ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Форд посмотрел на него с ужасом. Триллиан побледнела.

— Это сделал человек? — прошептал Форд.

— Ну да.

— Но кто? И почему?

— Могу только догадываться, почему. Но кто эта сволочь, я знаю.

— Ты знаешь? Откуда?

— Он выжег на поврежденных синапсах свои инициалы. Специально, чтобы я увидел.

У Форда по коже побежали мурашки.

— Инициалы? Выжженные на твоем мозге?

— Ну да.

— О, Господи, и какие же?

Зафод посмотрел на него, не отвечая, потом отвел глаза.

— З. Б. - сказал он.

В этот момент стальная дверь позади них захлопнулась, и в камеру потек газ.

— Я потом расскажу остальное, — прокашлял Зафод, и все трое потеряли сознание.

Глава 21

По поверхности Магратеи задумчиво расхаживал взад и вперед Артур.

Форд предусмотрительно оставил ему свой «Путеводитель по Галактике для автостопщиков», чтобы ему было не скучно. Он нажал наугад несколько кнопок.

«Путеводитель по Галактике для автостопщиков» — очень неоднородная книга, в ней встречается информация, которая в какой-то момент просто попалась на глаза редактору и показалась ему занимательной.

Один из таких кусков (на него как раз и наткнулся Артур) предположительно имеет отношение к экспериментам Виита Вужагига, скромного студента Максимегалонского университета, подававшего надежды в областях древней филологии, трансформационной этики и волногармонической теории исторической перцепции, который однажды, после ночи, проведенной за питьем пангалактических бульк-бластеров с Зафодом Библброксом, страстно увлекся проблемой того, что случилось со всеми шариковыми ручками, которые он покупал в течение последних лет.

За этим последовал долгий период кропотливых исследований, во время которых он посетил все крупнейшие центры сбора потерянных ручек Галактики, и, в конце концов, вывел причудливую теорию, которая в то время даже несколько взбудоражила воображение широких кругов общества. Где-то в космосе, утверждал он, наряду с планетами, населенными гуманоидами, рептилоидами, рыбоидами, ходячими деревоидами и суперразумными оттенками синего цвета, существует планета, занятая исключительно шарико-ручечными формами жизни. Именно к этой планете стремятся беспризорные ручки, тихонько проскальзывая через космические лазейки, чтобы добраться до мира, где, как им известно, они смогут вести нормальный, в ручечном эквиваленте, образ жизни, полностью отвечающий ручечной системе ценностей.

И все, как это обычно бывает с теориями, было мило и славно, пока Виит Вужагиг не заявил вдруг, что он нашел эту планету, побывал на ней и работал там шофером лимузина у семьи дешевых зеленых авторучек на пружинках. После этого за ним приехали, поместили его в запертую комнату, где он написал книгу, и, наконец, отправили туда, где люди не платят налогов — обычная участь тех, кто решил публично повалять дурака.

А когда, на всякий случай, по космическим координатам, где, по утверждению Вужагига, должна была находиться эта планета, отправили экспедицию, она обнаружила там только маленький астероид, на котором жил одинокий старик, непрерывно твердивший, что все неправда. Хотя, как выяснилось позже, он лгал.

Остался, тем не менее, невыясненным вопрос о таинственных шестидесяти тысячах альтаирских долларов, переводимых ежегодно на его счет в банке Брантисвогана, и, конечно, об очень прибыльном бизнесе Зафода Библброкса по торговле подержанными шариковыми ручками.

Артур прочитал это и отложил книгу.

Робот сидел совершенно неподвижно.

Артур встал, поднялся на гребень воронки и обошел ее кругом. Он посмотрел на два солнца, величественно стоящие над Магратеей.

Он спустился обратно в воронку и разбудил робота, потому что лучше все-таки разговаривать с маниакально-депрессивным роботом, чем ни с кем.

— Ночь наступает, — сказал он. — Смотри, робот, звезды появляются.

Из центра темной туманности видно очень мало звезд, и видны они плохо, но все же видны.

Робот послушно посмотрел на них, потом снова опустил голову.

— Знаю, — сказал он. — Гадость, правда?

