ЛитМир - Электронная Библиотека

У Ксении был выбор между собой и Марком. Кто-то из них должен был остаться, кто-то отправляться в дорогу за припасами. Леди нашла множество доводов, что Марк на месте будет нужнее. В назначенный день, зашив деньги в пояс, сопровождаемая Лукианом, Ксения горячо прощалась с сыновьями. Алексашка держался, супился, но проявлял выдержку и не проронил при маме, ни слезинки, чтобы не утяжелять ей расставание.

-Не беспокойся за нас, мам. Возвращайся скорее, а мы тут последим за всеми, - бормотал ответственный ребёнок.

А Алёшка расплакался, вцепившись двумя руками за Ксеню. Он всегда переживал более открыто, не зажимая в себе эмоции, но и легче успокаивался в отличии от брата, особенно если в руки попадали краски и поверхность на которой можно рисовать.

С тяжелым сердцем, раскаиваясь за свою неусидчивость и желание жить лучше, чем предоставляют условия, Ксения спустилась и отправилась в путь. Вдвоём с Лукианом они шли с осторожностью. Чем дальше удалялись, тем чаще пользовались услугами проводников. Северян если и видели, то издалека. Бывало, наблюдали некрасивые сцены досмотра и грабежа людей, но чаще на дороге соблюдался установленный варварами порядок. Главное было ответить на их вопросы кто, откуда, куда и подтвердить свои слова разрешением на выезд. У Ксении с Лукианом никакого документа не было, поэтому они перемещались старыми дорогами, неудобными или слишком узкими и извилистыми.

Дорога складывалась утомительная, тяжелая и казалось, конца края ей не будет. Когда-то в удобной карете она пронеслась по этим землям с удовольствием, с ветерком, теперь же кралась словно тать. Но всё заканчивается, и надоевшая дорога тоже подошла к конечной точке, наградив пыльным загаром и некой поджаростью.

На своей бывшей земли, где Ксения родила двух детей и училась хозяйничать, она встретила неожиданно доброжелательное отношение и кров. С дороги с удовольствием помылась, утруждая хозяйку поливать её с лейки, и с надеждой, что всё у них с Лукианом получится, легла спать, на лучшем месте, которое уступили ей хозяева.

-Ах ты ссука, - тихо рычал Лукиан.

Ксения сквозь сон услышала возню и как бы не пригрелась на кровати, заставила себя подняться и отодвинув шторку посмотреть, что происходит. Дородная хозяйка, наполовину одетая, прикрываясь платком, стояла у дверей придерживаемая спутником леди. Он разозлённый, схватывая заведенные за спину руки женщины, и толкая её в шею, злобно прошипел.

-Тварь, накормила, напоила, спать уложила, и сдавать нас побежала.

Про последние слова Ксения догадалась, так как хозяйка на ногах не удержалась и с грохотом повалилась на пол к ногам ничего не понимающему сонному мужу, до этого почивавшему на широкой лавке с грудой подушек.

Вид у землянки был ошарашенный. Её столько раз предупреждали о том, что в критической ситуации в первую очередь здесь люди думают о себе, но время шло, она присматривалась к окружающим, обижая их недоверием, и успокоилась. Здесь же они не напрашивались в гости, эту женщину она помнит, ничего плохого ей не делала, впрочем, и ничем не облагодетельствовала в своё время, так для чего ночные забеги хозяйки? Видимо недоумение и обида на лице Ксении явно отобразились в свете разгорающейся неровным пламенем свечи.

-Наше дело маленькое миледи, жить тихо-смирно, трудиться на поле. Если мы лезем в дела нас не касающиеся, нам ясно показали, чем это закончится. Думаете где наш управляющий и Эдит? На том свете они, потому что полезли не в своё дело, - тяжело говорила женщина. - Думаете, я злыдня такая, норовлю выслужиться? Может и верно, ведь у меня трое взрослых дочерей и им не сладко пришлось. Слава Богу, двоих пристроила. А насчёт вас есть чёткое указание. Как только появитесь, так сразу доложить. Вот и спешу, чтобы другие не опередили. Вы ведь не особо скрывались, когда по селу шли? Думали, раз нет чужих, так и спокойно?

