ЛитМир - Электронная Библиотека

Юноша же так и остался стоять на коленях, словно вокруг него не творилось Баал знает что. Вкруг ног его уже образовалась внушительная лужа крови. Однако он сумел сделать над собой усилие — и поднять на меня лицо с тонкими чертами, в глазах пытала такая мольба, что я не сумел удержаться. Губы практически помимо воли прошептали исцеляющее заклинание, но результат его оказался совершенно неожиданным. Юноша скривился от боли, рот его исказился словно в смертной муке, глаза запылали.

Совершенно не понимая что происходит, я замер, хлопая глазами как первоклассник, не выучивший урок, пока рука юноши не вцепилась мне в колено. Лицо его заострилось, будто он старел с каждой секундой на десяток лет. Я склонился над ним, прислушиваясь к едва слышному шёпоту, слетавшему с истончившихся и побелевших губ.

— Ты… убиваешь… меня… Крови… скорее…

Я вновь действовал как по наитию, полоснув по запястью Рукбой. Юноша приник к нему с жадностью мучимого жаждой зверя, глотая мою кровь. И только тут до меня наконец дошло, что я спасаю вампира, да ещё и ценой собственной жизни. Однако он не стал опустошать мои жилы, с видимым усилием оторвавшись от моего запястья и слизнув кровь с вновь обретших цвет губ. Поднявшись, юноша оправил длинный щёгольский плащ, застёжкой которому служила виконтская цепь, и поднял с мостовой длинную шпагу с позолоченным эфесом, скрытую до того пола плаща.

— Виконт Эльген, — представился вампир, с достоинством кланяясь, что казалось практически немыслимым в его одеянии.

— Эшли де Соуза, — не менее элегантно кивнул я в ответ. — Какими судьбами в Брессионе?

— Без особых целей, — пожал плечами назвавшийся Эльгеном. — А вы?

— Практически тоже. — Тут мне припомнился недавний разговор с графом. — Я недавно слышал об одном вампире-ренегате… — неопределённо произнёс я.

— Ренегат несколько неверное слово, — усмехнулся он, — оно означает скорее — авантюрист, коим я являюсь. В этом признаюсь, но Анклав я не предавал и не собираюсь в ближайшем будущем.

— Верность родине, — в тон ему усмехнулся я, — прекрасная вещь.

— Я родом из Билефельце, — уточнил Эльген и вдруг рассмеялся весело и открыто, пряча шпагу в ножны. — Отличный у тебя меч. Такой не у каждого Рыцаря Смерти найдётся, пожалуй подобные носят лишь Тёмные Паладины.

— Он мне не нравится, — покачал я головой, оглядывая осквернённый меч Защитника Веры, — но иного оружия у меня нет.

— Благодарю за то, что ты спас меня, — ещё раз поклонился вампир. — Этот долг я не могу не отдать, тем более что мы теперь связаны кровью, которая течёт в моих жилах. Покуда не верну его, я буду следовать за тобой.

— Я польщён, виконт, — лихорадочно думая, как мне теперь быть, произнёс я, — но…

— Не нужно возражений, — мрачновато улыбнулся Эльген, — ни я, ни ты не можем по своей воле отказаться от этого обязательства. Нас, как я уж сказал, связала кровь. Лишь когда спасу жизнь тебе, я могу вновь стать свободным. Так куда ты теперь?

— Определённой цели у меня нет, — пожал я плечами, окончательно смирившись с наличием вампира, свалившегося мне на голову, долг крови для них — всё, нарушить его они не могут физически, в противном случае — смерть. — Просто вперёд.

И мы зашагали по пустынным улицам Города сеньоров, разговаривая не о чём.

— Кто тебя так жестоко? — спросил я Эльгена, чтобы нарушить повисшее молчание, ставшее невыносимым.

— Граф, скотина, — в голосе вампира прозвучал гнев, — кто же ещё? Жилы открыл — и бросил подыхать. Гарпии те уже позже налетели. А вот ты меня едва не отправил на тот свет, когда принялся лечить заклятьем.

— Я же не знал, что ты вампир, — без раскаянья пожал плечами я, — но почему граф не прикончил тебя сразу, да ещё потом и меня предупредил о тебе, когда мы встретились в подземельях?

— Вампир никогда не убивает вампира, — неожиданно резко осадил меня Эльген, — а вот то, что я бы умер от кровопотери из-за того, что он вскрыл мне заклятьем артерии, — это уже совсем другое дело, — уже с иронией добавил он. — Наши законы — штука весьма обтекаемая и неоднозначная.

