ЛитМир - Электронная Библиотека

Вогонские Строительные Флоты. Ниже описывается, что вам следует предпринять, если хотите, чтобы вас подвезли вогоны: забудьте о том и думать. Вогоны — одна из самых неприятных рас в Галактике: не сами дьяволы во плоти, но раздражительные и черствые казенные бюрократы. Они не шевельнут пальцем ради спасения собственной бабушки от траальского Неистового жукотрепача без приказов, трижды подписанных, посланных туда, посланных обратно, вылежавшихся под сукном, потерянных, найденных, подвергнутых общественному обсуждению, снова потерянных и, наконец, похороненных на три месяца в макулатуре, а потом пущенных на растопку.

Лучший способ добиться, чтобы вогона стошнило — засунуть палец ему в горло, а лучший способ вывести его из себя — скормить его бабушку траальскому Неистовому жукотрепачу.

Ни в коем случае не допускайте, чтобы вогон читал вам стихи.

Артур удивленно замигал.

— Какая необычная книга. Как же нас подобрали?

— В том-то и дело, что книга устарела, — сказал Форд, пряча путеводитель в чехол. — Я провожу полевые исследования для нового переработанного издания. И среди прочего должен буду уточнить, что теперь вогоны нанимают коков из дентрассисов, что дает нам полезненькую лазеечку.

Выражение боли исказило лицо Артура.

— Но кто такие дентрассисы?

— Отличные парни. Они лучшие повара и лучше всех смешивают коктейли, а в остальном не стоят и сырой оладьи. А еще они всегда помогают автостопщикам забраться на корабль. Отчасти потому, что любят компанию, но главным образом, чтобы досадить вогонам. Эта вещь как раз из тех, которые следует знать, если ты нищий бродяга и хочешь увидеть чудеса Вселенной дешевле, чем за тридцать альтаирских долларов в день. Вот это и есть моя работа. Здорово, правда?

Артур выглядел потерянным.

— Это удивительно, — сказал он и хмуро уставился на какой-то тюфяк.

— К несчастью, я провел на Земле гораздо больше времени, чем собирался. Прибыл на неделю, а застрял на пятнадцать лет, — продолжал Форд.

— Ну и как же тогда ты добрался до Земли в первый раз?

— Легко: меня подвез плакса.

— Плакса?

— Ага.

— Э… что такое…

— Плакса? Обычно так называют богатых деток, которым нечего делать. Они летают, выискивая планеты, еще не установившие межзвездных контактов, и дурачат их.

— Дурачат? — Артур начал подозревать, что Форд испытывает удовольствие, озадачивая его.

— Ага, — подтвердил Форд, — они их дурачат. Находят какое-нибудь глухое место, где живет всего несколько человек. Потом неожиданно приземляются прямо перед каким-нибудь бедолагой, которому потом ни одна душа не поверит, и ну перед ним расхаживать, нацепив антеннки на головы и бибикая, как бы переговариваясь. Сущее ребячество, конечно.

Форд откинулся на тюфяк, заложил руки за голову, и принял возмутительно самодовольный вид.

— Форд, — настаивал Артур, — не знаю, может быть, это звучит и глупо, но я-то что здесь делаю?

— Ты это хорошо знаешь: я спас тебя с Земли.

— А что случилось с Землей?

— Ах, ее уничтожили.

— Она…? — произнес Артур упавшим голосом.

— Да. Она просто испарилась в пространство.

— Слушай, меня это немного расстроило, — сказал Артур.

Форд сдвинул брови, и, казалось, покатал эту мысль вдоль своих извилин.

— Да, я могу тебя понять, — произнес он, в конце концов.

— Понять меня! — закричал Артур. — Понять это!

Форд вскочил, как подброшенный пружиной.

— Продолжай смотреть на книгу, — настойчиво зашипел он.

— Что?

— Не пугайся!

— Я не боюсь!

— Нет, боишься!

— Ладно, я в ужасе, а что еще остается делать?

— Просто держись меня и живи в свое удовольствие. Галактика презанятное место. Тебе нужно вставить эту рыбу в ухо.

— Прошу вашего прощения? — переспросил Артур гораздо вежливее, чем подумал.

