ЛитМир - Электронная Библиотека

— Точно, — сказал Зафод Библброкс, запыхтел и попытался подняться на ноги.

— Если мадам и господа желают что-нибудь выпить… — сказало зеленое пятно, нетерпеливо пульсируя рядом.

— Фиу-ууу, шлеп… — продолжал Зафод, — и я мгновенно раскварковываюсь в атомную пыль. Слушай, Форд, — обратился он к одному из расплывчатых пятен, которые плавали у него перед глазами, и в которому ему вроде бы удалось опознать Форда Префекта, — а у тебя перед глазами пролетела вся твоя жизнь в одно мгновение?

— А у тебя тоже пролетела? — удивился Форд. — Вся жизнь?

— Ага, — сказал Зафод. — По крайней мере, я считаю, что это была именно моя жизнь. Понимаешь ли, в последнее время я частенько не возвращаюсь на ночь в свои головы.

Он вгляделся в окружавшие его различные формы, которые, наконец, становились форменными формами, а не расплывчатыми и пульсирующими бесформенными формами.

— Итак… — сказал он.

— Итак что? — спросил Форд.

— Итак мы здесь, — неуверенно продолжал Зафод, — лежим бездыханные…

— Стоим, — поправила его Триллиан.

— Э-э… стоим бездыханные, — продолжал Зафод, — у входа в этот полный скорби…

— Ресторан, — сказал Артур Дент, который поднялся на ноги и теперь, к немалому своему удивлению, видел все достаточно отчетливо. Точнее, удивило его не то, что он может видеть, а то, что он может видеть.

— И вот мы здесь, — упрямо продолжал Зафод, — стоим бездыханные у входа в этот…

— Первоклассный, — вставила Триллиан.

— Ресторан, — закончил Зафод.

— Странно, правда? — сказал Форд.

— В общем, да.

— Хотя люстры красивые, — сказала Триллиан.

Они огляделись в полной растерянности.

— Если это и загробная жизнь, — сказал Артур, — то подарочное издание.

На самом деле люстры были несколько слишком роскошны, и в какой-нибудь идеальной Вселенной низкие сводчатые потолки, под которыми они висели, не покрасили бы именно в такой оттенок темно-бирюзового цвета, и даже если покрасили бы, то не стали бы еще и подсвечивать скрытыми светильниками. Эта Вселенная, однако, далеко не идеальна, дальнейшими подтверждениями чему служили режущий глаз рисунок на мраморном полу, и оформление стойки бара с мраморным верхом длиной метров в шестьдесят. Передняя ее стенка была обшита шкурками почти двадцати тысяч антаресских мозаиковых ящерок, несмотря на то, что двадцать тысяч ящерок когда-то использовали эти шкурки для хранения всех своих внутренних органов.

Несколько хорошо одетых созданий стояли, небрежно облокотившись на стойку, или, развалясь, сидели в глубоких креслах у столиков. Молодой офицер-вл`хург и его дымящаяся зеленым девушка прошли через бар к дымчатым стеклянным дверям, за которыми сверкал огнями главный зал Ресторана.

Позади Артура было окно во всю стену. Оно было завешено плотной шторой. Артур чуть-чуть отодвинул штору и выглянул наружу. Он увидел тусклый, мертвенный пейзаж, который в другое время вызвал бы у него нервную дрожь. Однако другого времени у него не было, и на этот раз отнюдь не пейзаж превратил его кровь в жидкий гелий и вызвал у него ощущение, что кожа его не только покрылась огромными доисторическими мурашками, но и свернулась в трубочку со спины к затылку. Это было небо…

Швейцар вежливо задернул штору.

— Все в свое время, сэр, — сказал он.

Глаза Зафода блеснули.

— Слушайте, покойнички, давайте пораскинем мозгами, — сказал он. — Кажется мне, мы здесь не допоняли чего-то архиважного. Чего-то, что кто-то сказал, а мы не обратили внимания.

Артур был неимоверно рад, что его внимание отвлекли от пейзажа за окном.

Он сказал: — Я сказал, что если это загробная жизнь…

— Ну да, и теперь жалеешь об этом? — оборвал его Зафод.

— Форд?

— Я сказал, что это странно.

