ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастье на снежных крыльях. Крылья для попаданки
Человек Противный. Зачем нашему безупречному телу столько несовершенств
Женись на мне до заката
Трезориум
Урок седьмой: Опасность кровного наследия
Ночное кино
Сто языков. Вселенная слов и смыслов
Напряжение на высоте
Королевский квест
A
A

***

Когда я открыла глаза, в комнате было довольно темно и холодно. Огонь полностью потух. Моей первой мыслью было зажечь его снова, но я не могла пошевелиться, так как поняла, что Бранфорд не находился со мной в кровати. На самом деле, одеяла с его стороны были довольно холодными.

Я перевернулась и почувствовала холод на голых плечах без одеял. Поняв, что до сих пор одета в этот ужасный наряд, я приподнялась и села, намереваясь переодеть его в другой комнате. И услышала эхо от женского шёпота за дверью и тихий ответ Бранфорда. Наклонила голову и напряглась, пытаясь услышать слова женщины.

— ... там я нашла Рамону и платье, которое должна была надеть Александра. Рамона вне себя, особенно после того, как услышала, что ты увёл Александру. Я должна была пойти сама, но на кухне случилось непредсказуемое и... теперь это уже не важно, но в тот момент...

Я поняла, что это был голос Иды. Она тяжело вздохнула.

— И Рамона подтверждает это? Кимберли и Нелль ответственны за всё?

—Да, — повисла тяжёлая пауза. — Я знаю, что искать, братец. Ты не можешь... мамочка обещала заботиться о них... так что ты не можешь сделать это.

— Я поклялся Александре, что защищу её, — тяжёлый голос Бранфорда отразился от каменных стен. — Я уже подвёл свою жену. Самое малое, что могу сделать — это напялить их головы на пики ограды замка, как напоминание всем о моём взгляде на предательство.

— Но Суннива обещала мамочке, что мы позаботимся о них, Бранфорд. Ты не можешь... — я услышала, как надломился голос Иды. — Ты не можешь сделать это. Не с дочерями сестры мамочки. Не с нашими кузинами.

— Я не могу просто сидеть и смотреть, как эти девицы унижают меня и насмехаются над моей женой, — голос Бранфорда снова становился громким. — Господи, если бы мама не вошла... или если бы Рамона пострадала... я не могу себе этого представить.

— Думаешь, что казнь это всё исправит?

Я напряглась, но не могла ничего расслышать. Повисла долгая пауза, прежде чем Бранфорд ответил:

— Нет, — сказал он и снова замолчал. — Скажи мне, что делать Ида. Я напугал Александру. Пытался завоевать её доверие, а теперь точно всё разрушил.

— Хочешь исправить?

— Да.

— Тогда перестань вести себя как придурок, и думай, прежде всего, о своей жене.

— Уже слишком поздно?

— Только Александра может ответить на этот вопрос, — заключила Ида. — Если она даст тебе возможность, которую ты не заслуживаешь, тебе придётся потрудиться. Никаких недомолвок и секретов от неё. Расскажи ей все, Бранфорд. Александра примет тебя или нет, но не зависимо от этого, твоя душа будет открыта. Ты не такой плохой, как думаешь, даже не смотря на то, что придурок.

Я услышала лёгкий смех, бормотание, и звук закрывающейся двери, а затем приближающиеся шаги Бранфорда. Небольшой луч света от свечи проскользнул по стене и приблизился к кровати, где сидела я.

— Ты проснулась, — тихо сказал Бранфорд. Он присел на край кровати, поставил свечу на столик, но не приближался и не трогал меня. Я была благодарна. Вспомнив, что ещё не переодела платье, которое послужило причиной всего этого, стала натягивать одеяло на себя.

— Всего лишь минуту назад, — ответила я, думая, понял ли он, что мне удалось подслушать их разговор. Я не хотела его разозлить, поэтому ответила на вопрос, который он бы задал. — Я слышала, как вы с Идой разговаривали.

— Ида боялась, что ты подумаешь, будто она в этом замешана, — сказал Бранфорд, указывая на моё платье. — Моя сестра хотела, чтобы ты знала, что она подобрала для тебя подходящее платье и послала Рамону отнести его тебе и помочь. Но кое-что случилось с ней по пути. Мы думали, что Рамона была с тобой весь вечер.

Наверное, мне должно было стать легче от его слов, но не стало. Мой мозг ещё не отошёл ото сна, глаза щипало от выплаканных слёз. Я вздрогнула, вспомнив, как зашла в зал, и как все люди смотрели на меня и особенно взгляд Бранфорда.

— Когда я увидел тебя в этом платье... при входе в зал, — голос Бранфорда стал тяжёлым и холодным, а я отодвинулась поближе к изголовью кровати, притягивая одеяло ближе к себе, — то подумал о самом худшем. Что было не рационально, теперь это понятно, но в тот момент я подумал, что ты каким-то образом обманула меня. Сразу пришла мысль, что ты — шпион и предатель, посланный Сильверхелмом.

