ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свои погремушки
От винта! Не надо переворачивать лодку. День не задался. Товарищ Сухов
Прекрасное зло
Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки
Владимир Высоцкий. Каким помню и люблю
Девушка в тумане
Любовь по закону подлости
Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику
Шестой Дозор

– Записки на Святую Гору, – прогудел приземистый монах в потертой рясе и неряшливой бородой. – Сорокоусты.

«Хороший, должно быть, бизнес», – подумалось Николаю.

Стало интересно, получает ли процент с их доходов монастырь.

Дорожка под ногами была ухоженной, вылизанной чуть ли не до блеска. Во дворе толпилась экскурсионная группа.

Николай бросил взгляд на часы. Часовая стрелка замерла на пятерке, а минутная зависла на четырех. Тонкая секундная как раз завершала круг.

Ступени, ведущие ко входу в собор, были крутыми и немного скользкими. Николай поднялся, немного постоял на площадке и дернул тяжелую дверь. Пахнуло теплом, ладаном и воском. Из глубины доносилось негромкое мужское пение.

«Служба», – догадался Николай.

Стало интересно.

Он зачем-то опять поправил галстук и прошел вперед, ближе к источнику, откуда слышалось пение.

Людей в главном зале было немного. Человек десять в обычной одежде, остальные – в монашеском. Николай остановился при входе, с интересом оглядывая помещение. Все казалось отреставрированным и новым. И он даже немного пожалел о том, что сквозь фрески больше не проглядывал бурый кирпич стен, как было в первое посещение. Вместе с ветхостью исчезло что-то эфемерное, переносящее из современности в древность, позволяющее представить, как все было тогда, столетия назад.

Внезапно двери распахнулись, послышались голоса, шум шагов. И обернувшись, Николай увидел группу тех самых туристов со двора. Дети, какие-то женщины с фотоаппаратами, переговаривающиеся подростки. Львиная доля группы тут же ломанулась к небольшому прилавку у стены, попутно роясь в сумках.

Магия была нарушена.

– Пожалуйста, немного тише, идет богослужение, – молодой парень в длинном черном подряснике был явно растерян. – У вас есть пятнадцать минут. Дальше мы должны будем спуститься к источнику, потому что его закроют через полтора часа. Пожалуйста...

Но его явно мало кто слышал. Люди были заняты тем, что шуршали бумагой, строча записки, набирали свечи, выбирали какие-то безделушки, выставленные на витрине.

Дети тут же оккупировали скамейку и галдели почти в полный голос.

К парню-экскурсоводу подошел какой-то пожилой монах и что-то негромко сказал на ухо. В ответ тот только развел руками, виновато опустив голову.

Экскурсия.

Если бы Николая кто-то спросил, он бы не ответил, зачем он это сделал. Но в любом случае, он просто подошел к парню и поинтересовался:

– У вас историческая экскурсия по территории?

– Да, верно, – тот кивнул. А Николай зачем-то отметил, что у парня серые запавшие глаза и скорбно как-то опущенные уголки плотно сжатых губ.

– Куда мне доплатить? Я бы хотел присоединиться, – прозвучало как-то неуместно.

Но парень вдруг коротко улыбнулся и качнул головой:

– Не нужно. Присоединяйтесь так. Экскурсионное бюро уже закрылось.

– Спасибо, – Николай кивнул. – Расскажете об этой церкви?

– Тогда отойдем в притвор, – парень мельком взглянул на занятых свечным прилавком своих подопечных. – Как раз есть немного времени.

***

– Николай, – представился мужчина, протягивая руку.

– Брат Антон, – парень на секунду замялся, но пожал его ладонь. Пальцы у него были холодными и сухими.

– Вы монах? – зачем-то поинтересовался Николай.

– Нет, еще нет, – как-то смущенно, словно оправдываясь, ответил парень. – Я послушник.

Пение из так называемого притвора было слышно плохо, и выходило так, что они разговаривали почти в тишине. И эхо заставляло инстинктивно понижать голос почти до шепота.

– Интересно? – Николай вдруг поймал себя на мысли, что беззастенчиво разглядывает своего новоявленного экскурсовода. Длинные темные волосы выбивались из-под черной шапочки, которая наверняка как-то по-особому называлась, а под левым глазом на светлой коже виднелась маленькая родинка.

– Что? – Антон тоже взглянул на Николая, но потом смущенно отвел взгляд.

– Быть послушником, – Николай подумал, что парню явно не больше двадцати.

– Я... – Антон запнулся, бросил на мужчину еще один быстрый взгляд. – Не знаю. Наверное.

– Ну, что там насчет этой церкви? – Николай решил, что не стоит смущать парня еще больше. – Расскажете?

– Это собор, – Антон с явным облегчением вздохнул, а Николай едва не усмехнулся. – Назван в честь Рождества Богородицы. Был построен еще при жизни Саввы Сторожевского, в 1404-1405 годах. Расписывали его мастера из круга Андрея Рублева, потом я могу показать сохранившиеся фрагменты этой росписи. А само здание...

– Вы заканчивали что-то? – Николай мельком глянул на часы. Не то чтобы он куда-то спешил, но привычка въелась в кожу. Без знания точного времени он словно терял почву под ногами.

– Я... – молодой послушник запнулся, тоже глянул на левую руку Николая. – Нет, не совсем. Я учился на историческом два курса. Поэтому мне поручили это послушание. Но я...

– Я не сомневаюсь в вашей компетентности, – тишина, наполненная запахом ладана и старой кирпичной кладки, умиротворяла. – И долго вы уже проводите экскурсии?

– Вторую неделю, – Антон теперь выглядел совсем как провинившийся студент на ковре у декана. И Николай невольно с сожалением подумал, что не располагает к себе людей в неофициальной обстановке.

2
{"b":"583068","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Атомные привычки. Как приобрести хорошие привычки и избавиться от плохих
Метро 2033: Слепая тропа
Напряжение на высоте
Книжный магазинчик Мэделин
Сбежавшая игрушка
Метод Нагумо. Японская система питания, которая поможет снизить вес, вернуть молодость кожи и улучшить здоровье за 4 недели
Рулетка судьбы
Взаперти
Мозг: прошлое и будущее. Что делает нас теми, кто мы есть