она будет отдаваться кошмаром, - не желая разделять радости Рэвула, он с каким-то отвращением отвернулся в сторону.

- Чтобы узнать, что такое свобода нужно сначала ее потерять, - все также лежал на земле Рэвул.

- Ну и как тебе мир людей? - коварно спрашивал Ортопс. Рэвул помрачнел и ничего отвечать не стал. - Вставай. Хватит валяться. - Рэвул на него не реагировал. - Эй, не забывай ты мой раб - я купил тебя, я твой хозяин, - сказал Ортопс, бросив Рэвулу в лицо договор о продаже и переходе права собственности. Кусок бумаги потащило по улице ветром. - Давай подчиняйся серый пес! - с пародией на улыбку добавил Ортопс.

- То через что я прошел... Это не может быть мир людей. Ты, наверное, затянул меня в какой-то кошмар. Параллельную реальность. Это все наверняка было не по-настоящему! - неохотно поднимался с земли Рэвул.

- Какой же ты потерянный, - Ортопс глядя на него, кривил губы в пародию на улыбку. - Только вдумайся. Здесь количество рабов в несколько раз превышает свободных людей. То есть на одного свободного человека приходится трое, а то и больше невольников. Если рабы разом все восстанут, они сметут, разрушат до основания, весь этот чертов город. Но никакого бунта нет. Рабы покорно пашут и только ненавидят жизнь. Все логично. Люди животные, их общество это стадо. Кто управляет стадом? Один пастух. Также и у людей. Правят обществом и живут красиво только горстка избранных. Остальные живут, как попало, существуют только чтобы делать красивой жизнь правящей элиты, - шагая с Рэвулом по улице, говорил Ортопс.

84
{"b":"583025","o":1}