ЛитМир - Электронная Библиотека

«Путеводитель» также рассказывает, на каких планетах готовят лучший пангалактик-горлодер, сколько примерно с вас запросят за порцию, и какие добровольные организации впоследствии примут участие в вашей судьбе.

«Путеводитель» даже описывает, как самому приготовить этот напиток.

Возьмите содержимое одной бутылки марочного, хорошо выдержанного бормотурата, написано там.

Влейте его в одну часть воды из морей Сантрагинуса-V — О, вода сантрагинских морей! — написано там. О, сантрагинские рыбки!!!

Разведите в смеси три кубика арктурианского мегаджина (он должен быть хорошо охлажден, не то пары бензина могут взорваться).

Пропустите через нее четыре литра фаллианского болотного газа — в память всех счастливых путешественников, умерших от удовольствия на Болотах Фаллии.

При помощи серебряной ложечки добавьте одну часть квалактинского гипермятного экстракта, распространяющего головокружительные ароматы темных Квалактических Зон, тонкие, сладостные и таинственные.

Бросьте в смесь зуб алголианского Солнечного Тигра. Пронаблюдайте за тем, как он растворяется, внося в самое сердце напитка огни алголианских солнц.

Спрысните «замфуором».

Добавьте оливку.

Пейте…

Только…

Очень осторожно…

«Путеводитель вольного путешественника по Галактике» распродается значительно лучше, чем Энциклопедия Галактика.

* * *

— Шесть пинт темного, — сказал Форд Префект бармену «Коня и Конюха». И, пожалуйста, побыстрее: скоро конец света.

Бармен «Коня и Конюха», почтенный пожилой джентльмен, не заслуживал такого обращения. Он поправил очки на носу и мигнул глазами на Форда Префекта. Форд проигнорировал его и уставился в окно, поэтому бармен повернулся к Артуру, который беспомощно пожал плечами и ничего не сказал.

Тогда бармен промолвил:

— Вот как, сэр? Прекрасная погода по такому случаю, — и начал протягивать кружки. Он сделал еще одну попытку. — Так значит, вы идете сегодня на вечерний матч?

Форд посмотрел сквозь него.

— Нет. Без толку, — сказал он и снова отвернулся к окну.

— А что так? — спросил бармен. — Вы так уверены, сэр? У «Арсенала» нет шансов?

— Да нет, — ответил Форд, — просто скоро конец света.

— А, да, сэр, вы уже говорили, — сказал бармен, глядя поверх своих очков, на этот раз на Артура. — Если так, то «Арсеналу» просто повезло.

Форд поглядел на бармена, искренне удивленный:

— Я бы так не сказал, — промолвил он и нахмурился.

Бармен тяжело вздохнул.

— Вот ваши шесть пинт, — сказал он.

Артур виновато улыбнулся ему и снова пожал плечами. Он также повернулся и виновато улыбнулся всем присутствующим, на случай, если они слышали, о чем шла речь.

Но никто не слышал, и никто не смог понять, зачем Артур улыбается им.

Человек, сидевший рядом с Фордом за стойкой, поглядел на двух мужчин, на шесть пинт, стремительно провернул в голове необходимую арифметику, пришел к положительному ответу и улыбнулся Артуру с Фордом дурацкой, полной надежды, улыбкой.

— Отвали, — сказал Форд. — Это наше, — и посмотрел на него так, что и алголианский солнечный тигр понял бы, что не прав.

Форд шлепнул на стойку пятифунтовую бумажку.

— Сдачу оставьте себе, — сказал он.

— Как, с пятерки? Спасибо, сэр!

— У вас есть еще десять минут на то, чтобы ее потратить.

Бармен решил просто отойти подальше.

— Форд, — попросил Артур, — ты мне не объяснишь, что, в конце концов, происходит?

— Пей, — ответил Форд. — Тебе нужно принять три пинты.

— Три пинты? — спросил Артур — С утра пораньше?

Человек, сидевший рядом с Фордом, ухмыльнулся и радостно кивнул. Форд не обратил на него внимания. Он сказал:

— Время — это иллюзия. А с утра пораньше — вдвойне.

— Сильно, — заметил Артур. — Ты должен послать это в «Ридерз Дайджест». У них там есть страница для таких, как ты.

— Пей.

— Но все-таки, почему сразу три пинты?

— Чтобы расслабить мышцы. Тебе это понадобится.

— Расслабить мышцы?

— Расслабить мышцы.

Артур посмотрел в пиво.

— То ли я сегодня какой-то не такой, — сказал он, — то ли так было всегда, а я был слишком занят собой и не замечал?..

— Ладно, — сказал Форд, — я попробую объяснить. Сколько времени мы с тобой знаем друг друга?

