ЛитМир - Электронная Библиотека

Создание зашевелилось в своем тошнотворном горячем паре, и в этот самый миг над столом совещаний разнеслись слова «Кажется, у меня громадные трудности с устройством моей жизни».

К сожалению, на языке вл'харгов это звучало самым ужасным оскорблением, которое только можно себе вообразить, и в ответ оставалось только развязать ужасную войну на многие столетия.

Конечно, в конце концов, после того, как вл'харги в течение нескольких тысячелетий наказывали свою галактику, казня каждого десятого, выяснилось, что произошла досадная ошибка. Поэтому противостоявшие боевые флоты уладили несколько еще остававшихся между ними разногласий, чтобы начать совместную атаку на нашу Галактику, положительно определенную, как источник оскорбительного замечания.

Еще тысячи лет могучие корабли мчались через пустые прорехи в пространстве и, наконец, с ревом нырнули к первой же попавшейся на их пути планете, которой оказалась Земля, где по причине непоправимой ошибки в расчетах масштаба грозный флот, к своему несчастью, был проглочен маленькой собачкой.

Те, кто занимается изучением сложной игры причин и следствий в истории Вселенной, скажут, что подобные вещи происходят все время, но мы бессильны их предотвратить.

— Такова жизнь, — скажут они.

2

Короткий перелет привел Артура и пожилого магратейца к дверному проему. Они оставили машину и прошли через дверь в приемную со множеством стеклянных столиков и призов из стеклопластика. Почти в тот же момент замигал огонек над дверью в противоположной стене комнаты, и они прошли туда.

— Артур! С тобой все в порядке!

— Разве? — спросил вздрогнувший от внезапного крика Артур. — Это хорошо.

Смятение улеглось, на что ушло около секунды, и он разглядел Форда, Триллиан и Зафода, сидевших вокруг большого стола, чудесно уставленного экзотическими тарелками, странными сладостями и причудливыми фруктами. Все набивали рты.

— Что с вами случилось? — потребовал отчета Артур.

— Ну, — ответил Зафод, атакуя жареный мускул на косточке, — здесь наши гости обдали нас газом, одурманили нам головы и, будучи непостижимыми, дали нам недурную еду, чтобы окончательно доконать. Вот.

Он резко ткнул в сторону комка дьявольски смердящего мяса в чаше.

— Отведай веганской рхино котлеты. Это деликатес, если уж довелось любить такое.

— Хозяева? — спросил Артур. — Какие хозяева? Не вижу никаких…

— Добро пожаловать на обед, земное создание, — произнес тонкий голос.

Артур огляделся и внезапно воскликнул.

— Ух ты! На столе мыши!

Наступила неловкая тишина и все укоризненно посмотрели на Артура.

А он неотрывно разглядывал двух белых мышей, сидящих на столе в том, что выглядело стаканами для виски. Услыхав тишину, он оглянулся на остальных и вдруг все понял.

— О! О, простите, я был совершенно не готов, чтобы…

— Разреши тебя представить, — вмешалась Триллиан. — Артур, это мышь Бенджи.

— Привет, — сказала одна из мышей, чьи усики черкнули по чему-то наподобие сенсорной панели внутри стаканного устройства, и оно слегка подвинулось вперед.

— А это мышь Фрэнки.

— Рада знакомству, — сказала вторая мышь и сделала то же, что и первая.

Артур разинул рот.

— Но разве они не…

— Да, — ответила Триллиан, — они те самые мыши, которых я взяла с собой с Земли.

Она посмотрела Артуру прямо в глаза, и тому показалось, что он заметил едва уловимое беспомощное пожатие плечами.

— Не мог бы ты передать мне ту чашу с жареным арктурским мегаослом? — попросила она.

Споропозороразор вежливо кашлянул.

— Э, прошу прощения…

— Да, спасибо, Споропозороразор, — резко сказала мышь Бенджи. Можете идти.

— Что? А… э… очень хорошо, — промямлил несколько ошарашенный старик. — Я тогда пойду, займусь своими фьордами.

— Ах, на деле это может и не понадобиться, — сказала мышь Фрэнки, закатывая розовые глазки. — Очень похоже на то, что нам больше не понадобится новая Земля. Теперь, когда мы нашли коренных жителей планеты, присутствовавших на ней за считанные секунды до уничтожения.

