ЛитМир - Электронная Библиотека

Хотя ночь была прохладной, спали они крепко, и поутру чувствовали, что они хорошо отдохнули. Вот только хотелось есть. Форд сунул в сумку несколько булочек в Маккосмиксе, и они позавтракали ими прежде, чем двинуться дальше.

До сих пор они шли наугад, но теперь отправились точно на восток, сознавая, что если они собираются исследовать этот мир, они должны точно представлять себе, откуда и куда они идут.

Ближе к полудню они увидели первое доказательство того, что планета, на которую они приземлились, обитаема: лицо, полускрытое листвой, наблюдающее за ними. Стоило им обратить на него внимание, как оно исчезло, но они успели заметить, что абориген похож на человека, и смотрел на них с любопытством, но не враждебно. Получасом позже они увидели еще одно лицо, и через десять минут — еще.

А через минуту они вышли на широкую прогалину и остановились.

Перед ними стояло десятка два мужчин и женщин. Они стояли неподвижно, и молчали, и смотрели на Форда и Артура. К ногам женщин жались маленькие дети. За их спинами виднелось несколько шалашей из глины и веток.

Форд и Артур затаили дыхание.

В самом высоком из мужчин было не более полутора метров, все они стояли, слегка склонясь вперед, руки у них были длинноваты, а лбы — низковаты, но в ярких глазах, спокойно смотревших на пришельцев, светились несомненные зачатки разума.

Видя, что у них в руках нет оружия, и что они не двигаются с места, Форд и Артур чуть-чуть успокоились.

Некоторое время аборигены и пришельцы просто смотрели друг на друга. Ни те, ни другие не двигались. Аборигены, казалось, были просто удивлены появлением пришельцев. Они не собирались нападать, но и ясно показывали, что Форд и Артур — не желанные гости.

Ничего не происходило.

Целых две минуты ничего не происходило.

Через две минуты Форд решил, что пора чему-нибудь произойти.

— Привет, — сказал он.

Дети спрятались за спины женщин.

Мужчины, казалось, не тронулись с места, но всем своим видом показали, что не собираются оказывать гостеприимство — не то, чтобы они угрожали пришельцам, они просто не желали их принимать.

Один из мужчин, стоявший чуть впереди остальных и, по всей вероятности, их вожак, шагнул вперед. Он был спокоен и сдержан.

— Угрр гхххрррр рррргггрр, — спокойно сказал он.

Артур был неимоверно этим удивлен. Он так привык получать мгновенный и точный перевод всего, что он слышал, от вавилонской рыбы в ухе, что и думать о ней забыл, и только то, что она на этот раз не сработало, заставило его вспомнить о ней. Где-то в глубине его сознания зашевелились какие-то смутные тени, но понять смысла он не мог. Он догадался, и на этот раз был абсолютно прав, что этот народ еще не достиг того уровня развития, на котором возможно существование полноценного языка, и поэтому вавилонская рыба ничем не могла ему помочь. Он взглянул на Форда, который, естественно, имел несравненно больший опыт в подобных делах.

— Я думаю, — углом рта прошептал Форд, — что он просит нас, если можно, обойти деревню стороной.

Жест вожака подтвердил его предположение.

— Руурргххрр уррррррггх; ургх ургх (уг уррх) ррурругх угх, — добавил вожак.

— Насколько я могу понять, — сказал Форд, — смысл сводится к тому, что мы, конечно, вольны идти куда угодно, но если мы обойдем деревню, а не пойдем прямо через нее, они будут просто счастливы.

— Что будем делать?

— Пусть будут счастливы, — сказал Форд.

Медленно и осторожно они обошли деревню. Это заметно успокоило аборигенов, которые почти незаметно кивнули и отправились по своим делам.

Форд и Артур продолжили свой путь. Пройдя по лесу еще чуть дальше, они вдруг обнаружили сложенные на тропе небольшой кучкой плоды. Ягоды были удивительно похожи на землянику и малину, а фрукты — на груши.

До сих пор они держались подальше от неизвестных ягод и фруктов, хотя деревья и кусты просто ломились от них.