— Ну да, по сути верно, но неоригинально. Может…

— Может быть, — вмешалось зеленое пятно, которое к тому времени обрело форму маленького сухонького зеленого официанта в темном костюме, — вы предпочтете обсудить эту проблему, заказав что-нибудь выпить?

— Выпить! — завопил Зафод. — Вот оно! Слышите, что можно пропустить, если не быть начеку?

— Несомненно, сэр, — терпеливо сказал официант. — Если мадам и господа пожелают чего-нибудь выпить перед ужином…

— Ужин! — страстно простонал Зафод. — Слушай, зелененький мой, хочешь, мой желудок отправится к тебе домой и будет ублажать тебя всю ночь, как тебе заблагорассудится, за одно только это слово?

— … а Вселенная, — продолжал официант, твердо решивший не покидать наезженной колеи, — взорвется несколько позже.

Форд медленно повернулся.

— Ух ты, — с чувством сказал он. — Что же за питье вы здесь подаете?

Официант рассмеялся вежливым смешком — как раз для вежливого маленького зеленого официанта.

— А, — сказал он. — Я думаю, сэр, вы, возможно, не поняли меня.

— Надеюсь, нет, — пробормотал Форд.

Официант вежливо кашлянул — как раз так мог кашлянуть вежливый маленький зеленый официант.

— Наши посетители нередко испытывают некоторую дисориентацию после путешествия во времени, — сказал он, — так что я осмелился бы предложить…

— Путешествия во времени? — произнес Зафод.

— Путешествия во времени? — произнес Форд.

— Путешествия во времени? — произнесла Триллиан.

— Так это, значит, не загробная жизнь? — произнес Артур.

Официант улыбнулся улыбкой вежливого маленького зеленого официанта. Он уже почти исчерпал свой репертуар вежливого маленького зеленого официанта, и скоро мог перейти к роли весьма скептически и саркастически настроенного маленького официанта.

— Загробная жизнь, сэр? — сказал он. — Нет, сэр.

— И мы не умерли?

Официант саркастически поднял брови.

— Ха-ха, — сказал он. — Сэр со всей очевидностью жив, в противном случае я бы не пытался обслужить его…

Последующий жест Зафода был настолько удивителен, что нет никакого смысла пытаться его описать. Впрочем… Двумя руками он хлопнул себя по лбу, а третьей — по правому бедру.

— Ну, ребята, — воскликнул он, — это круто! Мы добрались. Вот оно — то, к чему мы стремились. Это Маккосмикс!

— Маккосмикс! — сказал Форд.

Официант изо всех сил постарался показать, с каким трудом ему удается сохранять долготерпение.

— Да, сэр, — сказал он. — Это Маккосмикс — Ресторан «Конец Вселенной».

— Конец чего? — спросил Артур.

— Вселенной, — очень медленно и без особой нужды отчетливо повторил официант.

— А где это? — спросил Артур.

— Не где, а когда, сэр. Через несколько минут, — ответил официант. Он глубоко и обреченно вздохнул. На самом деле ему не нужно было глубоко вздыхать, потому что его тело снабжалось жуткой смесью различных газов, необходимых для поддержания его жизнедеятельности, через маленькое внутривенное устройство. Однако у любого создания, каким бы образом не поддерживался его обмен веществ, бывают моменты, когда просто необходимо глубоко и обреченно вздохнуть.

— Теперь, если вы, наконец, закажете то, что будете пить, — сказал он, — я провожу вас к вашему столику.

Зафод дико ухмыльнулся во все рты, кинулся к бару, и скупил почти все, что там было.

Глава 15

Ресторан «Конец Вселенной» — одно из самых потрясающих предприятий во всей истории общественного питания. Он был построен на разрозненных обломках… будет построен на разрозненных… то есть, будет иметься построенным к тому времени, и на самом деле был — Одной из главных проблем при путешествиях во времени является не возможность случайно стать собственным отцом или матерью. Возможность стать собственным отцом или матерью — на самом деле не та проблема, с которой не смогла бы справиться современная, прочная, и либерально настроенная семья. Изменение хода истории — тоже не проблема, потому что ход истории не так то просто изменить: отдельные исторические события подходят друг к другу точно, как частицы головоломки. Все действительно важные перемены уже произошли до тех событий, на которые они предположительно должны повлиять, и поэтому в конце концов все просто приходит к общему знаменателю.

16
{"b":"583088","o":1}