ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вы сказали - Ява? А может быть, крест уехал с Бали на Яву, а уже оттуда - в Голландию? - высказал предположение Буди. - Например, представитель династии Менгви женился на девушке с Явы и подарил ей крест...

- Ну да, - перебила его Катя, - а эта девушка женилась на голландке, маме деда... - Подумай, Буди...

- Действительно, - заметил он, - опять что-то не вяжется.

- Нет, профессор не сбросил информацию... - Георгий Дмитриевич оторвался от компьютера и посмотрел на Буди. - Да, а в Яве я вижу смысл... Даже начинаю склоняться к тому, что именно через Яву и потянулась эта ниточка... Подумайте сами: в Батавии, так тогда называлась Джакарта, находилась штаб-квартира Ост-Индской компании. В этой крепости уже жили голландцы, сотрудники компании, может, некоторые были и с семьями... Правда, тогда встает другой вопрос: а при чем здесь Петр Первый? Какое отношение к этой истории имеет он?

- Папа, ты хвастался познаниями Петровской эпохи! У тебя даже защита скоро, так что все карты в руках...

- Стоп, дочка... А ведь Петр Первый ездил с Великим посольством в Европу, и некоторое время был и в Голландии... Помните, я вам показывал его аттестат, подписанный корабельным мастером Полем? И еще...

Георгий Дмитриевич замолчал и начал пристально вглядываться в макет парусника "Петр и Павел", занимавший почетное место в его кабинете. "Что увидел он на этом макете? - подумала Катя. - Да! Конечно же - все дело в корабле!"

- Как же я сразу не догадался об этом? - глава семьи слегка ударил кулаком по столу, словно аукционист - молоточком: "Продано!"

- Папка! Говори! Не тяни... - Катя почувствовала, что сейчас он действительно выложит нечто такое...

- Надо же, все так просто... Вот, посмотрите на этот парусник. Он ведь ходил в Батавию! И не раз...

- Допустим, этот парусник был в Ост-Индии, - начал опять рассуждать Буди. - Навряд ли сам царь на нем путешествовал... Скорее всего, на нем были моряки, военные... С другой стороны, почему тогда Павел Блэнк хотел назвать сына в честь Петра Первого?

- Видимо, есть еще какая-то важная информация, которую мы не знаем, - заметил Георгий Дмитриевич. - Этот ребус сложно порешать без нее... Подождем вестей от профессора Кардапольцева.

Вот так всегда, когда с нетерпением ждешь чего-то, оно как назло, не приходит так быстро, как хотелось бы.

- Ладно, я пока пойду к себе... Не могу сидеть сложа руки... - Катя тихонько встала с дивана и направилась к двери. Там она остановилась, словно вспомнила что-то. - Да, папа, а ведь совсем не обязательно, чтобы российский царь участвовал в этой истории... А если Павел просто его очень уважал? Может такое быть? Когда уважают человека и в его честь называют детей...

- Ты права, Катюша... - Георгий Дмитриевич отрешенным взглядом смотрел на экран компьютера. - Но мне все же больше нравится версия, если и Петр Великий причастен к этой истории... Правда, Буди? - И он заговорщически сузил глаза, переведя их на гостя.

Катя решила разложить пасьянс. Нет, не один из тех, которыми напичкан Интернет, а самый настоящий, с "живыми картами", которые можно подержать в руках, чтобы почувствовать их энергетику. От карт исходит холод, когда они совсем еще новые и выскальзывают из рук. А вот если хорошенько послужили игрокам и стали подчиняться их воле, то тогда они теплые. Порой кажется, что они чувствуют желания хозяина, и если расположены к нему, то не только подсказывают ему ответы, но и откровенно помогают: ложатся на стол даже тогда, когда их перестали ждать. Нет, Катя не была заядлой картежницей, напротив, она так редко брала в руки карты... А может, и поэтому встречи с ними становились особо волнующими?

"Говорят, слово "пасьянс" происходит от французского "терпение", - думала она, - может быть, поэтому, когда мне не хватает этого терпения, я и сажусь за карты? Они мне помогают быть более усидчивой, это уж точно... Пока не закончится игра - не встанешь с места... И хочется сыграть еще и еще..."

Пасьянс Катя называла игрой. Она считала, что в этой игре главную роль играют не интеллектуальные и, как в шахматах, не комбинаторские способности игрока, а удачное расположение карт. А если многое зависит от того, какие именно выпали карты, значит, на них можно и погадать.

