ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак
Дело родовой чести
Подарок принцессе: рождественские истории
Как понять себя и мир? Журнал «Нож»: избранные статьи
Токсичные мифы. Хватит верить во всякую чушь – узнай, что действительно делает жизнь лучше
Колыбельная для моей девочки
Рубеж атаки
Все изменяют всем. Как наставить рога и не спалиться
Ведь так не бывает на свете…
A
A

— Да, точно, — сказал Зафод.

— Я так и знал, что вам будет неинтересно, — проворчал Марвин себе под нос, упал в угол и выключился.

— Беда в том, — сказал Форд, — что меня беспокоит единственный прибор, который дает показания на этом корабле. Если это тот прибор, какой я думаю, и если он показывает то, что я думаю, то мы уже далеко в прошлом. Где-то на два миллиона раньше нашего естественного времени.

Зафод пожал плечами.

— Время ерунда, — сказал он.

— Мне все же интересно, кому принадлежит этот корабль, — сказал Артур.

— Мне, — ответил Зафод.

— Нет, кому он на самом деле принадлежит?

— На самом деле мне, — повторил Зафод. — Смотри, собственность — это кража, так? Значит, кража — это собственность. Значит, корабль мой, понял?

— Так скажи это кораблю, — посоветовал Артур.

Зафод шагнул к пульту.

— Корабль, — сказал он, ударив кулаком по панели, — с тобой говорит твой новый владелец…

Ничего больше он сказать не успел. Произошло несколько вещей одновременно.

Корабль вышел из режима временного перелета и вновь возник в реальном космосе.

Все приборы на пульте, бывшие выключенными при временном перелете, включились.

Большой обзорный экран над пультом ожил и показал обширный звездный пейзаж с одним очень большим солнцем, которое находилось прямо перед ними.

Тем не менее, ни одно из этих событий не было причиной того, что в этот самый момент нечто физически ощутимое швырнуло Зафода к задней стене кабины, а вместе с ним и всех остальных.

Их отбросило единственным оглушительным ударом звука, раздавшегося из динамиков вокруг обзорного экрана.

Глава 21

На красной засушливой планете Какрафун, посреди бескрайней пустыни Рудлит техники сцены тестировали звуковую систему.

То есть, звуковая система была в пустыне, а техники нет. Они находились в безопасности на гигантском корабле управления группы «Зона разрушений», висевшем на орбите в четырехстах милях над поверхностью планеты, и тестировали систему оттуда. Ничто живое, находящееся в радиусе пяти миль от акустических шахт, не смогло бы выжить при их настройке.

Если бы Артур Дент оказался в радиусе пяти миль от акустических шахт, то его последняя мысль была бы о том, что звуковая установка как формой, так и размером очень напоминает Манхэттен. Поднимающиеся над шахтами фазо-нейтронные акустические трубы чудовищно громоздились на фоне неба и скрывали блоки плутониевых реакторов и сейсмических усилителей, стоящих за ними.

Глубоко под этим городом из акустического оборудования, в бетонном бункере лежали инструменты, управляемые музыкантами из своего корабля: массивная фотонная ажитара, бас-детонатор и ударный комплекс «Мегабум».

Шоу обещало быть громким.

Суета царила на борту гигантского корабля управления. Лимузин Черного Дезиато, казавшийся рядом с ним не больше головастика, прибыл и пристыковался, и покойного по коридорам с высокими сводами доставили к медиуму, который должен был передавать его психические импульсы на клавиатуру ажитары.

Прибыли также врач и специалисты по логике и по биологии моря, вызванные с феноменальными расходами с Максимегалона для того, чтобы попытаться урезонить лидер-вокалиста, запершегося в ванной с пузырьком таблеток и отказывающегося выходить до тех пор, пока кто-нибудь убедительно не докажет ему, что он не рыба. Басист был занят тем, что расстреливал свою спальню из пулемета, а ударника искали по всему кораблю и не могли найти. Суматошные поиски привели к тому, что его обнаружили на пляже Сантрагинуса-5, в сотне световых лет от корабля, где, как он заявил, он был вот уже полчаса как счастлив находиться и нашел маленький камушек, который будет теперь его другом.

Менеджер группы при этом испытал огромное облегчение. Это означало, что в семнадцатый раз за это турне на ударных будет играть робот, и поэтому ритм тарелок будет нормальным.