Лукиан не стал ждать, схватил вещи, полуодетую леди за руку и выскочил из дому. Едва они отбежали на десяток метров, как увидели приближающийся свет факелов и несколько конных. Дальше вглядываться не стали, дали дёру куда глаза глядели. Главное было как можно дальше отбежать. Ночь тёмная, скроет. Мчались, пока крики за спиной не стихли.

-Лукиан, подожди, - хрипела леди за спиной, - дай отдышаться.

-Рано, миледи, соберитесь, надо дальше уйти, - ворчал мужчина, таща за руку Ксению.

Но бежать он прекратил, перешёл на быстрый шаг, и леди потихоньку восстановила дыхание и смогла поддерживать выбранный темп.

-Куда мы? Ведь мы сюда и шли в надежде договориться, - дёрнула за руку Ксения мужчину.

-Если нас схватят, то договариваться не придётся, - резонно возразил он ей.

-Да подожди ты, надо подумать. Так вообще смысла нет, здесь быть. Надо выбирать направление, а не бежать абы куда.

-А я не "абы куда", я держу путь к помощнику нынешнего ставленника. Он за спиной у того проворачивает свои делишки. Им же тоже денег хочется. Толку-то на зерне сидеть, отдавать его за копейки или смотреть как всё гниёт, пока начальство спорит.

Так и вышло, что вместо того, чтобы удаляться от имения, Лукиан с Ксенией рискнули и вышли к небольшому уютному домику, стоящему недалеко от самого особняка. Женщина замоталась в платок так, как в самую страду крестьянки и в данный момент не отличалась от многих женщин. Прикрыла лицо, оставляя только глаза. Так часто делали, когда ветер гонял пыль, а работать надо было. Редкие встречные северяне оглядывали её со спутником, но видя, что они движутся в сторону помощника управляющего, не останавливали их.

"На дурачка идём, господи! За что ума лишил?", бормотала Ксения, но тащилась вслед за Лукианом.

Дошли без проблем, даже двери в дом оказались открытыми. На улице вовсю рассвело. В доме чувствовалось оживление. Путешественники застали хозяина дома завтракающим.

-Кто такие? - с ужасным акцентом спросил худой, лысоватый мужчина.

-Покупатели, - кланяясь, ответил Лукиан. Ксения стрельнула на него глазами и тоже изобразила поспешный поклон. Но вышло неуклюже, что сразу привлекло к ней внимание.

-Что покупать хотеть? - всё же оторвал глаза от неё хозяин дома.

-Зерно, - коротко ответил спутник.

-Почему я? Жди торги, - недовольно возражал худой и всё поглядывал на Ксению.

Она поняла, что вызывает интерес и пока тот всё не выяснит, их не отпустят, а привлекать посторонних к делу не хотелось. Может помощник управляющего, потом сам пожалеет, что привлёк внимание, но исправить будет ничего нельзя. Поэтому она рискнула и заговорила на языке северян, который учила.

-Долгих лет вам и удачной охоты, - улыбаясь, произнесла она, выступая чуть вперёд, снимая белый дешевый платок и усаживаясь, напротив.

-Приятно услышать понятную речь из уст такой красивой женщины, хоть это диалект крайних северных земель и островитян, но я вас понимаю, - пока довольно благодушно ответил мужчина, отодвигая тарелку в сторону.

Ксения расстроилась. Она понадеялась, что у здешних северян один язык, как у метрополисцев.

-Мы бы хотели произвести небольшую закупку, не выходя на общий рынок.

-Леди, я ведь не ошибаюсь, вы леди?

Женщина кивнула.

-Так вот, мы не можем продавать без разрешения.

-Но всегда есть излишки, и если за них платят не яблоками, то почему бы не воспользоваться ситуацией?

-Сколько вы хотите купить?

-Вот, здесь всё написано, - Лукиан протянул листок с наименованием и количеством.

Хозяин дома внимательно прочитал, посчитал и сразу выдал желаемую сумму. Получалась хорошая рыночная цена плюс двадцать процентов. Дорого, но реально, разумно, учитывая обстоятельства.

-Уважаемый...

-Гарольд, - поняв затруднения женщины, представился мужчина.

...Уважаемый Гарольд, мы заплатим даже чуть больше за телеги, аренду лошадей и вашего сопровождающего с бумагами.

Гарольд в удивлении раскрыл глаза и рассмеялся.

-Вы зубасты, кусаете кусок за куском, уцепившись однажды.

30
{"b":"583029","o":1}