ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастье оптом
Золушка
Starcraft: Сага о темном тамплиере. Книга первая: Перворожденные
Увеличительное стекло
Взрыв мышления
Ночное кино
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
После ссоры
Укол китайским зонтиком

— Нет.

— Ничего. Эй, это так волнует, столько предстоит выяснить, столького ожидать… Прямо голова кружится от предвкушения…

— Или это ветер?

— Его в самом деле масса, правда?

— И ух! Эгей! Что это за нежданная штука, очень быстро ко мне приближается? Очень-очень быстро. Такой большой, и плоской, и круглой нужно отличное звучное имя вроде… сем… зем… земля! Правильно! Отличное имя — земля.

— Интересно, а будет она со мной дружить?

3

И в конце, после глухого влажного шлепка, тишина.

4

Довольно любопытно, что единственной мыслью, посетившей вазу с петуниями, пока она падала, было: «Опять! Нет только не это!» Многие предполагали, что знай мы точно, почему она так подумала, то разбирались бы в природе вселенной много лучше, чем сейчас.

Глава 19

1

— Мы берем робота с собой? — спросил Форд, неприязненно оглядывая Марвина, стоявшего, неуклюже сгорбившись, в углу под пальмовым деревом.

Зафод оторвал взгляд от зеркальных экранов, показывавших панораму увядшей местности, куда садилось Золотое Сердце.

— А, андроид-параноид. Да, возьмем его.

— Но, что ты намерен делать с роботом, у которого маниакально-депрессивный психоз?

— Вам кажется, что это вы озадачены, — произнес Марвин, говоря, словно обращаясь к свежезанятому гробу, — но что бы вы делали, если бы сами были роботом с маниакально-депрессивным психозом? Нет, не трудитесь отвечать. Я в пятьдесят тысяч раз разумнее вас, и даже я не знаю ответа. Сама попытка снизойти до уровня вашего мышления доставляет мне головную боль.

Триллиан пулей вылетела из дверей своей каюты.

— Сбежали мои белые мышки!

Выражению глубокой тревоги и озабоченности не удалось лечь ни на одно из Зафодовых лиц.

— Чепуха твои белые мыши, — сообщил он.

Триллиан взглянула на него сердитым взглядом и опять исчезла.

Возможно, ее замечание должно было привлечь больше внимания, если бы присутствовало общее понимание того, что люди были лишь третьей по разумности формой жизни на планете Земля, а не второй (по общему мнению наиболее независимых наблюдателей).

2

— Добрый день, мальчики.

Голос был странно знакомым, но каким-то на таким. В нем чувствовались материнские интонации. Он обратился к экипажу, когда люди подошли к люку воздушного шлюза, ведущего на поверхность планеты.

Все озадаченно переглянулись.

— Это компьютер, — объяснил Зафод. — я обнаружил у него резервную запись личности и подумал, что она может быть лучше прежней.

— Это будет вашим первым днем на новой незнакомой планете, продолжал Эдди новым голосом, — поэтому я хочу, чтобы все вы укутались поплотнее и потеплее и не играли ни с какими гадкими чудищами с глазами, как у насекомых.

Зафод нетерпеливо постучал по люку.

— Прошу прощения, — произнес он, — по-моему, лучше бы мы вооружились перед вылетом логарифмической линейкой.

— Верно! — отрезал компьютер. — Кто это сказал?

— Компьютер, не будете ли вы добры открыть люк? — попросил Зафод, стараясь не сердиться.

— Нет, пока кто-нибудь не признается, — настаивал компьютер.

— О Господи, — пробормотал Форд, сполз по переборке и начал считать до десяти. Он отчаянно тревожился, что в один прекрасный день чувствующие существа забудут, как это делать. Только считая люди и могли продемонстрировать свою независимость от компьютеров.

— Сознавайтесь, — сурово вымолвил компьютер.

— Компьютер… — начал Зафод.

— Я жду, — прервал его Эдди. — Я могу ждать целый день, если понадобится…

— Компьютер… — снова начал Зафод, который попытался додуматься хоть до слабейшего довода, способного осадить машину, и решил не утруждаться игрой по навязанным правилам, — если ты сейчас же не откроешь этот выходной люк, я тебе врежу прямо по главным базам данных и перепрограммирую тебя очень большим топором, ясно?

Шокированный Эдди умолк и задумался.

