ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
                 Как же так? —
                 В подворотне он ее обидел
                 В смысле – изнасиловал ее
                 Бог все это и сквозь толщу видел
                 Но и не остановил его
                 Почему же? —
                 Потому что если в каждое мгновенье
                 Вмешиваться и вести учет
                 То уж следующего мгновенья
                 Не получится, а будет черт-те что —
                 Вот поэтому.
                 Домик дачный средь участка
                 А над ним с небесных круч —
                 Звезды – и не то чтоб часто
                 Да и то в отсутствье туч
                 А не то чтоб досаждают
                 А проглянутся когда
                 Мать ребенка утешает:
                 Вон, горит твоя звезда
                 Да тебе еще не скоро —
                 Но кто может предсказать?
                 Этот домик, этот сад
                 Возле улицы Садовой
                 Это было, это было
                 Ровно сорок лет назад
                 Или лет немного меньше
                 Только все равно назад
                 Сколько мимо их прошло —
                 Этих лет и этих женщин!
                 Только всех я отменил
                 Из-за справедливой мести —
                 Не жил я на этом месте!
                 Да и вообще не жил!
                 Как мучит нас ненужная природа
                 От дел высоких гонит нас в кровать
                 К делам, которые должны занятьем быть
                 Спецьяльно выделенного народа
                 Вот в Византии евнух – муж и полководец
                 И чистой государственности свет
                 Он прав, не прав – ему позора нет
                 И в чистом сне ему домеку нет
                 Что мучится какой-то детородец
                 Свет зажигается – страшный налет
                 На мирное население
                 Кто налетает? и кто это бьет?
                 Вечером в воскресение?
                 Я налетаю и я это бью
                 Скопище тараканов
                 Громко победные песни пою
                 Воду пускаю из крана
                 Милые, бедные, я же не зверь!
                 Не мериканц во Вьетнаме!
                 Да что поделаешь – это, увы
                 В нас, и вне нас, и над нами
                 Что значит атлет? Что являет он в мир? —
                 Безумье бумаги промасленной!
                 А в древности грек с наготою осмысленной
                 Носил свое тело как носят мундир
                 Лишь ты ему равен, мой милицанер
                 Вы равно осмысленны и узнаваемы
                 И как не оденешь его, например —
                 Тебя не разденешь, хоть и раздеваемый
                 Вот скульптор лепит козла
                 Сам про себя твердя:
                 Я им покажу, блядям
                 Как надо лепить козла
                 Кому он покажет и что
                 Посредством лепного козла
                 Ведь он за гранью добра и зла
                 Тем более глиняный что
                 Нет, мой скульптор, заместо козла
                 Слепи что-нибудь такое
                 Чтоб каждый пришедший: Да – сказал
                 Он нам воистину показал
                 Небесное-неземное
                 После обычного с работы прихода
                 По комнатам ходит он взад-вперед
                 И громко пукает из заднего прохода
                 А спереди песню поет
                 На самом же деле он крупный начальник
                 И может быть даже вооружен
                 И может быть даже женщина он
                 Но это маловероятно
                 И все это за домашними стенами
                 Для других он как будто и не был
                 И все это строго между нами
                 И между землей и небом
                 Вот и окончилась в Москве Олимпиада
                 В стечении количества народа
                 В звучании прощального парада
                 На главном стадионе средь Москвы
                 Там были иностранцы, но и мы
                 И я там был средь этого Содома
                 И понял, что досель не понимал:
                 Я здесь в гостях, они же здесь все дома
                 И мой резон невыразимо мал
                 Пускай, что через час все разойдутся
                 Пускай, что далеко не все спасутся
                 Да ведь не я ж здесь всех пересчитал
                 И я в слезах по-детски зарыдал —
                 Здесь праздник был, а я был чужд и мал
                 И самый маломальский Гете
                 Попав в наш сумрачный предел
                 Не смог, когда б и захотел
                 Осмыслить свысока все это
                 Посредством бесполезных слов
                 Он выглядел бы как насмешник
                 Или как чей-нибудь приспешник
                 Да потому что нету слов
13
{"b":"583045","o":1}