— Рассуждаем так, — говорил Форд Префект, — фрукты и ягоды на чужой планете или вызывают смерть, или нет. Следовательно, разбираться с ними нужно начинать тогда, когда уже нет другого выбора: ты или ешь, или умираешь. Рассуждай так, и выживешь. В этом секрет, как оставаться живым и здоровым, когда путешествуешь на попутных.

Они подозрительно посмотрели на кучку плодов. Плоды выглядели так аппетитно, что с ними едва не случился голодный обморок.

— Рассуждаем так… — сказал Форд Префект, — э-э…

— Ну? — спросил Артур.

— Я пытаюсь придумать, как бы так рассудить, чтобы получилось, что мы их съедим, — объяснил Форд.

Солнце пробилось сквозь листву, и погладило пухлый бок плода, похожего на грушу. Ягоды, похожие на землянику и малину, были такие крупные и спелые, каких Артуру не приходилось видеть даже в рекламе мороженого.

— Может, мы их сначала съедим, а потом будем рассуждать? — предложил Артур.

— Может быть, они именно этого и хотят.

— Ладно, тогда рассуждаем так…

— Пока нормально.

— Их положили сюда, чтобы мы их съели. Они или съедобные или нет, нас хотят или накормить или отравить. Если они ядовитые, а мы их не съедим, они на нас все равно рано или поздно нападут. Так что если мы их не съедим, мы в любом случае в проигрыше.

— Мне нравится это рассуждение, — сказал Форд. — Теперь пробуй.

Артур осторожно поднял плод, похожий на грушу.

— Я всегда думал точно так же об истории с райским садом, — сказал Форд.

— Что?

— Райский сад. Древо познания. Яблоко. Помнишь эту историю?

— Конечно, помню.

— Этот ваш Господь сажает в середине сада яблоню, и говорит: делайте, что хотите, ребята, но только не ешьте яблоко. Сюрприз! — они его съедают, и он выскакивает из кустов с криком «Поймал!». Никакой разницы бы не было, если бы они его не съели.

— Почему?

— Потому что когда имеешь дело с тем, у кого мышление на уровне кошелька на веревочке, точно знаешь, что он все равно не отстанет. Он тебя доведет.

— Да о чем ты?

— Ладно, пробуй давай.

— Ты знаешь, а это место похоже на райский сад.

— Пробуй.

Артур откусил кусочек от плода, похожего на грушу.

— Это груша, — сказал он.

Немного погодя, когда они расправились со всем, что лежало на тропинке, Форд Перфект оглянулся и крикнул:

— Спасибо! Большое вам спасибо. Вы очень добры.

И они снова отправились в путь.

Еще несколько дней они шли на восток, и им время от времени подкладывали такие же неожиданные подарки, и несколько раз они краем глаза успевали увидеть туземцев, следящих за ними, но на прямой контакт они больше не выходили. Форд и Артур пришли к выводу, что им очень нравится народ, который ясно давал понять, что они благодарны просто за то, что их оставляют в покое.

Подарки кончились, когда началось море.

Они никуда особенно не торопились, поэтому построили плот, и поплыли через море. Оно оказалось не очень бурным, всего километров сто шириной, и их морское путешествие было даже приятным. На том берегу земля оказалась по меньшей мере столь же прекрасной.

Короче говоря, жизнь была на удивление легкой, и некоторое время им даже удавалось справляться с ощущением заброшенности и бесцельности существования, просто игнорируя его. Если бы им понадобились новые собеседники, они знали, где их найти, но в этот момент они были рады, что между ними и голгафринчамцами — многие сотни километров.

Тем не менее, Форд Префект снова принялся все чаще вытаскивать из сумки ощущатель. Лишь однажды ему удалось поймать сигнал, настолько неимоверно далекий, что он расстроил его еще больше, чем если бы его не было.

Ни с того ни с сего они решили повернуть на север. Пройдя почти месяц, они вышли к еще одному морю, построили еще один плот, и переплыли на другой берег. Их путь уже не был таким легким, стало холоднее. Артур начал подозревать в Форде Префекте мазохистские наклонности — чем еще можно было объяснить выбранное направление? Они бесцельно брели вперед.

35
{"b":"583088","o":1}