ЛитМир - Электронная Библиотека

- Папа, ты не на симпозиуме! - вставила реплику Катя. - Говори попроще...

Мужчины еле сдержали подступивший приступ смеха при слове "симпозиум". Буди отвернулся, чтобы она не увидела его выражение лица и не подумала, что он такой легкомысленный, а Георгий Дмитриевич все же прыснул в салфетку, но сделал вид, что посморкался.

- Папа, ты простудился?

- Ерунда, Катюша... Ладно, слушайте дальше. Профессор Кардапольцев обнаружил письмо Петра Великого второй жене мастера Геррита Поля - Еве Снеллингс [178].

- А почему он написал ей, а не Герриту Полю, у которого учился и которого очень ценил?

- Дочка, я пока не проверил данные, но мне кажется, что Геррит уже умер, ведь ему было тогда уже более семидесяти лет... А Еву он очень почитал, об этой удивительной женщине есть столько воспоминаний современников... А как радушно принимала она высокого гостя из Московии! И обращалась к нему именно так: "саардамский плотник Петр Михаелофф"... Кстати, вышла она замуж в сорок три года... Вот так-то...

Замолчав, Георгий Дмитриевич остановил взгляд на Кате, давая понять, что никогда не нужно торопиться завязывать семейные узы.

- Ладно, я поняла, - согласилась она с доводами отца. - Не о замужестве, конечно, а о письме. Получается, что Ева Снеллингс имела какое-то отношение к мальчику-туземцу?

- Скорее, даже и не она, а сын Геррита Поля от предыдущего брака. С Евой у него детей не было, а вот в первом браке их было восемь. Многие сыновья пошли по стопам отца: поступив на службу в Ост-Индскую компанию, они работали там бухгалтерами, плотниками, корабельными мастерами, и даже - капитанами, то есть, плавали по всему миру. Самым известным среди них стал Ян Поль. Петр Великий знал его еще во время своего обучения на верфи, Яну тогда было всего пятнадцать... Ну, а когда он подрос, очень хорошо продвинулся по службе и даже какое-то время заменял отца в должности мастера и управляющего...

Георгий Дмитриевич прервал рассказ и уткнулся в компьютер.

- Ну пап, опять отвлекаешься? - Катя очень хотела побыстрее услышать главное.

- Нет, это я документ Ост-Индской компании читаю. Здесь написано, что служба Яна Поля началась одиннадцатого августа тысяча семьсот десятого года, а закончилась первого июля тысяча семьсот двадцать третьего года. Ладно, слушайте дальше... Петр Великий звал молодого кораблестроителя в Россию, в Санкт-Петербург, но тот не сразу принял это предложение, видимо, ему неплохо было и в Амстердаме, тем более, когда повысили жалованье. И только после увольнения с Ост-Индской компании Ян Поль откликнулся на приглашение Петра Первого, уже не царя Всея Руси, а Императора Всероссийского. Подождите, я вам рассказал сейчас о сыне Геррита Поля. А что же я хотел сказать?

- Папа, ты начал с того, что Петр Великий написал письмо...

- Ах, да... Так вот, в письме Великий царь с благодарностью вспоминает теплый прием в доме Геррита Поля и Евы и сообщает, что Ян Поль прекрасно справляется с обязанностями корабельного мастера, а учеников у него много, и есть не только русские, но и иноземцы. Яна уважают и часто приглашают в качестве почетного гостя на разные празднества. Например, недавно он был на свадьбе одного туземца, которого лет десять назад подобрали русские моряки возле мыса Доброй Надежды. А направлялся парнишка на корабле в Голландию, только вот оказался в России. Здесь он и обучился кораблестроению. Сейчас этому мастеру от роду двадцать пять лет, он говорит и по-русски, и по-голландски, а женился на русской девушке Анне...

- Георгий Дмитриевич, вы не назвали имя туземного мастера. Оно не упоминается в письме? - Буди очень волновал этот вопрос, скорее всего, у него появились какие-то догадки по поводу родословной Блэнк.

- К сожалению, нет. - Катин отец даже вздохнул. - Думаю, что его имя было трудно запомнить...

- Жаль, очень жаль, - теперь уже с сожалением вздыхал Буди. - Мне кажется, именно в имени и кроется тайна...

- Хорошо, папа, допустим, мальчик из Ост-Индии попал в Россию, женился, у них дети появились... А где связь этого мальчика с теми людьми, о которых рассказал нам Буди?