— Кстати, да, сколько? — задумался Артур. — Ну, вроде, пять лет. Может быть, шесть. И большую часть этого времени ты вел себя более-менее осмысленно.

— Отлично, — сказал Форд. — Как бы ты отреагировал, если бы я сказал, что вовсе не из Гилдфорда, а с небольшой планетки в окрестностях Бетельгейзе?

Артур неопределенно пожал плечами.

— Не знаю, — ответил он, потягивая пиво. — А что, ты собираешься сказать мне нечто подобное?

Форд сдался. Стоило ли тратить на это столько сил именно сейчас, когда близится конец света? Форд сказал только:

— Пей.

И добавил, совершенно серьезно:

— Скоро конец света.

Артур снова виновато улыбнулся всем присутствующим. Присутствующие нахмурились. Кто-то махнул рукой, чтобы Артур перестал улыбаться и занялся своим делом.

— Наверно, сегодня четверг, — сказал Артур, нагнувшись над пивом и ни к кому не обращаясь. — Четверги мне никогда не удавались. Не мой день.

3

В этот конкретный четверг нечто тихо двигалось в ионосфере на расстоянии многих миль от поверхности планеты; собственно, даже не одно нечто, а несколько — несколько дюжин огромных желтых неуклюжих кирпичеобразных нечт, больших, как офисные небоскребы, и беззвучных, как птицы. Они легко парили, купаясь в электромагнитных лучах звезды Соль — отдыхали, перестраивались, готовились.

Планета под ними совершенно не подозревала об их присутствии — чего, собственно, огромные желтые предметы и хотели. Они незамеченными прошли над Гунхилли, без единого писка пролетели над мысом Канаверал; Вумера и Джодрелл-Бэнк смотрели прямо сквозь них — а жаль, потому что именно этого рода предметы они высматривали все эти годы.

Единственным среди всех их присутствие зафиксировало небольшое черное устройство, называемое суб-Ф-ирный сенсОмат, которое тихонько пискнуло. Оно покоилось в темноте в кожаном рюкзачке, который Форд Префект постоянно носил на спине. Содержимое рюкзачка Форда Префекта было на самом деле весьма интересным, и у любого земного физика глаза вылезли бы на лоб, взгляни он на эти вещи — почему Форд всегда и прятал их, кладя наверх рюкзачка пару распечаток сценариев пьес, которые он, как подразумевалось, разучивал. Между суб-Ф-ирным сенсОматом и сценариями в его рюкзачке лежал Электронный Палец короткая и толстая черная палочка, гладкая и матовая, с парой плоских переключателей и кнопок на конце. Лежало там также устройство, весьма похожее на крупный калькулятор. Это устройство имело около сотни маленьких кнопочек и экранчик примерно в четыре дюйма, на который можно было в одну секунду вызвать любую из миллиона страниц текста. Выглядело оно безумно сложно, и это было одной из причин, по которым на гладкой пластиковой коробочке, в которую это устройство было встроено, были написаны слова большими дружелюбными буквами «Без паники!» Другая причина заключалась в том, что это устройство на самом деле являлось той самой в высшей степени замечательной из всех книг, которые выходили когда-либо в свет в издательских корпорациях Малой Медведицы — «Путеводитель вольного путешественника по Галактике». Он издавался в виде микросубмезонного электронного компонента потому, что если бы его напечатали в виде обычной книги, межзвездному автостопщику понадобилось бы несколько больших зданий, чтобы носить его с собой.

Под этими вещами в рюкзачке Форда лежали несколько шариковых ручек, блокнот и большое банное полотенце из «Маркса и Спенсера».

В «Путеводителе вольного путешественника по Галактике» кое-что написано по поводу полотенец.

Полотенце, написано в нем — это самый многоцелевой предмет из тех, что могут оказаться у межзвездного путешественника. Оно может иметь огромную практическую ценность. В него можно завернуться для тепла, пересека холодные луны Беты Джаглана; на нем можно валяться на алмазно-мраморных песках пляжей Сантрагинуса-V, вдыхая головокружительные морские бризы; можно спать, укрываясь им, под звездами, что багровым светом освещают пустынную планету Кракофон; плавать на нем, как на плоту, по медленной тяжелой реке Моль; намочить его для рукопашного боя; обернуть вокруг головы, чтобы уберечься от вредных паров или от взгляда Кровожадного Зверя Жукобола с Трааля (умопомрачительно глупое животное, которое считает, что если вы его не видите, то и оно не может вас видеть — тупое, как пробка, но очень кровожадное); размахивая полотенцем, можно в случае опасности подавать сигнал тревоги; ну, и, конечно же, им можно вытираться, если оно все еще кажется достаточно чистым.

5
{"b":"583092","o":1}