ЛитМир - Электронная Библиотека

- Наши женщины не хотят расставаться с кебайя, это очень удобные блузки, и нарядные. От кебайя можно перенять ажурные рукава и вставки в декольте. Да и сам фасон неплохой - приталенная кофточка, подчеркивающая статность фигуры... Кстати, у нас баджу тоже приталены, только короткие.

- Конечно, ваши женщины все стройные, так что им можно...

- А что, вашим - нельзя? Я слышала, что самые толстые люди - в Америке...

Они еще долго разговаривали на эту тему. Должна же Катя попутно с делами Буди пополнить и свой профессиональный "багаж"!

Вечер подступал незаметно, но шума машин, а главное - рева мотороллеров - не стало меньше. К ним, однако, прибавились и странные ночные звуки. Были ли они прошлой ночью? Катя не могла ответить на этот вопрос: она спала тогда как убитая. Ну, а сейчас явно кто-то куковал. Да так громко! И она, не выдержав, спросила Розу:

- Кто так неистово кричит: "То-ке-е, то-ке-е"? Это что за птица?

- Это не птица, а геккон токи... Ящерица[212].

- Не из тех, что бегают по дому - и по стенам, и по потолкам?

- Нет, это более крупный зверек, он длиной где-то сантиметров тридцать, даже больше... Однажды к нам домой забежал такой, поэтому я смогла его разглядеть. Несколько человек не могли его поймать, весь вечер гонялись за токи... А те, что дома бегают - так это другие, домашние геккончики. И пусть бегают, они совершенно безопасны и даже - полезны: питаются москитами и всякими насекомыми-вредителями... Так что всех паразитов пожрут...

- Смотрю, у вас тут таких "бегающих" хватает... И обезьянки... Когда были в парке, я не успела и глазом моргнуть, как одна уже на плечо мне села... И белки и по деревьям, и по высоковольтным проводам скачут. А теперь и какой-то геккончик... Надо же! Кричит и кричит! Он что-то хочет?

- Он облюбовал территорию возле вашего дома и оповещает своих собратьев о том, что это местечко уже занято... Да и самку зазывает... У нас, кстати, считается хорошим знаком, если геккон поселился рядом...

- А вот и я!

Буди появился совершенно неожиданно. Или это они так увлеклись, что не заметили, как пролетело часа два, не меньше? А куда он уходил? Опять задумал что-то? Катя пыталась прочесть по довольному выражению лица своего нового друга хоть какую-то информацию.

- Я не помешал? - спросил он на всякий случай, потому что девушки совершенно не отреагировали на его голос. - А я договорился посмотреть сегодня ночью представление. Ты как, Роза, поедешь с нами?

- С удовольствием! А далеко?

- Какая разница? Мы же на машине!

- Буди, ты сказал "ночью"... - Катя вопросительно смотрела на него, видимо, она думала, что он оговорился.

- Да, именно ночью. Выезжаем после ужина... Или ты уже расхотела барбекю с черным соусом и запеченными помидорами? Будь готова к двадцати ноль-ноль.

Он бросил взгляд на стол с разбросанными по нему тканями. И так захотелось сморозить сейчас какую-нибудь шутку на "модельную" тему...

- Да, Катя, форма одежды - платье для коктейля![213]

- Буди, а я не взяла его с собой... Ты сам сказал, что у нас не будет времени ходить по барам... - у Кати чуть не брызнули слезы из глаз.

- Шучу! Брюки, джинсы, легкие ветровки или летние пиджаки, можно и шарфом замотаться. Там могут быть москиты и всякие мошки...

"Ну вот, и там - тоже", - вздохнула про себя Катя.

Когда они доехали до места представления, а это было километров тридцать от Денпасара, Катя с изумлением увидела такую картину. Вдали от деревенских домов на циновках, разбросанных по лужайке, сидят зрители. Среди них - и старики, и детвора, и мамаши с грудными младенцами, как всегда, стройные, в своих нарядных кебайя, и степенные мужчины в длинных саронгах и в балийских платках-повязках уденг. Все они с нетерпением поглядывают на самодельную ширму из банановых листьев, на которой висит экран. Перед ширмой лежит ствол банана с воткнутыми в него кукольными персонажами. Понятно, что слева расположились положительные герои - их лица светятся благородством, а прямой длинный нос, тонкие губы и красиво уложенные волосы говорят о гармонии души. А справа заняли позицию отрицательные герои. Их выдают растрепанные волосы, страшные, выпученные глаза, тяжелый массивный нос, толстые губы, из-под которых выглядывают желтые кривые зубы и даже звериные клыки...

