ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Танцы на стеклах
Отражение
Эдвард Сноуден. Личное дело
Лечим «нечегонадеть» самостоятельно, или Почему вам не нужен «стилист»
Сущность
Дави как Трамп. Как оказывать влияние и всегда добиваться чего хочешь в переговорах
Свои погремушки
Доброключения и рассуждения Луция Катина
Илон Маск: прыжок к звездам
A
A

Бранфорд остановился, и я видела, как он сжал руки в кулаки, а дыхание стало затруднённым.

— Она сказала, — продолжил он, — что что-то не так. Мама сказала, что слышит позади ещё каких-то лошадей.

Он замолчал. Медленно разжал пальцы и вытер ладони о бёдра.

— Экипаж замедлился, потом остановился. Я слышал, как Ягмур говорил отцу, что тот должен выйти наружу. И объяснил, что им надо было что-то обсудить. Мама сказала, что ей это не нравится. Она снова сказала, что что-то не так. Когда мой отец вышел, я услышал, как он кричал кому-то, спрашивая, кто это и что он тут делал. Затем Ягмур позвала маму, чтобы она также вышла. Я помню её взгляд. Она словно знала, уверен, знала, что произойдёт. Она встала и тотчас схватила меня за руку, поднимая на ноги. Я начал жаловаться, что не понимаю, что происходит, но мама была в отчаянии, и тихо, но настойчиво шептала мне на ухо. Она приказала мне молчать — не произносить ни единого звука, несмотря ни на что. Заставила меня поклясться именем Господа, что я буду молчать. Сиденья экипажа могут подниматься, а под ними место для вещей. Она открыла лавку, затем затолкнула меня туда, опустив сверху сидение. Изнутри было плохо слышно. Помню, что было жарко и тесно, но я не шевелился и не издавал ни звука. Я слышал голоса: один принадлежал отцу, он кричал, другие голоса не узнал. Потом я услышал, как мама снова и снова выкрикивала имя отца, и мне пришлось напомнить себе, что она зовёт не меня. Затем услышал смех, и через какое-то время мама замолчала. До меня доносились разговоры, ещё смех и другие... звуки. Я не знал, как всё это понимать. Мог только слышать её голос, но он был приглушённым. Я знал, что она плакала, но думаю, что просто старалась не издавать звуков. Полагаю... полагаю, она просто не хотела, чтобы я слышал... слышал...

Он снова остановился и закрыл лицо ладонями.

— Я слышал, как открылась дверца экипажа и голоса Далтона и Колби. Они лишь сказали, что внутри не было ничего ценного и надо быстрее уходить. Тогда я услышал лошадей, объезжающих экипаж, и скачущих прочь. Понимаешь, они не знали, что я был внутри. Они не видели, как я пробрался в экипаж. И думали, что мы остались дома с заболевшей сестрой. Не знаю, как долго я там оставался. Со временем звуки прекратились, но я всё равно не двигался. Мама сказала мне оставаться на месте, и я не собирался никуда идти, пока она не придёт и не заберёт меня. Я мог бы сказать, когда село солнце, потому что внутри скамьи стало темно, как в смоляной бочке. Просто лежал там, пытаясь не шуметь, выполняя мамин наказ. Наверное, задремал, но среди ночи снова услышал лошадей. Я узнал голоса снаружи, но всё равно не пошевелился. Может, остался бы там навсегда, но когда услышал, как произносят определённое слово... ну, и понял, что должен выйти. Думаю, ты сказала бы, что это было секретное слово нашей семьи. Когда я его услышал, то понял, что можно безопасно выйти. Лорд Сойер просунул голову в дверь экипажа. Он увидел меня, когда я выбрался и поблагодарил Господа, что я всё ещё жив, а затем приказал оставаться на месте. Я, не переставая звал маму, спрашивал, где она, но он мне не сказал. На следующий день, мне, наконец, рассказали, что оба мои родители убиты. Прошли годы, прежде чем я выяснил остальное — то, что они с ней сделали.

Я знала, что он собирался сказать ещё до того, как слова выскользнули у него изо рта.

— Отца убили мечом. Они сказали мне, что он умер быстро. Но мама... она... на неё накинулись, прежде чем зверски забили до смерти. Она была изнасилована и убита нашими самыми доверенными слугами, пока я прятался внутри сидения в экипаже. Мои родители были убиты теми, кем я восхищался больше всего. К тому времени как Ида, и остальные домочадцы, были собраны и привезены к Сойеру, армия Эдгара уже начала захватывать земли Стерлингов. Он не мог претендовать на замок, потому что я всё ещё был жив, и церковь не одобрила бы этого, но все окрестные земли: Стерлинг виллидж, Уинтон, Игл, Йегер, все они попали в руки Хадебранда.