— А какой закат! Мне такое даже никогда не снилось — два солнца! Как будто горы огня посреди космоса.

— Я видел, — ответил Марвин. — Дрянь.

— У меня дома было только одно солнце, — продолжал Артур. — Я с планеты Земля.

— Знаю, — сказал Марвин, — ты об этом говоришь не переставая. Просто достал.

— Нет, это было прекрасное место.

— Там были океаны?

— О, да, — ответил Артур со вздохом, — огромные голубые океаны.

— Ненавижу океаны, — сказал Марвин. — Ты куда?

Артур не мог больше этого выносить. Он снова встал.

— Пойду пройдусь, — сказал он.

— Не осуждаю тебя за это, — сказал Марвин и через секунду заснул, сосчитав перед этим пятьсот девяносто семь миллионов овец.

Артур похлопал себя по плечам и по бокам, стараясь ускорить кровообращение. Он снова побрел вверх по стенке воронки.

Из-за разреженности атмосферы и из-за того, что луны не было, ночь наступила очень быстро, и было уже очень темно. Поэтому Артур не заметил старика, пока не столкнулся с ним.

Глава 22

Он стоял спиной к Артуру и смотрел на последние отблески, исчезающие во тьме за горизонтом. Это был пожилой человек высокого роста, в длинном сером одеянии. Когда он обернулся, лицо его оказалось худощавым и утонченным, усталым, но не злым. Вы бы с радостью доверили свои деньги человеку с таким лицом. Но пока он не обернулся, и даже не отреагировал на удивленный возглас Артура.

Наконец, последние лучи солнца погасли, и он повернулся. Его лицо все еще было освещено чем-то, и, оглядевшись, чтобы найти источник света, Артур увидел в нескольких ярдах какой-то аппарат, как он догадался, на воздушной подушке. Он тускло светился в темноте.

Человек посмотрел на Артура, как тому показалось, печально.

— Ты выбрал холодную ночь для визита на нашу мертвую планету, — произнес он.

— Кто… кто вы? — заикаясь, спросил Артур.

Человек отвел взгляд. На лице его снова промелькнула печаль.

— Мое имя не имеет значения, — сказал он.

Казалось, что ум его был чем-то занят. Он явно не стремился к разговору. Артур почувствовал неловкость.

— Я… э-э… вы напугали меня… — сказал он, запинаясь.

Человек снова обернулся к нему и приподнял брови.

— М-м-м? — спросил он.

— Я сказал, что вы меня напугали.

— Не тревожься, я не причиню тебе зла.

Артур нахмурился.

— Но ведь вы стреляли в нас! Ракеты.

Человек слегка усмехнулся.

— Автоматическая система, — сказал он и поежился. — Древние компьютеры в недрах планеты отсчитывают темные тысячелетия, и время лежит тяжким грузом на их пыльных базах данных. Наверное, они стреляют по случайным мишеням, чтобы развеять скуку.

Он серьезно посмотрел на Артура и сказал:

— Я ведь сторонник научного прогресса.

— А… э-э… в самом деле? — отозвался Артур, которого начинало выводить из себя забавное, добродушное поведение старика.

— О, да, — сказал старик и попросту снова замолчал.

— А-а… — сказал Артур, — э-э… — У него было странное чувство, как у человека, которого застали с чужой женой, удивленного тем, что муж спокойно входит в комнату, переодевается, роняет несколько фраз о погоде и снова уходит.

— Ты, кажется, смущен чем-то? — вежливо поинтересовался старик.

— Нет… то есть да. Видите ли, мы не ожидали, что здесь кто-то есть. Насколько я смог понять, вы все умерли, или что-то в этом роде.

— Умерли? — удивился старик. — Господи, конечно, нет, мы просто спали.

— Спали? — недоверчиво переспросил Артур.

— Да, пережидали экономический кризис, — сказал старик, видимо, не заботясь о том, понимает ли Артур хоть слово из того, о чем он говорит.

— Экономический кризис?

— Видишь ли, пять миллионов лет назад галактическая экономика пришла в упадок, и видя, что изготовление планет на заказ — слишком большая роскошь.

23
{"b":"583090","o":1}