Субэфир звенел от переговоров техников сцены, тестирующих каналы акустических систем, и они передавались в кабину черного корабля. Находившиеся в кабине, оглушенные, прижались к задней стене и слушали голоса из звукомониторов.

— Питание девятого канала в порядке, — сказал голос, — тестируем канал пятнадцать…

Еще один звуковой удар сотряс весь корабль.

— Канал пятнадцать в порядке, — сказал другой голос.

Вмешался третий голос.

— Черный каскадерский корабль на исходной, — сказал он. — Выглядит отлично. Будет неплохое пике на солнце. Компьютер управления сценой включен?

В ответ раздался голос компьютера.

— Включен, — сказал он.

— Прими управление черным кораблем.

— Программа управления траекторией черного корабля активизирована, корабль в режиме готовности.

— Тестируем канал двадцать.

Зафод кинулся к пульту и успел переключить частоту на субэфирном приемнике, прежде чем они получили следующий мозгодробительный звуковой удар. Он мелко дрожал.

— А что значит «пике на солнце»? — спросила Триллиан тихо, тоненьким голоском.

— Это значит, — сказал ей Марвин, — что корабль спикирует на солнце. Пи-ке… на… солн-це. Очень просто догадаться. Чего еще вы хотите, если угоняете каскадерский корабль Черного Дезиато?

— Откуда ты знаешь… — спросил Зафод голосом, от которого вегской снежной ящерице стало бы холодно, — что это каскадерский корабль Черного Дезиато?

— Очень просто, — ответил Марвин, — я же его парковал.

— Так почему же… ты… не… сказал… нам?!

— Ты ведь сам сказал, что хочешь волнений, приключений и настоящих безумств.

— Ужас, — произнес в последовавшей паузе Артур, хотя необходимости в этом не было.

— Я это всегда говорил, — подтвердил Марвин.

На другой частоте субэфирный приемник принял радиорепортаж, зазвеневший эхом по кабине.

— …отличная погода для концерта. Я стою перед сценой, — врал репортер, — посреди пустыни Рудлит, и с помощью гипербиноптических очков я вижу бесчисленную публику, заполняющую все пространство вокруг до самого горизонта. За моей спиной возвышаются, как сплошная скала, трубы динамиков, а в вышине надо мной ярко светит солнце, и не знает о том, что в него врежется. А вот лобби защитников окружающей среды знает, что в него врежется, и они утверждают, что этот концерт повлечет за собой землетрясения, цунами, ураганы, непоправимый ущерб атмосфере и все остальные традиционные для экологов бедствия. Но я только что получил сообщение, что пресс-агент «Зоны разрушений» встретился с защитниками окружающей среды за обедом и расстрелял их всех. Таким образом, ничто теперь на стоит на пути…

Зафод выключил радио. Он обернулся к Форду.

— Знаешь, о чем я думаю? — спросил он.

— Думаю, что да, — ответил Форд.

— И что же ты думаешь, что я думаю?

— Я думаю, что ты думаешь, что нам пора сваливать с этого корабля.

— Я думаю, что ты прав, — сказал Зафод.

— Я думаю, что ты прав, — сказал Форд.

— А как? — спросил Артур.

— Тихо, — сказали Форд и Зафод, — мы думаем.

— Ну, вот и все, — сказал Артур, — теперь мы погибнем.

— Прекрати все время это повторять, — сказал Форд.

Здесь стоило бы повториться и сказать о теориях, предложенных Фордом при его первом знакомстве с человеческими существами для объяснения их странной привычки постоянно констатировать, порой неоднократно, совершенно очевидные вещи, например «Сегодня прекрасный день», «Ты такой высокий» или «Ну, вот и все, теперь мы погибнем».

Его первая теория предполагала, что если человеческие существа не будут постоянно упражнять свои губы, у них может заклинить рот.

Через несколько месяцев наблюдений он разработал вторую теорию, утверждавшую: если человеческие существа не будут постоянно упражнять свои губы, у них начнут работать мозги.

В действительности, вторая теория была как нельзя более верна применительно к народу бельсеброн, населяющему Какрафун.

Бельсебронцы являлись источником чувства большой обиды и беспокойства у соседних рас из-за того, что были одной из самых просвещенных, культурных и, что главное, спокойных цивилизаций в галактике.

24
{"b":"583089","o":1}