Бранфорд безмолвно глядел на свои руки несколько минут. Я не знала, что мне сказать или сделать, и боялась пошевелиться.

— Я не позволяю слугам появляться в этих покоях регулярно, — наконец, произнёс Бранфорд. — Рамоне разрешено изредка сюда приходить, потому что Ида говорит, если я не буду ей позволять, это место зарастёт грязью. Рамона выросла здесь в замке. Она никогда не покидала эти земли, поэтому иногда я разрешаю ей делать уборку. Я убедился в верности каждого охранника у нас на службе — большинство из них прибыли издалека и я сам их отобрал. Никто из прибывших из-за пределов замковых стен в поисках работы её не получает. Я не могу доверять этим людям. Их может подослать Эдгар. Даже если один заговорщик сможет проникнуть в замок, мы все окажемся в опасности.

Опустив глаза, я думала над его словами, заламывая пальцы. В столь юном возрасте пережить подобное было немыслимым для меня. Даже если бы это были не его родители, Бранфорд, несомненно, был напуган. Не могу даже представить, как это — слышать звуки подобной жестокости и не иметь возможности ничего сделать. А потом узнать, что те, кого считали заслуживающими доверия, были причиной... сама мысль была непостижимой.

— Что ж, — со вздохом произнёс Бранфорд, — именно поэтому я так вёл себя прошлым вечером. Мою семью предали самые близкие, и теперь для меня практически невозможно кому-нибудь довериться. Если я подозреваю предательство, то стараюсь убедиться, что оно никак не затронет мою семью. Именно поэтому я был так зол на кучера, когда мы только приехали. Именно поэтому так отреагировал прошлым вечером, и поэтому хочу, чтобы моих кузин повесили.

Я вздрогнула от его слов. То, что сделали леди Кимберли и леди Нелль, было ужасным, но то, с какой лёгкостью Бранфорд говорил об их казни, пугало.

— Но они же часть твоей семьи, — тихо произнесла я.

— Больше нет, — возразил он и запустил обе руки в волосы. — Кимберли и раньше позволяла себе неприятные высказывания, но ничего подобного этому. Она, должно быть, думает, что желание её матери защитит её во всех проделках — больше нет.

— И ты подумал, что наш кучер тоже был предателем?

— Он может им быть, — ответил Бранфорд, опуская руки и снова смотря в окно, но не думаю, что он видел что-нибудь кроме неба.

— Я знаю, что мог показаться безжалостным, но у меня есть на это причины. Четыре раза мы ловили шпионов здесь, в Сильверхелме, хотя и не смогли доказать, что они пришли из Хадебранда. Двое смогли проникнуть во внешнюю охрану, остальные прикидывались торговцами. Фактически, им так и не удалось проникнуть внутрь замка, но есть те, кто хочет низвергнуть семью Стерлинг, также как это проделали с Монро — семьёй моей матери. Они все были уничтожены, а семейные земли захвачены, но я не позволю, чтобы это случилось со Стерлингами. Не позволю, чтобы это случилось с Сильверхелмом.

Бранфорд развернулся и, наконец, снова на меня посмотрел.

— Я не потерплю никакого предательства, Александра, — произнёс он. — Возможно, его признаки были у тех охранников, которые убили моих родителей и, возможно, они были проигнорированы, потому что охранники считались друзьями. Я больше не совершу подобной ошибки. Соблюдая этот обет, я часто… перегибаю палку.

— Я не предам тебя, Бранфорд, — тихо произнесла я.

— Я этого и не думал, жена моя, — сказал он, но его тон был столь унылым, что я не знала, стоило ли доверять словам. — Именно поэтому я выбрал жену подобным образом — произвольно, чтобы никто не смог этого предугадать. Просто... я никогда не знаю наверняка. Никто не может знать наверняка, правда? Если только не умеешь читать мысли, ты никогда не будешь знать наверняка.

— Что на счёт твоей сестры, — спросила я, — короля Камдена или сира Парнелла?

— Я доверяю им, — медленно произнёс Бранфорд. — Настолько насколько вообще могу доверять. Я так хорошо их знаю — привычки, вкусы и антипатии – что, кажется, практически могу читать их мысли. Разумеется, я знал, что Кимберли разозлилась на меня, когда я сообщил, что больше не могу... ну, проводить с ней время. И всё же, никогда бы не подумал, что она явится в мои покои и...

12
{"b":"583066","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ван Гог, Мане, Тулуз-Лотрек
Невероятные будни доктора Данилова: от интерна до акушера
Простая правда
Николь. Душа для Демона
Пусть это будет между нами
Меня никто не понимает! Почему люди воспринимают нас не так, как нам хочется, и что с этим делать
Второй шанс на счастье
Эпоха пепла
Мой ангел, как я вас люблю!