- Над этим вопросом и я думал. Столько перерыл литературы... Вы когда летите? Завтра? Значит, сегодня мне нужно просмотреть еще четыре файла. Катя, я уверен, что докопаюсь до сути, точнее, до этой связи... А пока мне в голову приходит только одна мысль: этот туземный мастер, а может - его сын, оказался в Ост-Индии. Подумайте, ведь это совершенно естественно: сын корабельного мастера стал капитаном корабля, и даже не обязательно капитаном... И его направили в Ост-Индию, а корабль разбился у берегов Батавии...

- Ой, папа, не слишком ли много в этой истории кораблекрушений?

- Действительно... Ну, тогда молодой капитан полюбил девушку с острова Ява, да так, что решил остаться там навсегда...

- А ведь мои предки были с Явы, - зацепился за эту мысль Буди. - Они бежали на Бали с приходом ислама... Как и многие другие сторонники индуизма - художники, актеры, поэты...

- Так это когда было? - заметил Георгий Дмитриевич. - Наверное, еще в пятнадцатом веке... А у нас - Петровская эпоха... И где она, связь?

- Скорее всего, - продолжал размышлять Буди, - кто-то по материнской линии оказался на Бали именно в период расцвета индуистской культуры, а по отцовской...

- Нет, все это пока не увязывается в один узел, - Георгий Дмитриевич посмотрел на Катю и улыбнулся. - Ну-ка, главный модельер, скажи нам, в чем может быть проблема, если полотно не вяжется?

- Самое главное - нужны нитки, и желательно длинные, а не короткие обрывки, соединенные слабыми узелками. Еще нитки должны быть достаточно крепкими, чтобы не только не развязывались узлы, но и не обрывались они и в других местах. Нужны хорошие вязальные иглы, причем, их размер меняется в зависимости от узора...

- Вот ведь как!

Георгий Дмитриевич в этот момент не только слушал Катю, но и рассматривал что-то на экране монитора:

- А у нас с вами есть иглы, а ниток - не хватает! Кажется, я зацепил один малюсенький узелок... Нет, надо проверить. Давайте перенесем заключительное заседание на завтра, я совсем рано освобожусь, у меня всего две пары... А пока готовьтесь к вылету.

На следующий день, когда Катя вернулась со своим спутником с прогулки по городу - это была для Буди последняя экскурсия по старым питерским улицам, глава семейства уже восседал в кабинетном кресле с очень важным, но вполне довольным выражением лица. Он даже не сразу оторвал взгляд от компьютера, видимо, там было нечто интересное:

- Проходите-проходите, да поудобнее усаживайтесь... Я вам расскажу удивительную историю...

Глава 3. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Июль 1712 года.

Четырнадцать лет пролетели, как сон. Альберту некогда было останавливаться и раздумывать о прошлом: с прибытием корабля в Амстердам на него навалилась громада дел Ост-Индской компании. Как сотруднику, имеющему пусть небольшой, но все же - опыт работы в колонии, ему поручили довольно ответственный участок: вывоз драгоценных металлов в азиатские владения Нидерландской колонии. Не секрет, что европейские товары не пользовались спросом у восточных князьков, так что приходилось голландцам рассчитываться золотом и серебром. Если поначалу компания вывозила в год драгоценных металлов не более чем на миллион гульденов, то сейчас эта цифра возросла до шести миллионов. И это в то время, когда общий капитал компании составлял шесть с половиной миллионов! Поистине фантастические цифры!

Альберт гордился успехами Голландской Ост-Индской компании, ведь он служил ей вот уже двадцать лет. Много за это время воды утекло, но основные принципы работы оставались неизменными.

Так же, как и сто лет назад, компания держалась на шести палатах, которые находились в основных портовых городах, и в первую очередь - в Амстердаме и в Роттердаме. Как и сто лет назад, управление компанией вел совет из семнадцати купцов. Чтобы не уменьшался капитал, действовало правило: никто не имел права забирать свой пай, но зато мог выгодно продать его на бирже, или же приобрести новые акции. Пайщики посмеивались, вспоминая времена, когда одна акция стоила три гульдена. Деньги, конечно, не совсем маленькие - на них можно купить три воза пшеницы, но - совершенно не сравнимы с доходом, который они получают ежегодно сейчас. И оттого стремительно поднималась цена акций: в прошлом году она уже перевалила за тысячу процентов. Понятно, что основная часть прибыли оседала в карманах правящей верхушки, но никто не мог этого доказать, настолько изощренными и завуалированными были ее методы работы. Впрочем, и рядовые пайщики оставались не в обиде: где еще они смогут получать такие проценты, да к тому же - стабильно?

53
{"b":"583041","o":1}