Форд продолжал тихо считать. Это, пожалуй, самое агрессивное поведение по отношению к компьютеру, в точности такое же как, подойдя к человеческому существу, твердить: «Кровь… кровь… кровь… кровь…»

Наконец Эдди тихо сказал: «Я понимаю, что наши отношения таковы, что всем нам следует постараться…» И люк распахнулся.

Ледяной ветер полоснул людей, которые покрепче запахнулись и зашагали вниз по рампе в бесплодную пыль Магратеи.

— Все это кончится слезами! Я знаю! — прокричал им вслед Эдди и захлопнул люк.

Несколькими минутами позже он снова открыл и закрыл люк, выполняя команду, заставшую его совершенно врасплох.

Глава 20

1

Пять фигур медленно брели по угасшей земле. Местами она была скучновато-серого оттенка, местами — скучновато-коричневого. На все остальное смотреть было гораздо скучнее. Она напоминала осушенное болото, лишенное всякой растительности и покрытое слоем пыли в дюйм толщиной. Было очень холодно.

Зафод оказался явно подавленным этой картиной. Он вышагивал, сторонясь товарищей, и скоро скрылся из виду за небольшим пригорком.

Ветер обжигал Артуру глаза и уши, а от затхлого разреженного воздуха сжималось горло. И все-таки больше всего его терзал рассудок.

— Фантастика… — говорил он и собственный голос грохотом отдавался в ушах. Звук плохо распространялся в этой тощей атмосфере.

— Несчастная дыра, если вас интересует мое мнение. Кошачий туалет куда интереснее, — высказался Форд. Он чувствовал вздымающееся раздражение. Из всех планет всех звездных систем всей Галактики ему нужно было оказаться на эдакой свалке — после пятнадцати лет изгнания. Даже лотка с булочками не видно. Нагнувшись, он подобрал холодный комок земли, но под ним не оказалось ничего, что стоило бы полета за тысячи световых лет.

— Нет, — настаивал Артур, — разве непонятно: я впервые в жизни действительно стою на поверхности другой планеты… целого чужого мира! Хотя жаль, что он так запущен.

Триллиан крепко обняла себя руками, дрожа и хмурясь. Она могла поклясться, что уловила краем глаза легкое неожиданное движение, но, оглянувшись, увидела лишь молчаливый и неподвижный корабль в сотне ярдов позади.

Девушка испытала облегчение, когда спустя секунду они заметили Зафода, стоявшего наверху земляного вала и размахивавшего руками, подзывая к себе остальных.

Кажется, он волновался, но слов было не разобрать из-за ветра и разреженности воздуха.

Приблизившись к валу, спутники убедились, что тот образовывал кольцо кратер шириной сто пятьдесят ярдов. Земля, выброшенная из кратера была усеяна черно-красными кусками. Влажными. Упругими.

С внезапным ужасом спутники поняли, что это была свежая кашалотина.

На кромке кратера они встретили Зафода. Он показал в кратер.

— Взгляните.

В середине лежал искореженный остов одинокого кашалота, прожившего недостаточно долго, чтобы разочароваться в жизни. Тишину нарушали лишь легкие непроизвольные спазмы пищевода Триллиан.

— Полагаю, нет смысла пытаться его похоронить? — пробормотал Артур и тут же пожалел о своих словах.

— Идем, — позвал Зафод и начал спускаться в кратер.

— Что, туда? — с нескрываемым отвращением спросила Триллиан.

— Ага, — подтвердил Зафод, — давайте. У меня есть, что вам показать.

— Уже видим, — ответила Триллиан.

— Не это, кое-что еще. Давайте.

Никто не решался.

— Ну же, — настаивал Зафод. — я нашел проход внутрь.

— Внутрь? — в ужасе переспросил Артур.

— Вовнутрь планеты! Подземный ход. Его проломило ударом кита и мы должны туда пойти. Туда, где пять миллионов лет не ступала нога человека, в потаенные глубины самого времени…

Марвин опять начал иронически хмыкать, Зафод его пнул и робот заткнулся.

Спутники последовали за Зафодом вниз по внутреннему склону кратера, с легкой дрожью отвращения отводя взгляды от его невезучего создателя.

23
{"b":"583091","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клеймо сатаны
Чужое тело
Капитализм в комиксах. История экономики от Смита до Фукуямы
Сила Шакти
Верните меня на кладбище
Приручи свои гормоны: простые способы быть здоровой
ДНК и её человек
Лука Мудищев (сборник)
Китайские притчи