Загаданное желание прозвучало так: "Хочу, чтобы история, о которой рассказал Буди, благополучно закончилась". Потом Катя достала колоду потертых карт и начала их раскладывать. "Интересно, - пришла в голову неожиданная мысль, - а эта история уже имеет свой финал, о котором мы можем просто не знать? Или же его можно самим придумать?" Ей показалось, что бубновый туз подмигнул. У него были лучистые, совсем не такие, как у серьезных, напыщенных дам, глаза. А солидный животик напоминал авторитет учителя по литературе Николая Захаровича - такой же аккуратный, а не бесформенный, как у некоторых. Катя сконцентрировала свое внимание на этой карте, но король стал таким же равнодушным, как прежде.

Карты ее слушались: тузы выпадали вместе с дамами, а тройки - с десятками, - Катя разложила "Пирамиду". Парные карты стремительно покидали игровое поле. И даже когда появилась опасность, что останутся три непарных, будто кто подбросил им "вторые половинки" - тройку, семерку и туз. "Надо же, как у Пушкина", - подумала Катя и добавила к ним свои - десятку, шестерку и даму. Удивительно, но дама была пиковая, самая мрачная и даже - трагическая. У Кати она вызывала именно такие ассоциации. На душе стало спокойнее. Пасьянс сошелся, но главное даже не это. Десять минут уединения очень помогли ей снять напряжение.

- Катюша! - послышался из кабинета голос отца. - Мы тебя ждем!

Как вовремя!

- Ну вот, не подвел меня Кардапольцев, сбросил информацию, как и обещал...

Георгий Дмитриевич немного волновался, он с нетерпением ожидал нечто важное, то, что может, наконец, внести в эту историю ясность:

- Так-так-так, читаю: "В процессе изучения материалов архива..."

- Папа! Читай главное! - Катя горела нетерпением. - Эти профессорские штучки - размазывать информацию, как бутербродное масло, мы знаем.

- Так-так-так, читаю: " ...выяснилось, что прапрадедом Павла Блэнка был спасенный русскими моряками иностранный гражданин, скорее всего - Ост-Индии".

- Ну вот, теперь тоже не все понятно без подробностей, - недовольно проворчала Катя.

- Ты сама просила суть, вот я и прочитал выводы. Ладно, слушайте внимательно...

Георгий Дмитриевич поправил очки и продолжил читать письмо профессора Кардапольцева:

- В тысяча семьсот двенадцатом году русский клипер "Отважный" возвращался из Ост-Индии. Когда он находился недалеко от мыса Доброй Надежды, моряки обнаружили обломки корабля, потерпевшего крушение. Возможно, его накрыла "волна-убийца". Даже по этим обломкам явствовало, что корабль сделан добротно, хорошими мастерами, скорее всего - нидерландцами или португальцами. Из предметов, которые они достали из воды, самым примечательным был мальчик-туземец, маленький и хрупкий, одетый в короткие шаровары. Других вещей с ним не было. Вместе с мальчиком были выловлены: шляпа голландского или португальского покроя, одна; плетеная шкатулка для женских безделушек, пустая, одна; трубка курительная, одна; женские перчатки, одна. Мальчик не понимал по-русски, поэтому его имя, а также место жительства, неизвестны. Данные изложены в судовом журнале и подписаны капитаном корабля Андреем Прохоровым.

- Получается, что этот мальчик - прапрадед Павла Блэнка? - на лице Буди появилось крайнее удивление. - И можно ли это доказать? А где же обещанная нам мама-голландка?

- У меня тоже есть вопрос, - громко произнесла Катя, поддерживая позицию Буди, - но он самый главный: а где крест?

- Действительно, и здесь не складывается ребус... - согласился с их доводами Георгий Дмитриевич. - Все-таки, есть еще какая-то очень важная информация за бортом...

50
{"b":"583041","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я манипулирую тобой. Методы противодействия скрытому влиянию
Кот Сократ выходит на орбиту. Записки котонавта
Куплю невесту. Дорого
В поисках нового себя. Посвящается всем моим Учителям
Обыденный Дозор. Лучшая фантастика 2015 (сборник)
Норвежский лес
Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей
Скелет в шкафу
Где моя сестра?