ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорд Орис так же пожелал присоединиться к производству сахара, тем более жмых от свеклы очень поддерживал питание коров. Маркиз засеял часть поля сахарной свеклой и уже заранее подсчитал, сколько это принесёт денег в казну Орисов, которая последние лет пятьдесят пополнялась весьма умерено, не покрывая расходов.

А между тем политическая обстановка в Метрополисе резко поменялась. Северяне недолго топтались у границы и начали военные действия. Они продвигались не торопясь. Оберегая по возможности местное население и при помощи насильственных браков оседая в королевстве. Выглядело это так. Поначалу происходило сражение, осуществляемые передовыми войсками северян, потом к разгромленному поместью подходили остальные части, и находили якобы случайно уцелевшую дочь хозяев, которая тут же выдавалась замуж за назначенного воина.

Кто-то писал и с завидным упорством распространял об этом душещипательные истории. И главное во всех свитках упоминалось, что местному населению ничего не грозило. Ксения не верила, что эти новости создавались Метрополисом. Всё походило на тщательно продуманную акцию северян, но простые люди верили и не боялись надвигающейся опасности. Слишком трудна их жизнь была, чтобы отвлекаться на проходящую мимо угрозу.

Ксения же боялась.

К тому же среди аристократов-недоброжелателей поползли слухи, что если бы граф Орис не затеял перестройку в армии, то ничего бы не случилось. И подтверждали свои сведения историями о том, что в гарнизоне старую форму отменили, изъяли, а новую не прислали. Или нечто подобное в плане питания. Арман настаивал, что чем севернее районы службы, тем больше в порциях должно быть мяса, в результате вышла неразбериха, и поставки питания были нарушены, так же как задержаны выплаты солдатам. Арман прошелся и по лишним бюрократическим должностям, что тоже сыграло свою роль в несогласованности и затянутости происходящих перемен. Но самое главное, что полностью расписав план нововведений, граф передал его военным и более отношения к нему не имел. Однако же крайним считали его.

Ксении было обидно за бывшего мужа, несмотря на их разлад. Она знала, сколько денег он затратил на сбор информации, сколько трудов ему стоило собрать всё воедино, сколько насмешек он выслушал, но сумел разобраться со всем и подать королю всё в удобоваримой форме, получив одобрение от уважаемых полководцев. Может и внедрять свои наработки в жизнь, стоило ему самому, но чин у него был номинальный, да и кто пустит чужака к кормушке. Оставалось только радоваться, что он далеко сейчас и не слышит несправедливых обвинений за свой колоссальный труд.

-Лорд Орис, - как-то решилась поговорить о тревожащем будущем невестка со свекром - скажите, у нас же вокруг горы, есть ли места, в которых можно скрываться, если северяне дойдут до нас?

Удивившись вопросу Ксении, мужчина задумался ненадолго, достал карту и начал рассказывать.

-Когда-то пусть не вся территория нашего имения, но основная его часть была неприступным королевством именно благодаря расположению гор вокруг нас. Даже сейчас достаточно перекрыть прорытые туннели и пару дорог, и мы вновь будем трудно уязвимы. Другое дело, что если держать осаду, то кто кормить будет воинов? Наёмную армию нашим землям не прокормить. Во всяком случае, именно на этом сломалась защита нашего маленького королевства.

-Надо же, я и не предполагала, что мы настолько закрыты. Значит ли это, что от северян мы защищены?

-И да, и нет, - лорд достал ещё одну карту, более мелкую и схематичную, - я вам показал старую карту. За четыреста лет прорыты ещё пара туннелей, и получается, что всё перекрыть в случае необходимости мы своими силами не сможем, а королевским войскам держать здесь осаду нет смысла. Они будут защищать Метрополис в других точках. Зачем им оберегать наш пятачок? Была бы тут добыча золота, алмазов или даже мрамора, а так вся наша ценность в твоей фабрике фарфора, да сахарном заводике. Доход ведь приносила наша северная земля, где ты жила. Почти весь урожай шел на продажу, а у нас здесь только на прокорм себе же.

-Хорошо, что насчет убежища? - напомнила Ксения.

-Осталось с давних времён и немало. Вот смотри, - лорд начал водить пальцем по старой карте указывая на гроты, подземные переходы, хранилища и дополнял свои действия небольшими рассказами об истории возникновения чуть ли не каждой пещеры. Утомлённая подробностями женщина, сдерживая зевоту, попросила карту себе на время.