— Все законы таковы. — Я почувствовал, что начинаю сближаться с вампиром, уж очень похоже мы смотрели на веши. — Кроме, пожалуй, церковных.

— Да уж, у святых отцов одно правило: хватай и жги.

Мы рассмеялись. И зря…

— Ай, ай, ай, — донёсся из-за наших спин удивительно знакомый голос, — недостойные для верного сына Матери Церкви речи, да и компания не самая подходящая.

Мы с Эльгеном одновременно развернулись, выхватив оружие (правда, я его и не прятал, — не куда ведь). Перед нами стояли знакомые клирики, выглядевшие ещё более потрёпано чем в Кастель Муньосе. И теперь отец Сельто не скрывал лица.

Что же чего-то в этом роде я ожидал, сам не знаю почему. Поверх остатков оторванного кем-то воротника алого плаща красовалась голова с благообразным лицом отца Симоэнша, епископа Альдекки.

— А вам, Ваше преосвященство, достойно скрывать лицу от честных детей Церкви? — с тем же полушутливым укором поинтересовался я у него. — Да ещё и рядиться в одежду баалоборца, хотя сами вы из ордена святого Каберника. Это ведь серьёзное преступление, не так ли?

— Если того требуют обстоятельства, нет. Законы Церкви также могут быть неоднозначными и крайне обтекаемыми. Однако же тебе, Эшли, стоило бы ответить на мои слова, вместо того, чтобы нападать на меня. И уберите оружие, я не фанатик и к вампирам отношусь вполне нормально. Да и не нужен нам всем конфликт, особенно в этом городе.

— Не нужен, — кивнул я, однако оружия ни я ни Эльген не спрятали. — Но что у вас за дело к нам, Ваше преосвященство?

— У нас общий враг — Лосстарот, враг страшный и могучий. Мы должны понять что ему нужно здесь и вместе противостоять ему.

— Вот только все выгоды от этого союза достанутся вам, — вдруг вступил в разговор Эльген, — а работа — тяжёлая и неблагодарная — нам, так?

— Тебе бы вообще стоило молчать, кровосос, — неожиданно резко бросил ему брат Гракх (если его на самом деле звали так, в чём я уже начинал сомневаться), — пока я не заткнул тебе пасть.

Да уж, взаимная ненависть вампиров и мистиков широко известна и не угасает со времён Алых войн.

— Попробуй заткнуть меня, полудохлый, — не остался в долгу Эльген, поигрывая шпагой.

— Прекратите! — прикрикнул на обоих отец Симоэнш. — Нам не след ссориться сейчас и здесь.

— Верно, — подтвердил я, — но всё же я поддерживаю своего спутника, в отношении нашего союза. Если уж на чистоту, я не доверяю вам, Ваше преосвященство, вы уже дважды обманули меня со времён нашей встречи в кабинете магистра ИРМ.

— Не доверяешь мне, но разгуливаешь плечом к плечу с вампиром. Остаётся вернуться к моей первой реплике.

— Того требуют обстоятельства, — процитировал я его.

— Наш разговор зашёл тупик, — констатировал он, я не знаю какими аргументами склонить тебя на свою сторону.

— Раз вы это признали, то предлагаю разойтись и продолжить идти по своим дорогам.

— Если иного выхода нет, — протянул отец Симоэнш, — но всё же предлагаю вам подумать над моим предложением, в этом городе легче выжить вместе, нежели поодиночке.

— Не всегда, — не удержался от шпильки Эльген. — Идём, Эшли. Мы теряем время.

Брат Гракх глухо зарычал, однако и пальцем не пошевелил, пригвождённый взглядом епископа. Мы же двинулись прочь, при этом мне стоило больших усилий повернуться к клирикам спиной и ни раз не обернуться пока мы не повернули за угол высокого дома.

Мы продвигались по широким улицам Города сеньоров, направляясь к Сакральному кварталу, где по нашему общему мнению можно было найти что-нибудь заслуживающее внимания. Клирики такого города как Брессионе просто обязаны были хранить множество страшных тайн и секретов, потрясающих сами основы Церкви. К тому же я припомнил, что саркофаги церковников на подземном погосте совершенно не пострадали, что наводило на определённые мысли. Однако раз за разом дорога к месту обитания брессионских клириков оказывалась перекрытой — то развалинами дома, то вставшей на дыбы мостовой, то трещинами и пропастями; и осталась одна — через Белый лес, куда ни мне, ни Эльгену соваться совершенно не хотелось. Мы уж было собирались отказаться от этой идеи, когда меня вновь охватило знакомое, правда уже толком подзабытое чувство.

15
{"b":"583085","o":1}