— Как? Так нельзя! У меня наготове тысяча ледников, готовых покрыть Африку! — в ужасе вскричал Споропозороразор.

— Ну, может быть, вы успеете устроить коротенький лыжный праздник перед тем, как их разобрать, — ядовито ответила Фрэнки.

— Лыжный праздник! — возопил старик. — Эти ледники произведения искусства! Элегантно вылепленные контуры, парящие ледяные шпили, величественные глубокие расселины! Это святотатство, кататься на лыжах по высокому искусству!

— Спасибо, Споропозороразор, на этом и закончим, — твердо произнесла Бенджи.

— Да, сэр. Большое спасибо, — холодно ответил старик и добавил, обращаясь к Артуру. — Ну, прощайте, землянин. Надеюсь, ваша жизнь обустроится.

Артур проводил его взглядом, не зная, что сказать.

— Теперь к делу, — произнесла мышь Бенджи.

Форд с Зафодом чокнулись стаканами.

— К делу! — провозгласили они.

— Прошу прощения? — осведомилась Бенджи.

Форд огляделся.

— Извините, я решил, что вы предложили тост.

Мыши нетерпеливо засуетились в своих стеклянных экипажах. Наконец, они взяли себя в руки, и Бенджи поехала по направлению к Артуру.

— Земное создание, в настоящее время мы находимся в следующем положении. Как вы знаете, мы в течение последних десяти миллионов лет в большей или меньшей степени управляли вашей планетой, чтобы найти эту мерзкую вещь, называемую Великим Вопросом.

— Зачем? — едко спросил Артур.

— Нет, мы уже думали об этом вопросе, — вмешалась Фрэнки, — но он не подходит к ответу. «Зачем — сорок два»… Видите, не получается.

— Нет, — сказал Артур, — я имею в виду вопрос, зачем вы это делали?

— О, понимаю, — ответила Фрэнки. — Ну, я считаю, что, в конечном счете, просто из привычки, если уж быть до конца честными. И в этом более или менее дело: задача в целом нам не по зубам, а перспектива все начинать снова, принимая во внимание этих… вогонов, просто вызывает у меня припадки. Понимаете, о чем я? По счастливейшей случайности мы с Бенджи пораньше закончили работу и уехали с планеты на выходные, а потом вынуждены были организовать дорогу на Магратею, воспользовавшись услугами ваших друзей.

— Магратея служит проходом в наше собственное измерение, — вставила Бенджи.

— И когда, — неуклонно продолжала ее товарка, — нам предложили просто ненормально выгодный контракт на ведение пятимерного шоу и лекционное турне в своей родной многомерной шкуре, мы были очень склонны принять предложение.

— Я готов, а ты, Форд? — с готовностью отозвался Зафод.

— Да, ныряем, как из пушки, — подтвердил Форд.

Артур глядел на них, недоумевая, чем все это закончится.

— Но, видите ли, у нас должен быть товар, — продолжала Фрэнки, — то есть Великий Вопрос в той или иной форме.

Зафод подался к Артуру.

— Понимаешь, если они будут просто лениво сидеть в студии и, знаешь ли, всего только упомянут, будто им посчастливилось узнать Ответ о Жизни, Вселенной и Всем-всем, а потом вынуждены будут наконец признаться, что на деле этот ответ «Сорок два», то шоу, наверное, получится совсем коротким. Понимаешь, без продолжения.

— Нам нужно что-нибудь, что звучало бы хорошо, — сказала Бенджи.

— Что-нибудь, что звучало бы хорошо? — вскричал Артур. — Великий Вопрос, звучащий хорошо? Когда его произносит пара мышей?

Мыши рассвирепели, и Фрэнки заговорила.

— Ну, я так понимаю: идеализму — да, духу чистой науки — да, поискам истины во всех ее формах — да. Но, боюсь, всегда приходит момент, когда начинаешь подозревать: если настоящая истина существует, то она почти наверняка в том, что всей многомерной бесконечностью заправляет сборище маньяков. И если есть выбор: провести еще десять миллионов лет в исканиях, или, с другой стороны, взять деньги и дать ходу, то я предпочту размять ноги.

— Но… — без особой надежды попытался было возразить Артур, как вмешался Зафод.

32
{"b":"583091","o":1}