Дома, перерисовав в подробностях, она подозвала к себе своего человека.

Да, и у Ксении со временем появились более-менее свои люди. В основном это были те, кто проживал на её территории, в бОльшей степени принадлежали ей непосредственно работающие на неё люди и совсем её человеком считался Марк.

Крепкий мужчина, успевший в своей жизни побыть торговцем, моряком, воином и в результате несчастного случая, сильно обгорев лицом, вынужден был вернуться в родные края, где его давно уже никто не ждал. Некоторое время Марк служил в охране имения Орисов, но искорёженное лицо, особенно одна половина его, коробила чувство прекрасного не только маркизы Орис, но и женщин, служивших там. Однажды Ксения стала свидетельницей отвратительной сцены на её взгляд.

Марк, вернувшись в родные края, найдя работу, попытался обзавестись семьёй. Попробовал ухаживать за молодухами, но кроме неприятия и нелестных слов ничего не услышал от них. Тогда он обратил своё внимание на женщин постарше, на тех, у кого уже есть дети, а мужчины в доме нет. Вот здесь он встретил взаимность. Приятная, хозяйственная крестьянка с двумя ребятишками осталась одна и едва сводила концы с концами. Для неё Марк был бы спасением. Крепкий, здоровый мужик, не считая изуродованного лица, с кое-какими накопленными деньгами, о чём узнала Ксения, когда он как-то попросил взять его с собой в хранилище. Несмотря на звучавшие со всех сторон сочувствие избраннице Марка, женщина улыбалась ему, принимала подарки, помощь по дому. И вот, как-то в саду, Ксения, сидевшая в тенёчке с книгой, услышала очень личный разговор.

-Делия, - с каким-то надрывом, почти с отчаянием взывал Марк, - зачем ты это сделала?

-Что сделала милый? Чего ты такой взъерошенный? - игриво отвечала избранница.

-Я знаю, что ты понесла от меня, зачем избавилась от ребёнка? - хоть и тихо, но угрожающе спрашивал мужчина.

-Что за глупости, кто тебе сказал? - всё ещё играясь, и не чуя, насколько серьёзно задет Марк, отвечала женщина.

-Я знаю точно. Зачем? Ведь мы собирались пожениться, это мой ребенок, я знаю, что у тебя никого кроме меня нет. Так зачем ты его вытравила? - по-видимому, больно схватив Делию за руки, уже рычал Марк.

-Отпусти меня! Слышишь, отпусти немедля, - толи от боли, толи от несправедливости обвинений перешла на визгливые ноты, теряя самообладание женщина.

Ксения уже хотела вмешаться, негоже, когда применяют силу, уж ей ли не знать, но выяснение отношений очень быстро превратилось в отвратительнейший скандал.

-Делия, ты знала, как я хочу детей, я тебе говорил и при первом же случаи избавилась! - вместе с угрожающим тоном вновь сплелось отчаяние, и Ксения села, где сидела, чтобы не наткнуться на мужские слёзы.

-А ты как думал! - разозлилась партнёрша, - у меня уже есть дети от лучшего из всех мужчин и я не собираюсь рожать уродцев вроде тебя! Хватит того, что я единственная согласилась делить с тобой ложе, ты должен быть мне благодарен уже за это. И не смей меня упрекать! - уже гордо закончила она свою убийственную речь.

Судя по звукам, Марк отпустил Делию, и она с высоко поднятой головой удалялась по своим делам. Ксения тихонечко продвинулась, чтобы видеть, где мужчина и что он делает. Сердце разрывалось от сочувствия, настолько больно ударила женщина, так старалась выказать своё отношение к нему и словами, и интонацией. И всё это было так несправедливо. Ведь она использовала мужика, сплетничала о нём, возвышая себя за счёт него и наконец, как гнойник прорвало её.

Марк стоял прислонившись к дереву с закрытыми глазами и по щекам его текли слезинки.

21
{"b":"583029","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исчезнувшие. Последняя из рода
Дыхательная гимнастика китайских долгожителей
Метафорические ассоциативные карты. Полный курс для практики
Чернобыль 01:23:40
Мальчик в свете фар
t
Не отпускай меня / Never let me go
Я – интроверт. Тихони начинают и выигрывают
Дары несовершенства. Как полюбить себя таким, какой ты есть