ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, что я говорил? — торжествующе произнес Зафод. — Обитаемая планета. Магратея, — и, бравой походкой, он отправился дальше по грязи и мусору, устилавшим кафельный пол.

Триллиан непроизвольно вспомнила о лондонском метро, хотя здесь, конечно, было менее грязно.

На стенах через равные интервалы встречались мозаичные рисунки — яркие незамысловатые геометрические узоры. Триллиан остановилась, чтобы рассмотреть один из них, но не смогла его никак интерпретировать. Она крикнула Зафоду:

— Ты случайно не знаешь, что означают эти странные символы?

— Полагаю, это такие странные символы, — уверенно ответил Зафод, почти не оглянувшись.

Триллиан пожала плечами и заторопилась за ним.

Время от времени им попадались дверные проемы, ведущие в небольшие комнаты, полные, как обнаружил Форд, древнего компьютерного оборудования. Он затащил Зафода в одну из комнат — посмотреть.

— Значит, — сказал Форд, — ты утверждаешь, что это Магратея…

— Да, — ответил Зафод, — и мы слышали голос, не забывай.

— Ладно, будем считать, я согласился. Это Магратея. Но ты ничего не рассказал о том, как ты ее нашел. Не по атласу же?

— Исследовательская работа. Правительственные архивы. Детективы. Несколько удачных догадок. Просто.

— И ты угнал «Сердце Золота», чтобы найти Магратею?

— Я угнал его, чтобы найти массу всяких вещей.

— Массу вещей? — удивился Форд. — Каких, например?

— Не знаю.

— Что?!

— Я не знаю, что ищу.

— Как это?

— А вот так… вот так. Я думаю, это потому, что, если бы я знал, то не смог бы их найти.

— Совсем с ума сошел?

— Такую гипотезу я еще не вполне проработал, — спокойно проговорил Зафод. — Я знаю о себе только то, что позволяет мой мозг в его текущем состоянии. А его текущее состояние оставляет желать лучшего.

Долгое время они молчали. Форд смотрел на Зафода с возрастающим беспокойством.

— Знаешь, приятель, если тебе нужно… — начал он.

— Нет, подожди… Я должен тебе кое-что рассказать, — перебил Зафод. — Я долго валял дурака. Стоило мне захотеть чего-то, и, пожалуйста, почему нет, я это получал. Стоило подумать, почему бы не стать Президентом Галактики, и — бац! Я уже Президент. Потом угоняю этот корабль. Решаю найти Магратею — она чуть ли не сама находится. Нет, конечно, я всегда думаю, как что провернуть, но все всегда и так получается. Прямо как карточка Галакткредит — ты чеки не оплачиваешь, а она все равно действует. Так вот — стоит мне остановиться на минутку и задуматься, почему я захотел что-то сделать, или как я догадался, каким образом мне это сделать, у меня появляется сильнейшее желание перестать об этом думать. Вот как сейчас. Мне даже говорить об этом трудно.

Зафод замолчал. Молчал он довольно продолжительное время. Потом нахмурился и заговорил снова:

— Вчера ночью я тоже об этом думал. О том, что часть мозга у меня работает как-то не так. Потом мне пришло в голову: уж очень все похоже на то, будто кто-то пользуется моим мозгом, берет из него без спроса всякие интересные идеи. И сразу все стало ясно как дважды два: кто-то заблокировал для этой цели часть моего мозга, потому-то я и не могу ею пользоваться. Тогда я проверил.

Пошел в медицинский отсек и подключился к энцефалографическому сканеру. Прошел все основные проверочные тесты на обоих головах — те же самые, которые проходил в правительственной медицинской комиссии, чтобы они ратифицировали мое заявление баллотироваться на президентский пост. Ничего плохого я не нашел. Ничего неожиданного, по крайней мере. Тесты показали, что я умный, изобретательный, безответственный, ненадежный, экстраверт, ну ничего такого, о чем нельзя было и так догадаться. Никаких аномалий. Тогда я стал на ходу придумывать разные другие тесты. Ничего. Тогда я попробовал наложить результаты с одной головы на результаты с другой. По-прежнему ничего. Я совсем уже одурел, и решил, что у меня приступ паранойи и надо все бросить. Последнее, что я сделал перед тем как уйти — взял наложенную картинку и посмотрел на нее сквозь зеленый фильтр. Помнишь, в детстве я всегда нежно относился к зеленому? Я же хотел быть пилотом торгового флота.