- Идем за мной, - Буди потянул засмотревшуюся на кукол Катю в сторону кокосовых пальм, правее лужайки. - Там для нас приготовили места... Да, те куклы, что ты сейчас видишь, в представлении не участвуют.

- Они что - отдыхают и будут тоже смотреть спектакль?

- Получается, так...

- А что это возвышается в виде пирамиды посреди ствола? Между куклами, разделенными на два лагеря?

- Это - гунунган[214], такая заставка, как символ и мифического, и реального, мира. Видишь, здесь - гора, как обиталище богов, вход в храм, что охраняют чудовища, а еще и древо жизни... А в орнаменте есть змеи, тигры, птицы, животные. В перерывах между актами это будет занавес, а во время представления - декорация.

Из-за ширмы вышел мужчина в саронге. Он сложил ладони лодочкой и обратился к кому-то невидимому, наверное, к богам, или к душам предков - с просьбой о благословении, ведь любое начатое дело должно сначала получить поддержку "свыше". Служитель театра даже поставил этим незримым силам свое приношение - чашу с рисом, яйца и монету.

- Духи предков должны дать благословение... - Буди сделал паузу, словно раздумывая, говорить ли об этом. - А вообще-то, сейчас здесь очень много духов, и не только добрых, но и злых... Они тоже приходят на спектакли, поэтому-то и показывают представления подальше от деревни, чтобы духи не зашли в дом...

- Не пугай меня! - дернула его за рукав рубашки Катя.

- Не буду!

Пахнуло ароматом с мангала - где-то рядом жарили сате. Прошел мальчик с лепешками и бананами. Да, видно, надолго здесь расположились люди, скорее всего - до утра.

Наконец, факелы, освещавшие кукол на стволе банана, погасли, и тут же вспыхнула лампа за экраном. Она походила на глиняный горшок, а в нем просматривалось очертание той самой мифической птицы, которую Катя видела во сне и на индонезийской монете. Вот торчит ее длинный клюв, правда, он совсем не страшный, ведь в него вставлен фитиль. Огонь трепещет на легком ветерке и светит желтым пламенем...

- Это лампа бленчонг, - шепнул Буди, - она заправляется кокосовым маслом. Да, чтобы тебе было понятно с самого начала, поясню: это - представление ваянг кулит[215] - театра теней. Кроме него, есть еще ваянг голек[216] - театр объемных кукол, ваянг келитик - театр плоских кукол[217], ваянг топенг[218] - театр актеров в масках и ваянг оранг[219] - драматический театр...

И тут послышалась легкая барабанная дробь, а за ней - звуки гонгов, ксилофонов, колокольчиков... Будто соревнуясь в мелодичности, вступила флейта, не перебивая других участников оркестра, и в то же время четко проигрывая свою партию. Музыка, словно струящаяся вода, разливалась мягкими волнами по лужайке далеко окрест, она волновала, будоражила воображение, настраивала на начало великого чуда.

- Оркестр гамелан, - продолжал комментировать Буди.

Между экраном и лампой начали оживать фигурки кукол. Они двигались, размахивали руками и даже - боролись, а их тени на экране повторяли каждое движение.

- Там всего один кукловод? - удивленно спросила Катя.

- Это даже не кукловод! Там даланг - ведущий спектакля. Ты видишь, что он успевает и монологи говорить на разные голоса, и петь, и двигать кукол, а их в одном спектакле больше ста. И все шумы - звуки водопада, цокот копыт, раскаты грома - тоже изображает он. А еще и оркестром управляет. Обрати внимание, при выходе каждой новой куклы играет другая музыка... А позже начнет еще и общаться со зрителями...

- А как называется представление?

- "Баронг-кекет"[220]... Видишь Баронга? Он с огромной звериной головой и с длинным хвостом, на котором висят колокольчики.

64
{"b":"583041","o":1}