Форд держал маленький стеклянный сосудик, в котором была отчетливо видна желтая рыбка, плававшая внутри. Артур оторопело заморгал. Ему хотелось бы чего-нибудь знакомого, за что можно было бы ухватиться. Он бы почувствовал себя в безопасности, если бы рядом с бельем дентрассисов, горами скорншелловских матрасов, человеком с Бетельгейзе с желтой рыбкой в руках, предлагающим вставить ее в ухо, можно было увидеть хотя бы пакетик кукурузных хлопьев. Увидеть было нельзя, и Артур не чувствовал себя в безопасности.

Внезапно на них с Фордом обрушился неистовый шум, исходивший из невидимого источника. Звучало это так, будто человек пытался полоскать горло, отбиваясь от стаи волков. У Артура от ужаса перехватило дыхание.

— Ша! — сказал Форд. — Слушай, это может оказаться важным.

— Ва… важным?

— Это вогонский капитан делает объявление по тихокричателю.

— Значит, вогоны так разговаривают?

— Слушай!

— Но я не понимаю вогонского!

— И не нужно. Просто вставь рыбу в ухо.

Форд молниеносным движением ткнул Артура в ухо, и тот немедленно испытал болезненное ощущение, когда рыба проскользнула глубоко в слуховые каналы. Задыхаясь от ужаса, Артур секунду или две царапал ухо, а потом медленно выпучил глаза от удивления. То, что он испытывал на слух, походило на рассматривание картинки с двумя черными профилями, когда внезапно видишь белый подсвечник между ними. Или на рассматривание множества цветных точек на листе бумаги, которые вдруг складываются в шестерку, означающую, что окулист собирается содрать с тебя как следует за новую пару очков.

Артур осознавал, что все еще слышит бульканье и завыванье, только теперь они каким-то образом преобразились в совершенно понятный английский язык.

Вот, что он услышал…

Глава 6

1

— Вау вау буль вау буль вау вау вау буль вау буль вау вау буль буль вау буль буль буль вау уррп аааарф приятно проводить время. Повторяю сообщение. Говорит ваш капитан, поэтому, что бы вы ни делали, остановитесь и слушайте. Прежде всего: по приборам я обнаружил, что у нас на борту завелось двое бродяг. Привет, где бы вы ни прятались. Я просто хочу совершенно откровенно заявить: вам здесь не рады. Я упорным трудом добивался своего положения, и стал капитаном вогонского строительного корабля не потому, что сделал из него бесплатное такси для балласта из дегенератов. Я выслал поисковый отряд, и как только он вас найдет, я выставлю вас с корабля. Если вам повезет, сначала я, быть может, почитаю вам что-нибудь из своих стихов.

— Далее: мы собираемся прыгнуть в надпространство для путешествия к звезде Барнарда. По прибытии мы простоим в доках семьдесят два часа для дозагрузки, и в это время никто не должен покидать корабль. Повторяю: все увольнительные на планету отменены. У меня только что была несчастная любовь, поэтому не вижу, с какой стати команда должна приятно проводить время. Конец сообщения.

Шум прекратился.

К своему смущению, Артур обнаружил, что лежит на полу, тесно свернувшись калачиком и обхватив руками голову. Он слабо улыбнулся.

— Очаровательный мужчина. Хотел бы я иметь дочь, чтобы запретить ей выйти за этого…

— Не понадобилось бы запрещать. У них столько же шарма, сколько у дорожного происшествия. Нет, не двигайся, — добавил Форд, когда Артур попробовал развернуться, — тебе лучше быть готовым к прыжку в надпространство. Это неприятно напоминает опьянение.

— Что неприятного в опьянении?

— Изнемогаешь от жажды.

Артур подумал над ответом.

— Форд, — позвал он.

— Да?

— Что та рыба делает в моем ухе?

— Она тебе переводит. Это вавилонская рыба. Посмотри в книге, если хочешь.

Форд перебросил Артуру путеводитель «Автостопом по Млечному пути» и сам свернулся в клубок, готовясь к прыжку.

В эту секунду у артуровых мозгов отвалилось дно. Глаза повернулись внутрь. Ступни начали вытекать из макушки.

Комната вокруг сплющилась, став плоской, завертелась и выпала из существования, оставив Артура соскальзывать в собственный пупок.

10
{"b":"583091","o":1}