Форд кивнул.

— Там-то я все и увидел, — сказал Зафод, — ясно как божий день. Большие отделы в середине обоих мозгов, которые связаны только друг с другом и больше ни с чем. Какая-то сволочь пережгла синапсис и электронным образом повредила эти два участка мозговой ткани.

Форд уставился на него, пораженный. Триллиан побелела.

— Кто-то решился на такое? — прошептал Форд.

— Угу.

— Но ты хоть знаешь кто? И зачем?

— Зачем? Могу только догадываться. Но я знаю, кто эта сволочь.

— Знаешь? Откуда?

— Они оставили мне автограф — выжгли его.

От ужаса по спине Форда побежали мурашки:

— Выжгли в мозгу? Автограф?

— Ага.

— И кто же это был, скажи ради Бога.

Зафод молча посмотрел на него. Потом отвел взгляд в сторону.

— Некто с инициалами «З.Б.», — тихо прошептал он.

В этот момент у них за спиной упала стальная заслонка, и в комнату начал проникать газ.

— Расскажу после, — закашлялся Зафод, и все трое потеряли сознание.

Глава 21

По поверхности планеты Магратея туда и сюда слонялся Артур — в дурном настроении.

Форд предусмотрительно оставил ему путеводитель «Автостопом по Галактике», чтобы помочь скоротать время. Артур стал наугад тыкать кнопки.

Путеводитель «Автостопом по Галактике» отредактирован весьма странным образом. Там можно встретить довольно длинные статьи весьма сомнительной ценности, помещенные в книгу лишь потому, что именно эта информация в свое время показалась редактору занятной.

Так, например, там есть раздел (на него как раз и наткнулся Артур), рассказывающий о событиях, произошедших с неким Фиитом Вуяджигом, скромным молодым студентом Максимегалонского университета. Этот студент, чья блестящая академическая карьера началась с занятий древней филологией, трансформационной этикой и волновой теорией гармонического исторического восприятия, однажды ночь напролет пил горлобластер «Пан Галакт» с Зафодом Библброксом, после чего сделался одержим — он желал знать, куда подевались все шариковые ручки, которые он покупал за последние несколько лет.

Далее описан длительный период тщательных исследований, за время которого студент посетил все известные всегалактические бюро находок шариковых ручек. В результате он выступил с оригинальной идеей, которая на некоторое время захватила воображение общественности. Где-то в глубинах космоса, утверждал он, среди прочих, населенных гуманоидами, рептилоидами, рыбоидами, ходячими дриоидами и сверхразумными оттенками голубого цвета, планет, имеется также планета, целиком отведенная под шариковоручкоидные формы жизни. Именно на эту планету сквозь дыры в пространстве пробираются потерянные шариковые ручки, ибо им известно, что там они смогут наслаждаться своим особым, шариковоручкоидным, образом жизни, который соответствует особым шариковоручкоидным потребностям, и вообще, вести то, что в представлении шариковых ручек соответствует понятиям о хорошей жизни.

В сущности, теория была вполне милой и даже замечательной и всем нравилась — до тех пор, пока Фиит Вуяджиг внезапно не объявил, что нашел эту планету и даже работал там шофером лимузина в семье дешевых пластмассовых созданий с зеленым стержнем. После этого заявления его немедленно забрали, заперли и, после того как он написал книгу, отправили в налоговую ссылку, — судьба, неизбежно ожидающая всякого, кто намерен публично выставлять себя идиотом.

Экспедиция, посланная некоторое время спустя по тем координатам, где, согласно уверениям Вуяджига, должна была находиться планета шариковых ручек, обнаружила лишь маленький астероид, «населенный» одиноким стариком, который твердил, что все неправда. Впоследствии оказалось, что он лгал.

Однако, до сих пор остается невыясненным вопрос о таинственных шестидесяти тысячах алтаирианских долларов, ежегодно поступающих на счет Вуяджига в Брантисвогонном банке, а также о приносящей невиданную прибыль своему владельцу Зафоду Библброксу сети магазинов, торгующих подержанными шариковыми ручками.

25
{"b":"583094","o":1}