И вновь я почувствовала призрачную хватку его руки на своей, и как он прорычал мне на ухо: «Предатель», потащив в комнаты. Я закрыла глаза, чтобы избавиться и от Бранфорда, и от воспоминаний.

— Посмотри на меня, Александра.

Я покачала головой и медленно открыла глаза. Он приблизился ко мне, опираясь локтем на колено. Глаза Бранфорда были тёмными в свете свечи.

— Я ошибся, — сказал он. А потом продолжил, тихо и быстро: — Понимаю это только сейчас. Знаю, что ты не надевала платье специально.

Мой разум ещё не осознал, почему поменялся его тон, когда он посмотрел мне в глаза. Казалось, что Бранфорд был в агонии, и я боролась с тем же порывом, который возник у меня, когда я брила мужа — провести рукой по его волосам и сказать, что всё будет хорошо, потому что хорошо не было. Я даже не знала, что он планировал со мной сделать. Вспоминая слова королевы, я всё ещё сомневалась, что муж последует её воле.

— Ты убьёшь меня?

— Боже, нет, — быстро сказал Бранфорд. — Александра, я не трону тебя.

Он вздохнул, а мне оставалось только наблюдать, как Бранфорд проводил рукой по своим волосам в точности так, как я хотела сделать сама. Муж закрыл глаза и подпёр подбородок рукой.

— Но я упустил все шансы, чтобы завоевать твоё доверие, — сказал он.

Доверие. Он больше не верил мне.

— Но я не хотела... не знала... — начала я, но говорить чётко не получалось, так как слёзы снова потекли из моих глаз. Не важно, что я бы сказала ему, он бы мне не поверил. Бранфорд не стал бы слушать служанку в противовес двух благородных женщин. Муж хотел взять меня за руку, но я отпрянула от него.

— Тихо, Александра, — успокаивающе сказал Бранфорд. — Пожалуйста, не говори сейчас об этом. Сначала, я должен кое-что тебе сказать, если ты захочешь меня слушать.

— Конечно, — ответила я. В такие минуты мой желудок сжимался, заставляя ненавидеть саму себя за то, что я не могла говорить то, что думала.

Бранфорд взял меня за руки до того, как я смогла пошевелиться. Он поднялся и потянул меня за собой, заставляя встать перед ним. Я хотела взять одеяла, чтобы прикрыться, но муж крепко держал. Он сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Я смотрела, как Бранфорд медленно опустился на колени передо мной. Он открыл глаза и посмотрел на меня. У меня отвисла челюсть, и я уставилась на него.

— Что ты делаешь? — вдохнула я.

— Александра, — сказал Бранфорд. — Я не заслуживаю, но выслушаешь ли ты меня?

— Ты не должен... быть так, — прошептала я, пытаясь потянуть его за руки и заставить встать, но муж покачал головой.

— Пожалуйста, Александра, ты выслушаешь?

— Конечно, Бранфорд.

Он сделал глубокий вдох.

— Прости меня, Александра, — сказал Бранфорд. — Я вёл себя с тобой этим вечером самым непростительным образом, и знаю, что в случившемся нет твоей вины. Я должен был понять это сразу, но мои эмоции взяли верх, затмевая здравые мысли. Мне очень жаль, что так вышло, но у меня есть ещё кое-что, о чём я должен сказать.

— Я не думал, — продолжил Бранфорд, запнувшись, — ... должен был знать, но не беспокоился о тебе... о браке. Обращал внимание только на идею, а не на то, что тебе понадобится или, что надо будет делать. Я не воспринимал тебя как женщину, как личность. Думал только о жене, которая может растить моих детей и быть со мной рядом, когда потребуется.

Он сделал вдох.

— Я никогда раньше этого не делал, Александра, — сказал Бранфорд. — И из-за своего эгоизма подвёл тебя полностью. Не научил, не защитил, и не дал возможности тебе научить меня. Я почти не говорил с тобой... почти... кроме наших ночей. Несмотря на то, что это тоже необходимо, и теперь я вижу, что, действительно, важно. Александра, жена моя, не знаю, сможешь ли ты меня простить за сегодняшние поступки. Мои действия были бездумными, и, определённо, напугали тебя до жути. Не хочу, чтобы это снова повторилось, поэтому проведу остаток своих дней, исправляя то, что натворил, если ты мне позволишь. Я не заслуживаю твоего прощения, но, всё же, попрошу его. Если ты поймёшь, что... не выносишь меня, я всё равно о тебе позабочусь. Я не верну тебя в Хадебранд, но увезу далеко отсюда и сделаю так, что ты не будешь страдать. Ты не останешься моей женой, если не хочешь. У тебя есть выбор, Александра.

8
{"b":"583066","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Записки реаниматолога
Биохакинг
Волшебные существа. Драконы, единороги, чудовища
Содержать меня не надо, или Мужчинам со мной непросто
8 заповедных мест в Москве, куда можно доехать на метро
Как общаться с трудными людьми
Человек теней
Мой любимый Бес
Собачье танго